О современной повестке внешней и внутренней политики в Турецкой Республике

В внешнеполитической и со внутриполитической точек зрения Турецкая Республика в эти дни превратилась, буквально, в осажденную со всех сторон крепость.

Если буквально в двух словах, то во внешнеполитической повестке основным информационным поводом этих дней является закупка Турцией российских систем ПВО С-400. Невзирая на многочисленные предупреждения из США, Турция продолжает упорствовать и выступать с резкими встречными заявлениями в адрес Вашингтона. Более того, Турция сместила акценты: если раньше турками говорилось о том, что Турция пыталась купить американскую систему The Patriot, как нужную ей и пригодную для целей национальной обороны, то теперь турецкие официальные лица заявляют уже нечто совсем другое.

А именно, они говорят про то, что, действительно, США Турции систему The Patriot, в свое время, по её просьбе не продали, однако, при сравнении её с С-400 – именно российская разработка для турецких нужд оказалась оптимальна. А теперь США буквально навязывают Турции неоптимальную для неё систему, да ещё и на непонятных условиях. Но Турция, «чисто из уважения к образцовому партнёру», любезно согласилась рассмотреть американское предложение, которое, если говорить откровенно, по большому счету, её и не интересует, как не удовлетворяющее её потребностей.

И, даже более того, в Турции уже вовсю заговорили про вторую «очередь» российско-турецкого контракта по С-400, предполагающую и новые поставки и налаживание совместного российско-турецкого производства в Турции. Такие новости США сильно не по душе, и в Турции уже прямо и не раз заявили о том, что её собираются исключить из международной программы создания совместного истребителя F-35, в которой Турция участвует с 2004 года своими десятью компаниями ОПК, которые, как ожидается, до конца реализации проекта должны вложить в этот проект сумму около 12 млрд долл. Значительная часть этой суммы, собственно, уже потрачена. Новости для Турции — неприятные, но, всё же, не смертельные. В том смысле, что Турция, в случае реализации своей политики в сфере оборонно-промышленного комплекса и построения системы национальной обороны, может выиграть намного больше.

А именно: прервать многолетнюю монополию США на своем оружейном рынке, не предполагающую развития Турции в этой сфере, а лишь закупку, под надзором американского Конгресса, с той или иной формой расчетов (за «живые» деньги или за кредиты) «разрешенных» образцов американской военной техники и вооружения. Совместные производства с Россией – это совершенно иной формат сотрудничества и большой шанс для повышения Турцией своей независимости. И, разумеется, при этом повышается «сговорчивость» Запада в плане будущих инициатив. А F-35 и российскими истребителями заместить, в конце концов, можно.

Разумеется, дело убитого в Генеральном консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле оппозиционного журналиста Д. Хашогги деться никуда не может, хотя из Эр-Рияда этот пожар буквально забросали деньгами, да и новых информационных поводов к тому, чтобы поддерживать вопрос на плаву и интерес к нему публики в эти дни практически не возникает. Тем не менее, турецкие официальные лица делают в медийном пространстве все от себя зависящее, чтобы скандальное дело не было спущено на тормозах, как то пытаются сделать КСА и США.

Ещё об одном аспекте хотелось бы сказать особо. О новых инцидентах и разногласиях между западными, в том числе европейскими, странами и Турцией.

Во-первых, стоит отметить то, что происходит у Турции с Италией, в чьем парламенте вновь начали раздаваться громкие голоса о том, что Турции в Европе не место. И, даже более того, зазвучали нападки на Соглашение о Таможенном союзе между ЕС и Турцией, которое приводит, по итальянскому мнению, к тому, что европейские производители вынуждены конкурировать с более дешевыми турецкими товарами и терять на этом свои прибыль и рабочие места. При том, что, совершенно понятно, что, повторим их мысль, «Турция – Европой не была и никогда не будет».

Правда, тут справедливости ради надо отметить, что около половины всей внешней торговли Турции – со странами Европейского союза. И упомянутое выше Соглашение работает как дорога с двусторонним движением: в Турцию завозится огромное количество европейской продукции либо по пониженным ставкам таможенных пошлин и сборов, либо вовсе без них. Вот неевропейским производителям в Турции, в этом смысле, действительно, приходится очень непросто конкурировать с товарами ЕС за исключением, пожалуй, Китая.

В целом, между Турцией и ЕС наблюдается паритет экономических интересов. Общий турецкий экспорт по данным Турецкого комитета по статистике (TUIK) в 2018 году составил 168 млрд долл., из которых 84 млрд (то есть, ровно половина) пришлась на экспорт в страны ЕС. С другой стороны, суммарный турецкий импорт, в том же году, составил 223 млрд долл., из которых на долю стран ЕС пришлось 81 млрд долларов.

Итак, как мы видим, – налицо точно настроенный баланс интересов во внешней торговле между Турцией и ЕС. То же, в полной мере, касается и «вдруг» взбунтовавшейся Италии: в 2018 году Турция поставила в Италию своей продукции на сумму в 9,6 млрд долл., а импортировала итальянской продукции на сумму в 10,2 млрд долларов.

Однако, Италия пошла дальше и запустила в своем парламенте законопроект о признании событий 1915 года геноцидом армянского народа, что вызвало крайне резкую отповедь со стороны официальной Анкары.

Накануне, в Анталье на заседании парламентариев стран НАТО разразился громкий скандал между Турцией, как принимающей стороной, и, в частности, между министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу и делегацией из Франции по двум вопросам – по геноциду и по тому, какие организации следует считать террористическими, а какие не считать.

В части «геноцида», министр М.Чавушоглу припомнил французам Руанду и Алжир, предложив посмотреть, для начала, на самих себя. И, вообще, сообщив, что Франция – это последняя в мире страна, которой стоит обвинять кого-то в геноциде.

В части же террористических организаций, гневную турецкую реакцию вызвал комментарий одной из членов французской делегации о том, что то, что считается в одной стране террористической организацией, в другой, по умолчанию, террористической организацией может и не признаваться. Разумеется, речь шла, в первую очередь, о Рабочей партии Курдистана и об её ответвлениях. Про то, чтобы добиться признания в Европе секты Фетхуллаха Гюлена «террористической организацией», разумеется, речи не идет.

В результате жаркого спора между находящимся на трибуне министром М.Чавушоглу и сидящими в зале французскими парламентариями, делегация последних попросила себе ответное слово. Не получив такового, французские делегаты демонстративно встали и покинули зал заседаний.

Итак, можно фиксировать, что отношения между Турцией и Европой, невзирая ни на какие заявления и усилия турецкой стороны по «перезагрузке» не склеиваются. Западная Европа, если раньше и пыталась хоть как-то обходить с Турцией неудобные и сложные вопросы стороной, то теперь идет на откровенное обострение отношений. Турецкая сторона это видит и комментирует следующим образом: против неё, в том числе, за выстраивание отношений с Россией и за закупку С-400, с учетом «плохого российского имиджа», на Западе инициирована пропагандистская кампания. Ну, то есть, всему виной – сотрудничество Турции со страной, чей имидж на Западе – не слишком хорош.

Но, как представляется это – не вся правда и ещё не конец истории. Та ситуация, которая разворачивается в эти дни в Турции вокруг муниципальных выборов, состоявшихся 31 марта с.г., вызывает на Западе самый пристальный интерес. Со всей очевидностью, можно говорить о том, что любой результат, кроме признания «вчера» новым мэром города Стамбул кандидата от «главной оппозиционной» Народно-республиканской партии Экрема Имамоглу Европой будет встречен в штыки. Нынешнее турецкое руководство проводит самые спорные выборы в своей истории и Европа, просто по определению, будет на это реагировать. До сих пор выборы в Турции, хоть и вызывали некоторые нарекания со стороны западных наблюдателей и правозащитников, но правящей Партией справедливости и развития выигрывались, в целом, без наличия спорных моментов.

Сегодня же может сложиться достаточно необычная в международных делах ситуация – за рубежом могут  признать не президента или итогов всеобщих парламентских выборов, а — мэра отдельно взятого города. Впрочем, когда город – это Стамбул, это, все же, меняет дело. Прецедентов этому припомнить не удается, однако, за этим могут последовать «новаторские» шаги со стороны Запада. Под вопросом может оказаться международное сотрудничество города: отметим, что Стамбул – это региональный деловой центр, где проводится множество официальных мероприятий, конференций и выставок. Кроме того, Турция пытается превратить Стамбул в международный финансовый центр, с привлечением зарубежных партнёров. Все это может, одномоментно, оказаться под ударом.

Опять же не стоит забывать про биржи и про их негативную реакцию на происходящее, создающую дополнительное давление на, и без того, ослабленную турецкую лиру. Да и, совершенно очевидно, что американские санкции к Турции по делу С-400 не ограничатся только исключением из проекта создания истребителя F-35 и отказом в поставке Турции, как заказчице, готовых самолетов. Вашингтон всерьез примеривается к тому, чтобы применить в отношении Турции полноценные санкции в рамках Акта о противодействии противникам Америки посредством санкций. Эта ситуация медленно, но верно разворачивается в крайне неприятном для Турции направлении.

В эти дни экономический блок Турции только тем и занят, что, чуть ли не каждый день, объявляет об очередном пакете реформ, призванных укрепить турецкую экономику и повысить её устойчивость к давлению извне. Другой вопрос, что против того давления, которое оказывается в эти дни на Турцию, у последней рецептов нет. А это значит, что Турции предстоит самым серьезным образом затянуть пояса, причем, в условиях крайне шаткой внутриполитической обстановки.

51.86MB | MySQL:101 | 0,342sec