К вопросу о современных турецко-белорусских отношениях

16 апреля этого года состоялся официальный визит президента Беларуси А.Лукашенко в столицу Турции Анкару (предыдущий был 23 года назад). В ходе визита белорусского лидера состоялась его встреча с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом и переговоры между делегациями двух стран.

Надо отметить, что Беларусь достаточно активно и профессионально продвигает себя в Турции, в частности, как потенциально интересная страна с точки зрения возможностей для турецких инвестиций. В качестве конкурентных преимуществ Беларусью на первый план выдвигается выгодное географическое положение между Европейским союзом и Российской Федерацией, независимая и справедливая судебная система, прозрачные и понятые для инвесторов правила игры. Не забывают упомянуть Торговое представительство Беларуси в Анкаре и Агентство по привлечению инвестиций в Беларусь про инновационность белорусской экономики, высокий промышленный потенциал и квалифицированную и молодую рабочую силу. Но, подчеркнем, Беларусь говорит о себе, как о спокойной гавани – точке входа на рынок Российской Федерации. Не секрет, что многие турецкие бизнесмены откровенно опасаются напрямую заходить в Россию, считая отечественные реалии, некоторым образом, рискованными и трудными для иностранцев. Беларусь, в этом смысле, предлагает себя, в качестве члена ЕАЭС, как точку входа в регион «без неожиданностей».

Тем не менее, невзирая на то, что Беларусь подает турецким партнёрам как конкурентные преимущества, существуют и очевидные недоработки и минусы, которые в Турции учитываются.

В частности, в Турции далеко не все предприниматели понимают, что Беларусь – это не какой-то «Белый» субъект Российской Федерации, а отдельное независимое государство. Очевидно, что, сам по себе, белорусский рынок, при населении страны в 10 млн человек, вряд ли, будет интересен крупным турецким инвесторам. Кроме того, про то, что в Беларуси хорошо работает судебная система, в Турции знают далеко не все инвесторы, зато все прекрасно видят неровные отношения между Беларусью и Западом и все западные клише и черную пропаганду в отношении страны и её президента А.Лукашенко, в частности, про «белорусского диктатора».

Таким образом, естественным является, что в просчете целесообразности инвестиций в Беларусь турецкими инвесторами учитывается и вероятность того, что Запад примет в отношении Беларуси и президента страны какие-то экономические санкции, с которыми страна, будучи экономически менее устойчива, чем Россия, просто не сможет совладать. Кроме того, от внимания турецких инвесторов не укрываются и проблемы белорусской экономики, а также её внутренняя и внешняя задолженность (в частности, перед Россией).

Тем не менее, нельзя не отметить профессиональную и четкую, выстроенную буквально по европейским лекалам (в хорошем смысле этого слова), работу по продвижению Белоруссией своих инвестиционных возможностей в Турции, различные двусторонние деловые миссии, которые регулярно организуются. Если уместно такое сравнение, то по уровню активности и профессионализма в своей работе в Турции Беларусь можно сравнить с российским Татарстаном, которому удалось наладить прямую линию связи Анкара – Казань и стать для турок буквально «вторым домом» в Российской Федерации. Причем Татарстан – это тот кейс, который, пожалуй, ни одному другому российскому региону пока в Турции не удалось повторить.

Как бы то ни было, турецкие экспортёры заметным образом активизировались в Беларуси, чем свидетельствуют показатели экспорта последних лет: 2014 г. – 272 млн долл., 2015 г. – 205 млн долл., 2016 г. – 357 млн долл., 2017 г. – 422 млн долл. и, наконец, 2018 г. – 440 млн долл. С другой стороны, белорусский экспорт в Турцию развивается пока достаточно неровно: 2014 г. – 148 млн долл., 2015 г. – 193 млн долл., 2016 г. – 103 млн долл., 2017 г. – 183 млн долл., 2018 г. – 193 млн долл. Иными словами, можно говорить о том, что белорусский рынок для Турции – рынок с положительным сальдо внешней торговли, при этом демонстрирующий тенденцию к росту. Беларусь пока же подбирает ключи к турецкому рынку.

Если мы посмотрим на товарное наполнение турецкого экспорта в Беларусь, на примере истекшего 2018 года, то в нем выделяются следующие товарные позиции. Перечислим в порядке убывания объемов экспорта главные группы турецких товаров, поставляемых в Беларусь: вязаные вещи (82 млн долл.), синтетические и искусственные нити (32 млн долл.), котлы, механическое оборудование и запчасти (31 млн долл.), синтетические и искусственные волокна (30 млн долл.), фрукты (30 млн долл.), овощи (30 млн долл.), вязаная одежда и аксессуары (23 млн долл.), прочая одежда и аксессуары (18 млн долл.), транспортные средства (16 млн долл.), ковры (13 млн долл.), галантерея (13 млн долл.,), пластики и изделия из них (12 млн долл.), металлопродукция (10 млн долл.), металлоконструкции (8 млн долл.) и проч. Как мы видим, турецкий экспорт в Беларусь является достаточно диверсифицированным.

С другой стороны, если посмотреть пристальней на белорусский экспорт в Турцию, то, по итогам 2018 года, стоит выделить следующие белорусские товарные позиции, поставленные в Турцию, в порядке их убывания: продукция органической химии (51 млн долл.), железо и сталь (41 млн долл.), удобрения (37 млн долл.), молочная продукция (14 млн долл.), синтетические и искусственные нити (14 млн долл.), волокна (7 млн долл.), продукты деревообработки (6 млн долл.), тканые материалы (4 млн долл.), пластики (3 млн долл.) и т.д.

Беларусь, как мы отметили выше, продвигает себя в качестве привлекательного направления инвестиций для турецкого бизнеса. Однако, пока суммарный объем накопленных турецких инвестиций в стране является достаточно скромным – около 1,3 млрд долл.

С другой стороны, Турция является лидирующим направлением отдыха для граждан страны – в 2018 году в Турции отдохнуло около 245 тыс. граждан Беларуси. Пытается развивать Турция и тесные контакты с татарской диаспорой Беларуси, в частности, оказывая содействие в строительстве мечетей: в частности, с турецкой помощью была не так давно построена новая мечеть в г. Минск. Как мы видим на примере Минска или, допустим, той же Москвы (где также с турецким участием была построена новая Московская соборная мечеть в 2015 году), во всех независимых государствах, образовавшихся после распада Советского Союза, Турция занимается активной культурно-религиозной дипломатией с попыткой опереться на местную мусульманскую умму и присутствующую татарскую диаспору.

Итак, переходя непосредственно к итогам официального визита президента Беларуси Александра Порошенко в Анкару, состоявшегося 16 апреля, отметим, что он достаточно широко освещался в турецких средствах массовой информации. Ввиду того, что рядовые турки не совсем понимают, что это за государство — Беларусь и, как мы писали выше, считают её той же «Русью, только Белой», турецкие СМИ свои обзоры, нередко, начинали с пояснений, касательно того, что такое Беларусь и кто такие белорусы и чем они отличаются от России и русских, соответственно.

Немного отвлекаясь отметим, что таким же подходом грешат обычные турки и даже центральные турецкие СМИ в отношении России. Нередко они путают Россию и её регионы, перечисляя их в одном ряду, через запятую, и придавая таким образом, к примеру, тем же Чечне, Башкортостану или Татарстану, отдельный, государственный статус. Что служит источником постоянных трений между Россией и Турцией по дипломатической линии. Не так давно, в анкарском Центре российских исследований (RUSEN) был даже издан развернутый, иллюстрированный справочник, посвященный регионам России и народам её населяющим, призванный развеять все эти многочисленные «недоразумения».

Итак, что же можно отметить в качестве сухого остатка после посещения президентом А.Лукашенко турецкой столицы Анкары и его встречи с президентом Р.Т.Эрдоганом. Перечислим:

  1. Привычным образом, поставлена задача по кратному увеличению товарооборота между странами: с нынешних 630 млн долл., до 1,5 млрд долл. Впрочем, стоит напомнить, что к 2016 году уже ставилась цель по увеличению товарооборота до 1 млрд долл., которая так и не оказалась достигнутой.
  2. Президент Р.Т.Эрдоган поблагодарил своего коллегу А.Лукашенко за то, что Беларусь не оставила Турцию в одиночестве, в её борьбе с так называемой террористической организацией Фетхуллаха Гюлена и запретила деятельность всех НКО секты, действующих на территории Беларуси.
  3. Накануне визита, в городе Кырыккале была открыта совместная турецко – белорусско – азербайджанская фабрика по производству тракторов. Инвестиции на строительство были привлечены со стороны Беларуси и Азербайджана. Производство, как пообещал Р.Т.Эрдоган, на фабрике начнется уже в апреле месяце этого года.
  4. В качестве потенциальных сфер сотрудничества между сторонами отмечены наука, образование и технологии, информационные технологии, медицина, сельскохозяйственные исследования, химическая промышленность, текстильная промышленность и т.д.
  5. В своем выступлении президент А.Лукашенко обратился к призывом в государственным и частным турецким банкам покупать доли в банках Беларуси.

Итак, подводя черту, президент А.Лукашенко совершил свой первый, за 23 года, официальный визит в Анкару. Интерес Беларуси к Турции – достаточно очевиден: страна имеет потенциал наращивания поставок своей сельскохозяйственной продукции в Турции, то есть того, в чем Турция сегодня ощущает объективную потребность. Кроме того, в отдельных категориях промышленного производства (допустим, в сельхозмашиностроении), а также в науке и технологиях Беларуси объективно есть куда двигаться в Турции. Отметим, что турецкий рынок, если и меньше российского, то не на порядок, а всего лишь в два раза, что делает его привлекательным для Беларуси. С другой стороны, в глазах турецких инвесторов пока Беларусь заметно проигрывает по сравнению с Россией. Все же несопоставимы численность населения и масштаб экономик. В этом смысле, Беларусь продолжает настойчиво искать «новые смыслы» для привлечения турецких предпринимателей и инвесторов. Та же банковская сфера прозвучала от президента Беларуси, в этом контексте, достаточно новым вопросом.

43.7MB | MySQL:92 | 0,985sec