Американо – иранский конфликт – возможные сценарии развития

В последние месяцы заметно обострилась обстановка вокруг Ирана. К Персидскому заливу уже подтянута вторая американская авианосная группа, и ожидается подход третьей. С ноября 2006г. удвоилось количество находящихся в этом районе английских кораблей. Вашингтон обвиняет Тегеран в том, что тот стремится обзавестись ядерным оружием, что иранцы поддерживают «Армию Махди в Ираке», «Хизбаллу» в Ливане, Движение исламского сопротивления (ХАМАС) на Палестинских территориях, не признают право Израиля на существование, что в ИРИ господствует тирания, происходят массовые нарушения прав человека и, вообще, как заявил 6 марта с.г. в Комитете по международным делам Палаты представителей заместитель госсекретаря США Н.Бёрнс, «поведение режима не отвечает чаяниям иранского народа».

Основания для обеспокоенности ситуацией вокруг иранского ядерного досье действительно имеются, особенно в свете заявления генерального директора МАГАТЭ М.аль-Барадея от 5 марта с. г., что Международное агентство по атомной энергии не может дать гарантий относительно исключительно мирного характера иранской ядерной программы. (1)

Проблема не сводится, однако, к одним лишь иранским ядерным амбициям. Ближний и Средний Восток, констатировал Н.Бёрнс, «имеет огромное значение для США с глобальной точки зрения, в этом регионе задействованы интересы решающего характера. Наряду с нашей ответственностью за содействие стабилизации Ирака нет ничего более жизненно важного для будущего американской роли на Ближнем и Среднем Востоке, чем ответ на вызовы, брошенные радикальным режимом в Иране».

ИРИ занимает важнейшее геополитическое положение в центре Среднего Востока, имеет общие границы со странами Ближнего Востока, Закавказья и Средней Азии и выходит на заливный и каспийский регионы. Иран является одним из основных производителей углеводородов, а значимость его территории с точки зрения маршрутов транспортировки нефти и газа трудно переоценить. С учетом этого установление Вашингтоном прямого или косвенного контроля над Ираном может стать важнейшим шагом к занятию Соединенными Штатами, чьи войска уже находятся в Ираке и Афганистане, господствующего положения на всем Среднем и Ближнем Востоке, к превращению Персидского залива в «американское озеро» и к переходу в собственность компаний США значительной части нефтепромыслов этого района, являющегося «основной бензозаправкой мира».

Складывающаяся сейчас вокруг Ирана обстановка наводит на мысль о возможности повторения «иракского сценария», т.е. проведения США крупной наземной операции для замены нынешнего режима режимом проамериканским. Естественно, что при существующем соотношении сил иранские войска будут разгромлены ( хотя при этом американцы и понесут более значительные потери, чем в ходе боев с иракской армией в 2003 г.). Вместе с тем, иранцы сумеют, скорее всего, дать «ассиметричный ответ», перекрыв, например, путем затопления брандеров Ормузский пролив, через который экспортируется 80% добываемой в зоне Персидского залива нефти. Вполне вероятно, что по американским базам в третьих странах будут нанесены удары ракетами средней дальности «Шахаб-3», а против американских граждан и принадлежащих США объектов будут организованы террористические и диверсионные акты. Следует также ожидать наращивания антиамериканских операций иракскими шиитами.

Оккупация Ирана почти неизбежно приведёт к повторению там происходящего в Ираке в плане как развёртывания вооружённого сопротивления американцам, так и сползания страны к хаосу. Наслоившись на смуту в Ираке и в Афганистане, хаос в Иране повлечёт за собою возникновение не виртуальной, а реальной «дуги нестабильности», что имело бы самые опасные последствия для всего региона. Пострадает и мировая экономика, поскольку сократится экспорт иранской нефти, как это произошло в Ираке, где продажа за рубеж углеводородного сырья составляет сейчас лишь 60 – 70% от довоенного уровня (2).

Существует и возможность задействования в отношении ИРИ «югославского варианта» в расчёте на то, что массированные бомбардировки вызовут народное восстание и падение правящего режима. Обоснованность подобных расчётов не может не вызывать сомнений, поскольку не учитываются особенности национального характера персов, которые – вместо того, чтобы поднять восстание – скорее всего, сплотятся вокруг руководства страны.

Наряду с угрозой нанесения военного удара Вашингтон широко задействует и другие методы давления на Иран. Министерством финансов США введены санкции в отношении двух крупнейших иранских банков – Сепах и Садерат, обвиненных в оказании помощи террористам, что уже начало сказываться на платежеспособности ИРИ. В 2006 финансовом году на поддержку иранских неправительственных организаций и в целом «процесса демократических реформ» в этой стране США было израсходовано 20 млн. долл., а на пропаганду на Иран – 46 млн. долл. На 2008 финансовый год президент Дж.Буш запросил на эти цели соответственно 75 млн. и 28 млн. долл.

Надежды при этом возлагаются, судя по всему, на то, что если такой комбинированный нажим и не приведет к ещё одной «цветной революции», то он, по крайней мере, создаст условия для возвращения к власти «умеренных исламистов», таких, как глава Совета по определению целесообразности принимаемых решений А.Хашеми-Рафсанджани. Действительно, в настоящее время в ИРИ заметен рост критики действий президента М.Ахмадинежада: 150 из 290 депутатов Собрания исламского совета подписали адресованное ему письмо с выражением недоумения в связи с тем, что он отправился в поездку по Латинской Америке, не завершив подготовку проекта бюджета на 2007 – 08 финансовый год. В январе с. г. три ведущие иранские газеты «Хамшари», «Джомхури ислами» и «Кайхан» опубликовали комментарии, в которых М.Ахмадинежад критиковался за невыполнение предвыборных обещаний, а также за слишком бескомпромиссные высказывания по ядерной проблеме. Наконец, на муниципальных выборах в Тегеране в декабре 2006 г. сторонники нынешнего президента завоевали всего 2 места из 15.

Не ясно, однако, свидетельствуют ли вышеприведенные факты о кардинальных подвижках в настроениях иранского общества или они носят изолированный характер? Действительно ли критика М.Ахмадинежада стала следствием давления США на Иран? Не оказывает ли на самом деле это давление противоположный ожидаемому эффект, порождая у иранцев комплекс «осаждённой крепости» и побуждая их сплачиваться вокруг режима?

Что же касается «умеренных исламистов», то, действительно, в период их пребывания у власти были предприняты шаги по выводу ИРИ из внешнеполитической изоляции и завязыванию диалога с США, что привело к ослаблению введённых Вашингтоном антииранских торговых санкций. Однако ни при президенте А.Хашеми – Рафсанджани, ни при президенте А.Хатами полной нормализации между Ираном и Соединёнными Штатами так и не произошло, и нет никакой гарантии, что, вновь придя к власти, «умеренные исламисты» позволят США «приручить» себя. Не следует к тому же упускать из виду, что верховная власть находится в ИРИ в руках не президента, а руководителя страны А.Хаменеи, стоящего на консервативных позициях и известного своими антиамериканскими заявлениями.

Серьёзную проблему может создать поддержка Вашингтоном сепаратистских группировок. Следствием такой поддержки уже стали активизация действий вооружённых антиправительственных формирований в пограничных с Турцией, Пакистаном и Афганистаном районах, а также уличные беспорядки в Арабистане и Иранском Курдистане. Поскольку национальные меньшинства составляют 40% населения Ирана, взрыв сепаратизма был бы чреват втягиванием этой страны в затяжную межэтническую войну, которая надолго бы связала руки Тегерану, лишив его свободы действий внутри страны и на международной арене. Нельзя, впрочем, исключать, что именно в этом и состоит цель тех, кто поощряет сепаратистов.

Вместе с тем остаётся пока открытым вариант с достижением договорённости между США и Ираном по модели диалога Соединенных Штатов с КНДР. Иранцы неоднократно заявляли о готовности урегулировать разногласия с Вашингтоном переговорным путём. Более того, министр иностранных дел ИРИ М.Моттаки приоткрыл карты, дав понять в своём заявлении от 2 марта с.г., что Тегеран мог бы согласиться на создании на территории Ирана консорциума по производству ядерного топлива. По мнению американского специалиста по Ближнему Востоку Р.Тэки (R.Takeyh), темами переговоров могли бы стать — наряду с ситуацией вокруг иранского атомного досье – вопросы положения в Ираке и проблема «Хизбаллы».

Американцы занимают, однако, жёсткую позицию, обусловливая начало обмена мнениями отказом иранцев от обогащения ядерного топлива. Тем не менее, проблеск надежды порождает состоявшаяся на днях в Багдаде в кулуарах международной конференции по безопасности в Ираке беседа заместителя мининдел ИРИ А.Аракчи с американской делегацией, в ходе которой обсуждались, по словам иракского министра иностранных дел Х.Зибари, вопросы «их взаимоотношений вокруг Ирака». В целом же складывается впечатление, что в Вашингтоне пока не определились, какой линии следовать в отношении Ирана. Остаётся лишь надеется, что там возобладает разумный подход, а не – как это было в случае с Ираком – логика волка из известной басни И.А.Крылова: «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать…»

1)http//:top.rbc.ru/index.shtml?/news/daythems/2007/03/05…

2) Ведомости, 20.01.2006.

42.28MB | MySQL:87 | 0,834sec