О влиянии ситуации в Судане на интересы Израиля

Военный переворот в Судане, произошедший на минувшей неделе, имеет для Израиля и его интересов большое значение, отражающееся сразу на нескольких аспектах жизни страны. Так, напрямую он затрагивает проблему беженцев, которые в воскресенье провели в Тель-Авиве акцию в поддержку свержения О.аль-Башира.  По статистике издания Haaretz, в Израиле сейчас находится в среднем от 3800 до 3400 суданских просителей убежища. При этом в их среде наблюдается, скорее, беспокойство, нежели надежда на возможность вернуться на родину, что объясняется несколькими причинами.

С одной стороны, несмотря на радость от свержения предыдущего режима, они опасаются, что, новый не будет от него существенно отличаться, поскольку военные, совершившие переворот ранее являлись частью прежней системы. В этой связи на акциях в Тель-Авиве, в которых приняли участие порядка 300 суданцев, звучали призывы, созвучные тем, что распространяются в самом Судане, а именно речь идет о необходимости формирования гражданского правительства и демократизации вместо перехода полномочий к армии, являющейся одним из символов прежнего диктата. Некоторые из участников демонстрации, давшие краткие интервью израильским СМИ отмечают, что готовы вернуться на родину, но только в том случае, если там произойдут действительно заметные преобразования. Пока же, оставаясь в Израиле, они намерены заниматься поддержкой участников аналогичных акций в Судане, а также способствовать распространению информации о событиях там по всему миру, используя социальные медиа.

С другой стороны, у выходцев из Судана в Израиле есть основания подозревать, что новости о перевороте приведут к тому, что официальный Иерусалим будет использовать смену власти как доказательство возможности депортации суданцев или прекратит рассмотрение их прошений о предоставлении убежища. В комментарии МИД Израиля для СМИ утверждается, что правительство намерено пристально следить за ситуацией в Судане и не принимать поспешных решений. Вместе с тем именно за последнее, т.е. крайне низкую скорость обработки документов, власти Израиля зачастую и подвергаются критике. Так, по статистике, опубликованной в марте 2019 г. Haaretz, из приведенного выше количества просителей политического убежища к настоящему моменту было рассмотрено лишь чуть больше 200 обращений. При этом из них статуса беженца заслуживают лишь около 10 человек. Впрочем, эти цифры не являются официальными. Низкие темпы работы и нежелание официально принимать у себя суданцев уже стали основанием для обращений в Верховный суд. Приняв их во внимание, в конце прошлого года было решено повторно проанализировать полторы тысячи ходатайств, однако до сих пор не известно, как долго будет продолжаться этот процесс, особенно учитывая, что весной текущего года появилась информация об отставке трех из пяти членов группы министерства внутренних дел, ответственной за рассмотрение обращений.

Усугубить ситуацию для самих соискателей статуса беженцев может то, что к демонстрациям суданцев в поддержку свержения О.аль-Башира присоединились эритрейцы, также находящиеся в Израиле. Таким образом, особенно для жителей второго по значимости города в Израиле – Тель-Авива эти события могут стать еще одним основанием для жалоб в адрес правительства, т.к. речь с их точки зрения может идти об акциях нелегальных инфильтратов из Африки, которые и без того доставляют местным жителям немало неудобств. На фоне состоявшихся на прошлой неделе выборов и процесса формирования правительства эта тема рискует оказаться для лидера партии Ликуд Б.Нетаньяху особенно важной. Прежде он уже общался с израильтянами, недовольными притоком выходцев из Африки, давая им обещания решить данную проблему. Препятствием для выдворения этих лиц, равно как и силой, требующей от государства более быстрой работы по рассмотрению их ходатайств вновь стал Верховный суд. Борьбу с ним, в свою очередь, активнее всего вела экс-министр юстиции А.Шакед, а она в Кнессет 21-го созыва не прошла. В таких условиях Б.Нетаньяху в случае успешного формирования правительства потребуется новый человек, способный решать эту крайне непростую задачу. При этом необходим он станет довольно быстро, учитывая возможный рост недовольства населения.

Помимо внутренних проблем, связанных с суданцами в Израиле, переворот имеет значение и для внешней политики. Заметно это сразу на нескольких направлениях. Во-первых, в ряде СМИ распространился слух о вмешательстве «Моссада» в свержение О.аль-Башира. Основанием для появления такого рода предположений стала встреча в кулуарах Мюнхенской конференции по безопасности шефа «Моссада» Й.Коэна и главы Национальной службы разведки и безопасности Судана С.Гоша. Посредниками для этих переговоров якобы выступили Египет, Саудовская Аравия и ОАЭ. Также к этому, судя по всему, был причастен Вашингтон, поскольку там С.Гош также считался наиболее подходящей кандидатурой на пост нового суданского лидера. Роль Израиля в данном случае воспринимается традиционно как инструмент сближения с американской администрацией и источник дополнительной поддержки. Вместе с тем С.Гош хорошо известен ЦРУ и вряд ли нуждался в дополнительных представлениях именно с израильской стороны. Кроме того, не совсем очевидно, было ли Израилю действительно выгодно свержение О.аль-Башира. Так, в начале января 2019 г. в СМИ стали публиковаться сообщения о том, что суданский лидер получил рекомендацию нормализовать отношения с Иерусалимом, рассчитывая на его ответную поддержку для решения экономического кризиса. Таким образом, израильские власти имели возможность использовать хорошо знакомый им прием обмена технологий, содействия в экономике, медицине на мир и дипломатическую лояльность.

Сюжет об израильском следе в перевороте оказался нарушен после того как сам  С.Гош ушел в отставку. В результате в Израиле появились небезосновательные подозрения относительно вероятности радикализации Судана и риска его сближения с противниками страны. С одной стороны, протестный дух, набравший силу не только в Судане, но и в Алжире, рискует дестабилизировать регион, хотя, как полагают в Jerusalem Post, в меньшей степени, чем это было во время «арабской весны». Впрочем, издание говорит о том, что особенно влиянию этих тенденций подвержена молодежь. Именно эта категория населения, в свою очередь, не была удовлетворена предложениями израильских арабских партий на выборах, а также не согласна с тем, что происходит на палестинских территориях, следовательно, риски распространения протестов на чувствительные для Израиля районы есть.

С другой стороны, важна роль Ирана, который прежде задействовал Судан как нелегальный канал поставок вооружений. В дальнейшем, отношения были испорчены, символом чего стало выдворение иранского посла в 2016 г. Однако распространившаяся после этого иллюзия близости к США и КСА сейчас, судя по всему, рискует разрушиться. По мнению, колумниста Haaretz Ц.Бар-Эля главная причина – финансовая. КСА и ОАЭ не стремятся поддержать Судан экономически, в то время как именно этот фактор подогревает протестный дух, а международные финансовые институты в обмен на кредиты будут требовать жесткой политики, непременно сказывающейся негативным образом на населении. В таких условиях о Судане может вспомнить Иран. Впрочем, с журналистом можно и поспорить, при этом основываясь на мнении, ранее публиковавшемся несколькими израильскими аналитиками, полагавшими, что Тегеран из-за санкций теряет возможность спонсировать прокси.

В целом, ситуация в Судане явно представляет для Израиля интерес, при этом главной опасностью для ближневосточной страны в данном кризисе является фактор неопределенности. Именно он не дает четкого представления о том, какая в итоге будет сформирована власть и насколько лояльной она может оказаться в отношении Иерусалима. Кроме того, нестабильность в Судане, сама по себе или как один из элементов возможной новой цепочки, подобной «арабской весне», рискует не разрешить миграционный кризис в Израиле, а наоборот усугубить его из-за притока новых выходцев из нестабильных стран.

51.59MB | MySQL:101 | 0,447sec