О конфликте Туниса с международными финансовыми организациями на фоне предвыборной ситуации

Отношения между Тунисом и Международным валютным фондом (МВФ), которые и без того напряжены, рискуют перерасти в открытую войну из-за планируемой реформы Счетной палаты уже летом с.г. Согласно ряду источников, МВФ расценил это намерение властей Туниса как фактическое casus belli и угрожает приостановить очередного транша в $ 1,5 млрд из кредита в размере $ 2,9 млрд, который он согласился предоставить Тунису в 2016 году. Министр финансов Туниса Рида Чалгум и губернатор центрального банка Туниса Маруан Абасси после визита в штаб-квартиру МВФ в Вашингтоне 10 апреля изобразили оптимизм, но реальность такова, что они получили резкое предупреждение от фонда. По некоторым данным, МВФ выплатил шестой транш кредита в размере $ 250 млн только лишь при условии принятия Тунисом закона № 38/2016, который закрепляет объем полномочий Счетной палаты и гарантирует ей полную независимость. Финансовая и административная автономия суда предусмотрена Конституцией 2014 года, но остается теоретической до тех пор, пока не будет принята реформа. Законопроект о реформе увяз, однако, в Ассамблее представителей народа (АРП). Дебаты по этому вопросу, которые были запланированы на 4 апреля, были отложены из-за забастовки и, наконец, состоялись 16 апреля под руководством заместителя председателя партии «Призыв Туниса» председателем комиссии по общему законодательству, отвечающим за это досье Каримом Хелали. Однако в результате дебатов дата голосования по законопроекту снова пока не определена. Сложный вопрос о Счетной палате является последним в длинном списке жалоб, высказанных международными фондами в связи с отсутствием транспарентности в государственном секторе Туниса и ведении бухгалтерского учета. Целевая группа по финансовым мероприятиям (FATF), которая включила Тунис в свой черный список стран, подверженных отмыванию денег и финансированию терроризма, теряет надежду когда-либо добиться введения своих правил в рамках размеров допустимой профессиональной тайны для юристов, бухгалтеров и нотариусов и расширения доступа иностранных организацией к данным Торгового реестра Туниса. В этом вопросе Тунис получает помощь с 2016 года от Всемирного банка, который только что приступил к осуществлению программы модернизации ИТ-систем регистра Торгового реестра. Несмотря на эту помощь, данные о регистрации целого ряда компаний в последнее время бесследно исчезли из списка реестра. С этими данными можно было до последнего времени бесплатно ознакомиться на вебсайте официального правительственного печатного органа, но с начала этого года, однако, он доступен только на платном сайте Национального реестра компаний.
Претензии международных финансовых учреждений к правительству Тунисе не ограничиваются только вопросом транспарентности. МВФ и Всемирный банк, от траншей которых напрямую зависит оплата труда государственных служащих, уже давно призывают к сокращению заработной платы в государственном секторе, которая, пропорционально размеру Туниса, является одной из крупнейших в мире. Однако после падения режима Бен Али в 2011 году сменяющие друг друга правительства, напротив, массово набирали и увеличивали зарплаты в этом секторе, либо из-за соображений привлечения симпатий электората, либо для удовлетворения претензий мощного профсоюза UGTT. Собственно угроза этих забастовок сохраняется и сейчас, что и предопределяет позицию правительства. Напомним, что в конце прошлого года около 450 тыс. человек вышли в Тунисе на всеобщую забастовку госслужащих. Демонстранты выступили против планируемых правительством по требованию иностранных кредитных организаций сокращений рабочих мест в государственном секторе, а также добивались обещанного ранее повышения уровня заработной платы. В декабре 2016 года руководство Туниса договорилось с Международным валютным фондом о программе финансовой поддержки в размере  $ 2,8 млрд, которая предусматривает поэтапное сокращение бюджетного дефицита и государственных расходов на содержание раздутого аппарата управления. В настоящий момент власти республики пытаются сократить средства на содержание госсектора с 15% ВВП до 12,5% к 2020 году. В этой связи уточним, что эти разногласия между основными профсоюзами страны и правительством Ю.Шахеда имеет давнюю предысторию, и экономические вопросы в данном случае соседствуют с чисто политическими резонами. Сначала вкратце об экономике. Финансовый кризис в Тунисе разразился после событий 2011 года, и конца краю ему не видно. Но вот помимо перечисленных выше условий МВФ есть еще одно, о котором стараются лишний раз не говорить. Это гарантии тунисского правительства в рамках обеспечения этого кредита путем фактического внесения в залог «социальной и дорожной инфраструктуры, публичных компаний и государственных банков». Такие условия уже тогда были расценены партией «Призыв Туниса» и профсоюзом UGTT, как casus belli и причину для новых забастовок с целью объявления вотума недоверия главному конкуренту нынешнего президенту Беджи Каиду Эссесби и его сыну Хафеду в рамках предстоящих президентских выборов в лице премьера Ю.Шахеда. И на этом фоне одна из главных составляющих правящей коалиции «Призыв Туниса» UGTT раскачивает лодку, стараясь добиться ухода премьера в отставку, или, по крайнее мере серьезно осложнить ему жизнь в рамках получения новых траншей от МВФ в рамках поддержания тунисской экономики накануне выборов.  В данном случае, помимо чисто забастовочных мероприятий и срыва требуем финансовыми донорами реформ, президентским окружением рассматриваются и варианты создания неких политических альтернатив электорально мощной «Ан-Нахде», которая сейчас числится в союзниках премьера. С этой целью президент его сын совместно с Н.Табуби разрабатывают сейчас план выхода UGTT из коалиции «Призыв Туниса» в рамках создания самостоятельной политической силы на предстоящих парламентских и президентских выборах в конце 2019 года. Согласно ряду источников, несколько членов Исполнительного бюро UGTT поддерживают эту идею, но секретарь Нуреддин Табуби колеблется и в настоящее время проводит консультации по этому вопросу. Президентским кругом предполагается, что профсоюз мог бы выдвинуть на выборах «независимые» кандидатуры или создать свою собственную «рабочую» партию. В свое время серьезная электоральная поддержка позволила этому профсоюзу де-факто взять на себя ответственность за создание «Квартета национального диалога», который фактически спас демократический переходный процесс в Тунисе в 2013 году от повторения египетского варианта и начала полномасштабной гражданской войны. Некий политический опыт у UGTT есть: представители этого профсоюза принимали участие в нескольких коалиционных правительствах в эпоху Х.Бургибы. В целом перспектива превращения этого профсоюза в полноценную политическую партию является тревожной для исламистской партии «Ан-Нахды». На сегодня только UGTT может серьезно оспорить ее доминирующее положение в тунисском электорате и оттянуть на себя значительно часть голосов «улицы». Но вот колебания профбоссов в пользу такого сценария также понятны: в этом случае они теряют статус просто «выразителей интересов трудящихся». Успех на выборах означает автоматическое вхождение в коалиционное правительство и принятие на себя персональной ответственности за проведение непопулярных экономических реформ. Тех самых, против которых они сейчас так яростно бастуют и протестуют. А проводить их придется в любом случае любому президенту и любому правительству. В противном случае страну ждет экономический коллапс, и за это также придется расплачиваться кабинету министров. Таким образом, вход в политику чревато для руководителей UGTT началом их политического конца, что и сдерживает их пока от принятия предложений со стороны президентского клана. И одним из условий со стороны профсоюзов в рамках своей поддержки президентского клана на предстоящих выборах был отказ Б.К.Эссебси от участия в выборах. И какие-то подвижки в том ключе начались. Президент Туниса Беджи Каид Эссебси не намерен принимать участие в намеченных на 17 ноября выборах главы государства. По мнению политика, в республике есть люди, способные занять его место, передает портал «Бизнес ньюс» 6 апреля. «Тунис нуждается в переменах. Я не хочу выставлять свою кандидатуру на президентских выборах, поскольку считаю, что страна воспитала людей, способных выполнить эту миссию, — сказал 92-летний президент на открытии конгресса правящей в Тунисе пропрезидентской партии «Призыв Туниса» в городе Монастир. — Тем не менее все они находятся за границей. Я призываю их вернуться в свою страну». Как отмечают местные СМИ, на фоне народных волнений в Алжире и после заявления председателя политкомитета «Призыва  Туниса» Хафеда Каида Эссебси (сына президента) о планируемом участии отца в предстоящих выборах, население республики в социальных сетях начало выражать несогласие с этой идеей. До настоящего времени ни один из известных в Тунисе политических деятелей не сообщал о планах принять участие в борьбе за кресло президента. Но вот такое положение дел во внутриполитических тунисских раскладах накануне выборов сегодня практически полностью исключает сейчас вариант проведения каких-либо реформ со стороны правительства в рамках выполнения требований МВФ.
Еще одной причиной трений является необходимая реформа банковского сектора. Очень вероятный, по прогнозам МВФ, крах трех крупных тунисских банков STB, BNA или BH поставил бы под угрозу всю национальную экономику. Однако их реструктуризация так и не была завершена, и ни одно правительство не пыталось вернуть миллиарды динаров долга, накопленного в этих банках бизнесменами эпохи Бен Али. Это нежелание властей трогать эту сферу, эксперты МВФ связывают прежде всего с тем моментом, что целый ряд такого рода бизнесменов по-прежнему продолжают активно финансировать ведущие политические партии. Причем со всех флангов и вне зависимости от их идеологии. В этой связи международные спонсоры Туниса, настаивают на реструктуризации этих банков путем использования механизма государственно-частного партнерства (ГЧП) и предоставления концессий на государственные услуги, что правительство успешно блокирует. Это логично, поскольку приближение парламентских и президентских выборов в конце 2019 года не дает возможности Ю.Шахеду (а он планирует идти на президентские выборы) маневрировать на этом направлении без ущерба для своей политической выживаемости и удовлетворить требования международных организаций. Тем более, что по ряду данных, он сам питается из этой кормушки. Каковы перспективы этого противостояния? По оценке ряда экспертов, международные организации пойдут в конечном счете на компромисс с тунисским правительством с жестким условием проведения всех обозначенных реформ сразу после проведения всеобщих выборов. Пока до сих пор, во всяком случае, они всегда уступали просьбам тунисского правительства, имея ввиду прежде всего сохранение стабильности в стране. Но новое правительство и президент Туниса между тем после выборов уже не будут иметь такого поля для новых индульгенций. The Financial Action Task Force (FATF) четко дала понять, что пока не готова исключить Тунис из своего черного списка. Доклад о выполнении тунисского плана по борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма, который был запрошен FATF во время своего предварительного заседания в Париже 22 февраля, однозначно не будет подготовлен тунисским правительством в оговоренные ранее сроки. Напомним, что CTAF (Тунисская комиссия по финансовому анализу) должна была представить его в апреле с.г. Так, по крайней мере, говорит ряд источников в Тунисе. Поправки к закону об отмывании денег были приняты 10 января, но правительству, как мы уже говорили, еще предстоит повысить прозрачность торгового реестра и, самое главное, установить нормативную базу профессиональной тайны, применимой к юристам, бухгалтерам и нотариусам. Эта последняя мера успешно блокируется сейчас на всех уровнях тунисской власти в связи с лоббированием со стороны влиятельного профессионального союза юристов. В этой связи каких-то решительных баталий по этим темам между новым уже тунисским правительством и МВФ, Всемирным банком и Европейским союзом надо ждать не позднее лета с.г. И вот эта угроза оставления Туниса в черных списках FATF будет для нового правительства и президента основной проблемой и основным инструментом воздействия на него со стороны основных международных финансовых организаций.

51.51MB | MySQL:101 | 0,332sec