О положении турецкой экономики глазами турецкой оппозиции

В то время, как турецкое руководство все последние недели постоянно говорит об экономических реформах в стране, которые выведут её на новую траекторию роста, «соглашаясь» лишь на временные, а не системные, трудности и более того, в отдельных аспектах отмечает успехи (скажем, в вопросе турецкого экспорта), оппозиция Турции продолжает утверждать обратное и акцентироваться на негативных тенденциях.

В частности, речь идет о регулярных публикациях в известных оппозиционных изданиях страны – газетах Cumhuriyet («Республика») и Bir Gün («Один день»). К примеру, касающихся ситуации в промышленном развитии страны, а также обстановки в плане безработицы среди населения. Как известно, истина – где-то посередине, поэтому имеет смысл обратиться к некоторым тезисам оппозиционной прессы.

Главным поводом для беспокойства турецких наблюдателей является спад промышленного производства, который наблюдается на протяжении всего последнего года. Замечание это, сразу отметим, не столь уж конъюнктурно и далеко от истины, если смотреть даже чисто визуально на положение дел в стране: особенно сильно достается малому и среднему бизнесу в производственном секторе экономики.

Понятно, что есть отрасли, которые будут страдать в последнюю очередь – допустим, те же услуги: здравоохранение – до последнего момента будет держаться, а туризм – начал смещаться в сторону более дешевого внутреннего туризма, что стране – тоже на руку.

Но есть отрасли, которые начинают страдать от негативного экономического фона буквально сразу. Это касается, в частности, строительства и смежных к нему отраслей – строительные и отделочные материалы, строительная техника и т.д. При этом надо учитывать, что не только у государства и у бизнеса стало меньше денег на реализацию различных инфраструктурных проектов, но и у граждан стало меньше средств на совершение дорогостоящих покупок — к примеру, на покупку недвижимости, которая до этого массово строилась по всей стране и считалась «легким заработком» для застройщиков. Также это касается производства, на показатели которого и ссылается, собственно, оппозиционная пресса.

Оппозиционные издания приводят цифры Турецкого агентства по статистике (TUIK), которое отмечает спад промышленного производства, наблюдающийся в Турции в течение последних шести месяцев: в декабре 2018 года – на 10,8%, в январе 2019 года – на 7,6% и в феврале – на 5,5%.

При этом Совет по регулированию и надзору за банковской деятельностью (BDDK) опубликовал цифры, которые свидетельствуют о том, что за последний год — с февраля 2018 года по февраль 2019 года — использование кредитов в Турции выросло на 25,8%  и достигло 481,2 млрд лир. При этом объем задолженности, которая находится под надзором (то есть, является просроченной), вырос на 56,6% и достиг 20,5 млрд лир.

Обратимся к обзору положения дел в основных отраслях турецкой промышленности, начиная с металлургии. Отметим, что металлургическая промышленность является одним из флагманов турецкой экономики, особенно, её производственного сегмента.

На протяжении последних 7 месяцев в этой отрасли наблюдается спад. В январе месяце он составлял 19,3%, в феврале месяце – 16,2%. К вопросу о кредитной задолженности в отрасли: она выросла на 23,2% и достигла 78,9 млрд лир. Здесь объем «некачественной» задолженности увеличился на 56% и достиг 3,3 млрд лир.

Второй отраслью, имеющей для Турции большую важность, является химическая индустрия. В течение последних 6 месяцев в ней наблюдается снижение. В частности, спад в октябре месяце 2018 года составлял 7,5%, а в феврале 2019 года – 7,1%. Объем кредитов в отрасли вырос на 35,7% — до 38 млрд лир. При этом некачественная задолженность продемонстрировала рост на 40% и достигла 690,5 млн лир.

Логическим образом, переходим от химической промышленности в подотрасль каучуков и пластиков. Спад в ней продолжается на протяжении последних 7 месяцев. В декабре месяце 2018 года спад производства составлял 14,5%, в то время, как в феврале месяце – на 10,1%. Задолженность за последний год в этой индустрии выросла на 14,4% и достигла 30,9 млрд долларов. В то же самое время, кредиты «под наблюдением» увеличились на 82,9% и достигли 1,7 млрд тур. лир.

Пищевая промышленность, как правило, наряду со здравоохранением, должна страдать от экономических трудностей в последнюю очередь. Однако, и в ней наблюдается спад — в течение последних 6 месяцев. Впрочем, темпы падения, всё же, снижаются: в декабре месяце прошлого года спад составлял 10,5%, а в феврале этого года – уже 1,2%. Как бы то ни было, кредитная задолженность нарастает – за год она увеличилась на 23,9% и достигла 74,6 млрд лир. В то же самое время, объем некачественной задолженности возрос на 104,1% — до 4,3 млрд тур. лир.

Бессменным лидером турецкой экономики по своему вкладу в ВВП и лидером турецкого экспорта одновременно, на протяжении, пожалуй, что всей современной истории Турции, является автомобильная промышленность. Однако, в течение последних 7 месяцев в объемах производства в ней наблюдается снижение. В частности, в прошлом ноябре месяце снижение составляло около 19%, в феврале месяце этого года – 10,8%. Объем задолженности в автомобилестроении увеличился на 61,5% и достиг 28 млрд тур. лир. Некачественная задолженность возросла на 34,5% и увеличилась до 358 млн тур. лир.

Еще одна отрасль промышленности, которая, без преувеличения, является визитной карточкой для Турции за её пределами – это легкая (текстильная) промышленность. И даже она переживает спад – в течение последних 6 месяцев. В декабре месяце 2018 года спад составлял 7,4%, а в феврале месяце этого года – 3,5%. Кредитная задолженность увеличилась на 16,5% и достигла 80,3%. Некачественная задолженность возросла на 51,4% и достигла 3,4 млрд тур. лир.

Одним из важных драйверов турецкого промышленного роста времен подъема экономики Турции являлось машиностроение. Турция постепенно шла по пути усложнения выпускаемой продукции и, надо сказать, ей удавалось расширять свою нишу не только внутри страны, но и за её пределами. В том числе, все активнее Турция вела себя на российском рынке, наращивая объем заказов. Однако, на протяжении последних 7 месяцев в отрасли наблюдается спад: в январе месяце он составлял 17,3%, а в феврале месяце – 17,1%. Объем задолженности увеличился на 20,1%, достигнув 27,3 млрд тур. лир. Объем некачественной задолженности возрос на 47,2% и достиг 992 млн тур. лир.

Если посмотреть, в частности, на машиностроение более пристально, то можно увидеть, что расчеты в отрасли замедлились. Особенно высокие темпы падения можно отметить в долларовом эквиваленте. Так спад во втором квартале прошлого года составлял – 12%, в третьем квартале – 18%, в четвертом квартале – 2%. Итого, падение в турецком машиностроении по итогам года составило 28,9%.

В плане личной задолженности, ситуация в Турции также складывается также не слишком благополучно. Для начала отметим, что в стране среди населения очень распространена система рассрочек платежей за покупаемую потребительскую продукцию (так называемые taksit), для обеспечения которых, к примеру, может блокироваться соответствующая сумма на кредитной карточке или же использоваться другие инструменты, гарантирующие расчеты продавцу. Не будет преувеличением сказать, что в стране нет практически никого, у кого не было бы отсроченных платежей за различные «товары народного потребления».

Оборотной стороной вопроса является банковская задолженность населения. В частности, согласно официальной статистике, число граждан, имеющих задолженность перед банками или различными финансово – кредитными учреждениями составляет 31 млн 321 человек. Для сравнения отметим, что население Турции составляет около 82 млн человек, а число избирателей (то есть, совершеннолетних людей, не являющихся пораженными в правах и не лишенными, за те или иные правонарушения, избирательного права) – приблизительно 57 млн человек. Иными словами, можно констатировать, что задолженность имеет около 54% дееспособного населения страны и 38% суммарного населения.

Согласно данным Центра управления рисками при Турецком союзе адвокатских палат, на конец 2018 года число должников перед банковскими и прочими кредитными учреждениями составляло 31 млн 272 человека, а на конец 2017 года – 30 млн 192 тысяч человек. Согласно этим данным, число должников, выплачивающих ипотеку, составляет 2 млн 444 тыс. человек, кредит за покупку автомашины – 605 тыс. человек, а 25 млн 19 тыс. человек имеют рассрочку выплат по кредитной карте.

Другим моментом, на котором стоит остановиться, после рассмотрения ситуации со спадом производства и с кредитованием населения, является обстановка в плане занятости населения.

Излюбленным тезисом правящей в Турции Партии справедливости и развития (ПСР) и лично президента страны Р.Т.Эрдогана было достижение в стране безработицей порога на уровне около 10%, наряду с однозначным исчислением уровня инфляции.

Впрочем, с тем, что инфляция в стране составляет уже не 10% или около того, руководство страны, похоже, смирилось. Невозможно отрицать очевидное. Прошлый 2018 год был закрыт страной с официально признанной Турецким агентством по статистике инфляцией в 16% и это – ещё очень оптимистичная оценка сложившейся ситуации, поскольку на ряд важных для населения категорий товаров – прежде всего, продуктов питания — рост цен составил 200% и даже 300%.

Теперь же посмотрим на то, что касается занятости и безработицы. В этом смысле, похоже, страна также ставит свой очередной антирекорд.

Согласно данным, официально обнародованным 15 апреля с.г., безработица в стране, по состоянию на январь 2019 года, составляет 14,7%.  Число безработных, в стандартном, так называемом «узком» смысле, который публикуется Турецким агентством по статистике (TUIK), впервые в республиканской истории составило 4 млн 668 тысяч человек. При этом, в течение прошлого 2018 года, безработными стало 1 млн 259 тысяч человек.

Если рассматривать безработицу не в официальном, узком, а в полном смысле (это понятие, допустим, включает тех, кто отчаялся найти работу и тех, кто также не ищет работу, однако, готов трудиться при наличии возможности, а также, допустим, сезонно занятый персонал – эти все категории граждан из «узкой» трактовки безработицы выпадают), то число не имеющих работы в Турции составляет заметно больше — 7 млн 552 тыс. человек или 22,1%.

Эти цифры более полно отражают ту тяжелую экономическую и социальную ситуацию, которая складывается в наши дни в Турции. Как указывает оппозиционное издание Bir Gun, показатель безработицы в 14,8%, отмеченный в феврале месяце этого года, является своеобразным антирекордом, поставленным в республиканской истории после 14,7% — в январе 2019 года.

Отдельно стоит указать на то, что в Турции наблюдается рост числа тех граждан, кто обращается за пособием по безработице, а также турецких граждан, зарегистрированных на бирже труда.

На самом деле, как отмечают турецкие аналитики, вопросы, связанные с безработицей в стране, довольно сложно отслеживать и комментировать с той точки зрения что её расчет, равно как и определение общей численности трудоспособного населения страны – это далеко не столь очевидно, как может показаться на первый взгляд. Это, прежде всего, вопрос используемой при расчете методологии. Кроме того, на регулярной основе Турецким агентством по статистике (TUIK) расчет уровня безработицы ведется только с 1988 года. За более ранними показателями надо обращаться к специальным работам, проведенным профильными исследователями.

В частности, соответствующее «журналистское расследование» провела оппозиционная газета Bir Gün, проанализировав статистический ряд занятости в стране — с момента провозглашения Турецкой Республики в 1923 году и вплоть до наших дней.

В результате, выяснилось, что самый высокий уровень годовой безработицы (то есть, средней безработицы за год, а не за отдельный период года, что позволяет исключить фактор сезонности) в Турции был отмечен в 2009 году: безработица составила 14%. Даже в кризисном для страны 2002 году, когда, собственно, и пришла ко власти правящая ныне Партия справедливости и развития, безработица была зафиксирована на уровне в 10,3%. С таким же приблизительно уровнем безработицы страна закрыла и 2018 год  — с числом незанятых около 10,2%. Статистические данные за первый квартал 2019 года указывают на то, что показатели безработицы в этом году превысят рекорд, отмеченный в 2009 году. Из чего издание делает вывод о том, что именно при Партии справедливости и развития страна переживает свой наихудший период с точки зрения занятости населения.

Довольно любопытны те исторические данные по безработице, которые приводит Bir Gün. В частности, оно отмечает, что среднегодовая безработица в период с 1923 по 1950 гг. составляла всего лишь около 3,6%. Самый низкий уровень безработицы был отмечен в 1949 и в 1950 годах: в среднем за год она составляла 1,8% и 1,5% соответственно. В период 1960 – 1980 годов годовой уровень безработицы в среднем составлял около 6,9%. Далее безработица демонстрировала неуклонную тенденцию к росту достигнув, в среднем, ежегодной отметки на уровне в 7,9% (если при этом анализировать сезонные колебания безработицы, то она изменялась в диапазоне от 6,5% до 9,2%).

Наконец, как мы сказали выше, в 2002 году, когда ПСР пришли ко власти, безработица была зафиксирована на отметке в 10,2%. Период нахождения во власти ПСР отмечен колебаниями безработицы в диапазоне от 9,2% до 14,8%. Опять же средний годовой уровень безработицы (подчеркнем, в так называемом «узком» смысле) в период с 2003 по 2018 год составляет около 10,7%.

Отдельно стоит отметить и то, что Турецкое агентство по статистике в 2014 году изменило методологию расчета безработицы. Как отмечает издание Bir Gün, изменение методологии привело к тому, что показатели безработицы оказались заниженными, по сравнению с тем, что должно было получиться при прежней формуле расчета.

Итак, подводим черту: даже официальные данные Турецкого агентства по статистике, касающиеся промышленного производства и занятости в стране, указывают на то, что экономика Турции переживает спад. При этом стоит отметить вопросы, связанные с методологией расчетов ряда официальных статистических показателей. В том числе, это касается и расчета занятости в стране, из которого выпадает заметный срез населения – в первую очередь те, кто уже не ищет работу (разбивается на группу из тех, кто просто не ищет и тех, кто готов работать, если им представится такая возможность). И учёт в статистике этого среза населения приводит к тому, что реальная безработица в стране превышает отметку в 20%. Отдавая себе в этом полный отчет, Партия справедливости и развития разрабатывает различные меры к увеличению занятости в стране, однако, вплоть до настоящего времени они не привели к массовому созданию рабочих мест и к кардинальному изменению негативной ситуации.

52MB | MySQL:101 | 0,289sec