О военной ситуации в Сирии (6 – 13 апреля 2019 г.)

По данным совместной российско-турецкой комиссии по рассмотрению вопросов, связанных с нарушениями Единого соглашения о прекращении огня, в течение прошедшей недели было зафиксировано 162 нарушений режима прекращения огня. Это на четверть больше показателя предыдущей недели (120).

Продолжила очень активно фиксировать нарушения турецкая часть комиссии, особенно – в части, касающейся провинции Хама – той ее части, которая примыкает к зоне деэскалации Идлиб, а также в провинции Алеппо. 12 апреля данные турецкой части комиссии не публиковались. Российская часть комиссии фиксировала стабильно много нарушений в провинции Латакия.

В последующих данных учитывались максимальные показатели из представленной двумя частями комиссии информации. В частности, в провинции Латакия было зафиксировано по меньшей мере 35 нарушений (в течение предыдущей недели – 16), в провинции Алеппо – 32 нарушений (26). Оставалось большим число нарушений в провинциях Хама – 37 (33) и Идлиб – 31 (22). Таким образом, во всех  проблемных провинциях отмечено увеличение числа нарушений.

Летательные аппараты ВКС России в течение недели наносили удары по целям джихадистов из «Исламского государства» (ИГ), «Тахрир аш-Шам» (обе запрещены в РФ), а также протурецкой группировки «Джейш аль-Изза» в провинциях Хама, Идлиб, Дейр эз-Зор.

В частности, 13 апреля авиаудары наносились по позициям ИГ в районе города Харбиша на юго-западе провинции Дейр эз-Зор. Возможно, эти удары стали ответом на исчезновение двумя днями ранее сирийской автоколонны на дороге Пальмира — Дейр эз-Зор.

8 апреля некоторые арабские СМИ сообщили, что российские корабли нанесли удар крылатыми ракетами «Калибр» из акватории восточной части Средиземного моря по целям группировок «Тахрир аш-Шам» и «Исламская партия Туркестана» (запрещена в РФ) в провинции Идлиб.  На тот момент в составе Постоянного оперативного соединения ВМФ России в Средиземном море находились один фрегат и две подводные лодки, имеющие на вооружении такие ракеты. Минобороны РФ о таких ударах пока не сообщало.

12 апреля стало известно, что командующий Воздушно-десантными войсками (ВДВ) генерал-полковник Андрей Сердюков по принципу ротации сменил главкома ВКС генерал-полковника Сергея Суровикина на посту командующего российской межвидовой группировкой в Сирии. Для С.Суровикина это была по меньшей мере вторая командировка в САР. Предполагалось, что А.Сердюков должен был возглавить российскую группировку еще в сентябре 2017 года, однако этому помешала автоавария, в которую он попал в Мурманской области.

Данных о работе самолетов сирийских ВВС на прошедшей неделе не имеется.

13 апреля самолеты ВВС Израиля из воздушного пространства Ливана атаковали цель в районе города Масьяф в провинции Хама. Силы сирийской ПВО сбили часть ракет. Тем не менее цель была поражена. По официальным данным, ранения получили трое сирийских военнослужащих. По данным неправительственных организаций, погибли несколько иранских военнослужащих, 17 человек получили ранения. Среди пораженных целей был объект по хранению баллистических ракет, где находились иранцы.

В течение недели продолжались активные боевые действия в ряде провинций страны.

7 апреля сирийская артиллерия нанесла массированные удары по объектам группировки «Тахрир аш-Шам» после того, как джихадисты попытались атаковать позиции сирийских войск из демилитаризованной зоны на севере провинции Хама и юге провинции Идлиб. В частности, джихадисты обстреляли реактивными снарядами больницу в городе Хама. В результате обстрела погибли несколько человек.

8 апреля, как и предшествовавшие дни, сирийская артиллерия наносила удары по позициям группировки «Тахрир аш-Шам» на севере провинции Хама и юге провинции Идлиб, отвечая тем самым на попытки джихадистов атаковать позиции сирийских войск из демилитаризованной зоны вокруг района деэскалации Идлиб.

На севере провинции Хама 11 апреля вспыхнули ожесточенные бои между боевиками группировки «Тахрир аш-Шам» и протурецкой группировки «Ахрар аш-Шам» после того, как джихадисты из первой попытались установить полный контроль над демилитаризованной зоной вокруг зоны деэскалации Идлиб в районах городов Ариха, Маарат ан-Ноаман и Калаат аль-Мазик.

13 апреля сирийская артиллерия вела интенсивный огонь по позициям группировки «Тахрир аш-Шам» на севере провинции Хама и на юге провинции Идлиб.

На северо-западе провинции Алеппо в курдском кантоне Африн «Кудские силы освобождения Африна» совершили 7 апреля несколько нападений на позиции протурецких формирований, убив при этом несколько боевиков.

10 апреля российские военные полицейские ушли из города Таль Рифаат на севере провинции Алеппо. До этого они осуществляли совместно с турецкими военными патрулирование этого региона. Несмотря на вывод российских военных, в регионе остались сирийские военные. Иран также отказался выполнить требование Турции о выводе своих формирований из городов Аз-Захраа и Нуби с преимущественно шиитским населением.

На севере провинции Алеппо в районе деревни Аль-Бавхадж 13 апреля турецкие военные и протурецкие формирования атаковали позиции курдов из Военного совета (города) Аль-Баб.

8 апреля ИГ сообщило о гибели двух российских военных на востоке провинции Хомс. Эта информация пока не была подтверждена российским военным ведомством.

11 апреля стало известно об исчезновении на автотрассе Пальмира — Дейр эз-Зор на востоке провинции Хомс автоколонны сирийских военных. Есть основания полагать, что она попала в засаду, устроенную боевиками ИГ.

В городе Ракка (административный центр одноименной провинции) — бывшей «столице» ИГ — двойной теракт был совершен 9 апреля. В результате срабатывания взрывного устройства и подрыва заминированного автомобиля погибли 13 человек — 9 гражданских лиц и 4 бойца «Сил демократической Сирии» (СДС).

На юге провинции Хасеке 11 апреля смертник атаковал автоколонну американских военных. В результате атаки погиб 1 американский военный, 1 получил ранения.

11 апреля представитель СДС заявил, что главарь ИГ Абу Бакр аль-Багдади укрылся на севере Сирии в провинции Идлиб в одном из районов, контролируемых протурецкими формированиями.

В любом случае очевиден очередной рост напряженности на востоке провинции Хомс. Это, судя по всему, следствие нерешенности проблемы скрывшихся в свое время в этом пустынном районе недобитых формирований ИГ. Теперь, после очевидного переформирования, они вновь проявляют там повышенную активность.

51.84MB | MySQL:101 | 0,377sec