Культурная дипломатия Турецкой Республики: обзор и статистические показатели. Часть 1

Достаточно широко признанным является утверждение о, в целом, успешности турецкой культурной дипломатии за рубежом, которая реализуется посредством использования широкого набора инструментов – туризм, кинопродукция, кухня и прочее.

Одним из подтверждений этой «гипотезы» об успехах турецкой культурной дипломатии является растущая от года к году статистика посещения Турции зарубежными туристами: 2018 год Турция, согласно данным Турецкого агентства по статистике (TUIK), закрыла с числом туристов, посетивших страну, в 45 млн 627 тыс. 643 человек. При этом в 2006 году число иностранных посетителей страны было почти что в два раза меньше: 23 млн 148 тыс. 760 человек.

Для сравнения отметим, что самой посещаемой страной мира в наши дни является Франция: по данным 2017 года, в страну приехало около 87 млн иностранных туристов. Второе место в списке наиболее посещаемых мест мира занимает Испания, с 82 млн туристами. Про Россию, в контексте международного туризма, пока ещё говорить не приходится: в 2017 году в нашу страну, по данным Росстата, приехало около 24 млн человек – иностранных граждан. Невзирая на кажущуюся солидность этой цифры, подавляющее её наполнение обеспечивается со стороны стран ближнего зарубежья – в частности, Украины и Казахстана. И понятно, что эти поездки, в массе своей, не имеют отношения к туристической теме. Хотя, разумеется, они тоже приносят определенный доход принимающей гостей стране, однако, все же, не сопоставимый с хорошей монетизацией туризма.

Единственная страна, массово отправляющая своих туристов в Россию – пока это Китай. В 2017 году в Россию приехало около 1,5 миллиона граждан КНР. Для сравнения заметим, что в Турцию в 2018 году приехало около 400 тыс. китайских туристов. Это кое-что говорит о китайском менталитете и о потребительских привычках в КНР – курортный отдых по модели «солнце, море, пляж» и «все включено» китайцев интересует заметно меньше, чем внутренний и культурный туризм. Кстати, именно китайских туристов Турция планирует привлекать намного больше и именно здесь видит потенциал для динамичного роста, в особенности, для внутренних регионов страны.

Однако, возвращаясь к Турции, обратим внимание, что ни Греция, ни Хорватия не воспринимаются турками в качестве конкурентов на мировом туристическом рынке. Своим главным соперником, как в плане краткосрочных посещений иностранцами, так и с точки зрения рынка недвижимости, турки считают именно Испанию. И свою туристическую политику турецкие работники отрасли гостеприимства отстраивают именно с прицелом на испанский опыт и на испанское предложение на рынке.

На этот год турецким Министерством культуры и туризма и лично министром Мехметом Эрсоем заявлена цель по приему 50 миллионов иностранных гостей, что должно обеспечить доход Турции на уровне приблизительно в 50 млрд долл. (в среднем, 1 тыс. долларов на одного посетителя страны). 10%-й рост для Турции отнюдь не смотрится чем-то из ряда вон выходящим – инфраструктура Турции позволяет его обеспечить, как перелетами, так и гостиничным фондом. Впрочем, серьезной проблемой, по-прежнему, остается недостаточно высокий, по сравнению с Европейскими странами, чек иностранного туриста в Турции – Турция позиционируется, всё же, как место недорогого отдыха.

Другим моментом, на который стоит обратить внимание в контексте культурной дипломатии за рубежом, является производство разного рода контента (включая фильмы и сериалы) и его поставка за рубеж.

По данным 2017 года, Турция поставила за рубеж своей сериальной продукции на сумму около 300 млн долларов, заняв второе место в мире после США. План Турции на краткосрочную перспективу – повысить ежегодные продажи своих сериалов за рубеж до 400 млн долларов.

Про цели «2023», приуроченные к 100-летнему Юбилею Турецкой Республики, говорить не приходится – ключевые показатели (ВВП и душевой ВВП, экспорт и проч.), очевидно, будут сорваны, однако, для справки отметим, что к 2023 году Турция заявляла цель по наращиванию экспорта сериальной продукции до 1 млрд долларов США. Впрочем, и эта задача, наряду с прочими заявленными турецким руководством в 2011 году, когда «План – 2023» был только сформулирован, смотрится достаточно утопично.

Фиксируем главное, Турция успешно продвигает образ своей страны через сериалы за рубеж. У турецких сериалов есть своя армия поклонников, допустим, в России и на Ближнем Востоке – что чуть менее удивительно. И, что более удивительно, — Турция поставляет свою сериальную продукцию в те страны, которые традиционно массово производят и свои собственные популярные сериалы, к примеру, в Латинскую Америку и даже в США. Особую популярность Турции снискали псевдоисторические и «окологаремные» сериалы из времен Османской Империи, а также разного рода «мыльные оперы», пробуждающие интерес к турецкому образу жизни – современному и, одновременно, консервативному. Вот на стыке этого спроса Турция и привлекает к себе не только иностранных туристов, но и зарубежных инвесторов, к примеру, в недвижимость, которым «приглянулся» турецкий образ жизни. Отметим наличие прямой связи между успехами турецкого контента и извлечением прибыли целым рядом турецких отраслей.

Наряду с покупкой турецкой недвижимости нашими соотечественниками, привлекает Турция и инвесторов из стран Ближнего Востока, а также отдельных европейских государств – в первую очередь, из Великобритании и Германии. Стамбул уже сделал большой шаг в сторону арабоязычных инвесторов, когда было принято решение о том, что все таблички и указатели в городе теперь будут оформляться на трёх языках – турецком, английском и арабском (кстати, Россия, в этом смысле, тоже сделала свой шаг начав делать таблички, допустим, в Москве – на китайском языке). Сектор услуг во «второй столице» страны – Стамбуле — также подстроился под нужды и предпочтения ближневосточных клиентов – это заметно посетителям Стамбула даже невооруженным глазом, допустим, по числу разного рода «кальянных» и «арабских кафе». То же самое можно сказать и про черноморское побережье Турции, буквально массовым образом оккупированное инвесторами из стран Персидского залива. Отметим, что арабы – единственные, кто облюбовал Черное море Турции для жизни – после жаркого региона Залива их привлек прохладный и пасмурный климат турецкого Черноморья. Других иностранных инвесторов, приобретающих недвижимость для жизни, там практически не наблюдается.

Турция делает очевидную ставку на то, чтобы продавать свою недвижимость зарубежным экспатам. При этом, заметным образом, законодательно была снижена минимальная стоимость турецкого гражданства за недвижимость: если минимальная стоимость жилого объекта, виллы или квартиры, в Турции, при покупке которой немедленно выдавался турецкий паспорт покупателю и членам его семьи, изначально составляла 1 млн долларов, то, после многочисленных протестов от застройщиков с указаниями на завышенные ожидания турецких законодателей, эта сумма была снижена вчетверо – до 250 тыс. долларов.

При этом совершенно очевидно, что турецкий паспорт не может, по определению, находиться в первых строчках популярности среди иностранных инвесторов – он не дает возможности безвизового въезда ни в США, ни в ЕС. Его главным преимуществом является возможность жить и работать именно в Турции и именно с Турцией. Налогового рая для инвесторов Турция также не предоставляет – напротив, налоги в стране – очень высоки. Так что, среди инвесторов Турция воспринимается как пенсионная гавань – особенно, для европейских пенсионеров, являющихся небедными, по сравнению со своими турецкими «ровесниками». Или как летняя дача, находящаяся на разумном удалении от дома с приемлемыми ценами на проживание и комфортной средой (климат плюс сервис). Понятно, что Турция – дешевле чем, скажем, Испания. Кроме того, случившееся в прошлом году падение турецкой лиры, из-за которого турецкое население обеднело вдвое, одновременно, сделало европейских посетителей Турции чуть ли не в два раза богаче.

Каким образом развивается ситуация с продажей Турцией своей недвижимости? – Обратимся к свежим данным, опубликованным Турецким агентством по статистике (TUIK), за февраль этого года. Согласно этим данным, в 2019 год спрос на покупку турецкой недвижимости, по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, снизился на 18,2%. Число проданных объектов недвижимости составило 78 тыс. 450 шт. Однако, если мы посмотрим внутри этого спроса на иностранцев, то увидим рост популярности Турции на 92,1% — в феврале 2019 года было приобретено 3 тыс. 321 объектов недвижимости. И этот спрос следует объяснять именно тем, что, невзирая на определенную связь между ценой квартиры и курсом валюты, всё равно, прямой зависимости не наблюдается – цены на недвижимость, выраженные в турецких лирах, выросли и продолжают расти медленнее, чем турецкая лира падает по отношению к доллару и к евро.

Если же мы посмотрим на региональное распределение, то на первом месте по популярности среди иностранцев расположился Стамбул – продано 1440 объектов недвижимости. За ним следует Анталья – 672, Анкара – 196, Бурса – 192 и Ялова – 138.

Если посмотреть на вопрос с другой стороны – кто покупает недвижимость в Турции? – то здесь мы увидим следующую картину. На первом месте рейтинга покупок турецкой недвижимости расположились граждане Ирака с 628 квартирами, за ними иранцы – 307, россияне – 236, граждане Афганистана – 166 и подданные  Кувейта – 150 шт. Кроме того, если мы посмотрим на годовые показатели, то увидим продолжающую неуклонно расти популярность Турции среди граждан России: в 2018 году спрос на объекты турецкой недвижимости, по сравнению с 2017 годом, вырос в 1,7 раза. Так, в 2017 году россиянам было продано 1331 объектов турецкой недвижимости, а в 2018 году эта цифра составила уже 2 тыс. 297 шт.

Наиболее облюбованными со стороны наших соотечественников остаются курортная зон (Анталья, Аланья, Мерсин и проч.) и деловой центр Турции — Стамбул. Однако, постепенно наблюдается расширение регионов проживания россиян – в частности, всё чаще они встречаются уже даже и во внутренней Анатолии. Обращает на себя внимание, в этой связи, рост популярности недвижимости в столице страны — Анкаре, которая, до сих пор, не была замечена в контексте интереса к себе среди иностранцев, покупающих недвижимость в Турции.

Что впрочем, не исключает некоего регионального разделения сфер интересов: россиянам – чем жарче, тем лучше и их привлекает побережье Средиземного моря, европейцам интересен климат и условия Эгейского моря, а арабам – прохладное и пока ещё мало обустроенное Черное море Турции. Впрочем, представляется, что с появлением зажиточных клиентов из стран Залива ситуация на черноморском побережье Турции может измениться буквально на глазах. Вообще, Турция предлагает широкий спектр возможностей по приобретению объектов недвижимости – от экономичных квартир до шикарных вилл премиум — сегмента.

Отдельный вопрос, конечно, заключается в том, что «турецкий премиум» всё же отличается от понятия «премиум» на Западе и поэтому покупается, в основном лишь местными клиентами, которые готовы закрывать глаза на явные недоработки, огрехи и несоответствия качества заявленной цене, лишь бы соответствовать понятию премиум в глазах соотечественников и обозначить свою принадлежность к высшему обществу страны. Это легко понять, если чуть разобраться в турецком менталитете, который стремится к тому, чтобы обозначать окружающим, явным образом, своё экономическое и социальное положение, чаще всего, даже преувеличивая их и, ровно таким же образом, постоянно считывать данные о таковых в отношении своих визави. Разумеется, покупка недвижимости, которая признана престижной – это один из способов показать свою состоятельность.

Итак, когда мы говорим про гуманитарную дипломатию страны упомянутые статистические показатели лежат на поверхности – число туристов, а также статистика по продаже недвижимости. Популярность страны в мире – а, следовательно, успешность гуманитарной дипломатии — можно отследить как по числу её посещений иностранцами, так и по готовности связать с ней свои долгосрочные отношения, приобретая там недвижимость – квартиру или дом.

За рамками упомянутых выше продаж фильмов и сериалов, отследить конкретные цифры, связанные с гуманитарной дипломатией, а не оперировать абстрактными понятиями и неточными утверждениями, представляется делом достаточно сложным, требующим специального исследования. Тем интереснее публикации, подобные книге, вышедшей в августе 2017 года под заголовком «Грани турецкой экономики культуры» авторства Фарука Шена, которая, как раз, и увязывает вопросы культуры, экономики и продвижения её имиджа за пределы страны. Опять же с акцентом на экономических выгодах от экспорта культуры за рубеж.

Кстати, довольно интересным образом, сам автор является, если так можно выразиться, продуктом культурной дипломатии другой страны – Германии. Фарук Шен родился в Анкаре и закончил престижный Немецкий лицей в Стамбуле. В 1970-х годах он закончил Университет Munster в Германии по специальности «Экономика предприятия». В дальнейшем он преподавал в немецких университетах Bamberg, Essen и Duisburg. В период с 1985 о 2008 году Фарук Шен возглавлял Центр турецких исследований в Германии. Начиная с коллектива в 3 человека, к 2008 году эта структура расширилась до 43 человек и бюджета в 5,5 млн евро. С 2009 года Фарук Шен возглавил Турецко-Европейский Фонд образования и научных исследований (TAVAK). Фарук Шен удостоился целого ряда наград и премий как в Германии, так и в Турции.

И Фарук Шен является лишь только одним ярким примером того, как на практике работают в Турции американские, французские и немецкие лицеи. Их турецкие выпускники, как правило, после окончания школы поступают в ВУЗы соответствующей страны и, в дальнейшем, в своей профессиональной деятельности выступают в качестве «мостов», связывающих эту страну с Турцией, и проводниками взаимных интересов в самом широком смысле этого слова. Это к вопросу о том, можно ли считать русскоязычные школы на российских курортах Турции проводниками российских интересов в Турции? И стоит ли говорить о том, что подобные школы отвечают государственным интересам России?

Критерий, как представляется, здесь является достаточно простым. Дело даже не в том, что речь идет о российских коммерческих школах – в конце концов, их западные аналоги также берут с абитуриентов за обучение деньги. Вопрос заключается в аудитории школы, то есть, на кого она рассчитана? Если в ней учатся дети из российских семей, проживающих в Турции (как это, собственно, и происходит), то, разумеется, ни о каком большом государственном интересе говорить не приходится. Просто эти школы решают проблемы экспатов, давая им возможность не отрываться от России и не забывать русский язык. Однако, государственный интерес начинается лишь тогда, когда аудитория школы является турецкой – то есть, продвижение российской культуры и образования реализуется среди местных жителей. Таким образом, можно сформировать лояльную России турецкую аудиторию, которая в дальнейшем будет способствовать развитию двусторонних отношений. Именно на это должны быть направлены усилия России и бюджетная / административная поддержка зарубежным учебным заведениям России.

51.56MB | MySQL:101 | 0,350sec