Экономическая ситуация в Иране в свете американских санкций

Иранская экономика переживает тяжелые времена после введения экономических санкций Соединенными Штатами 5 ноября 2018 года. Главный удар пришелся на нефтяную отрасль, на которой основывается экономическая политика Ирана и составляется бюджет страны. Американские санкции включают запрет на экспорт иранской нефти. Поначалу ряд стран, такие как Китай, Индия, Турция, Южная Корея, Италия, Греция, Япония и Тайвань, крайне зависящие от иранской нефти, получили послабление со стороны США при условии, что они не будут увеличивать закупки нефти из Ирана. Однако, в апреле стало известно, что Соединенные Штаты намерены отказать вышеназванным странам в исключительном праве не следовать санкциям.

Уже 9 мая был принят новый пакет санкций, на сей раз охватывающий другие масштабные отрасли экономики: новые санкции ограничивают производство и продажу стали, алюминия, меди и железа. Под санкции подпадают не только иранские производители, но и иностранные клиенты, сотрудничающие с ними.

Санкции последовали после решения Тегерана отказаться от ряда своих обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий — ядерному соглашению, и продолжить свою деятельность в ядерной сфере. «В целях защиты безопасности и национальных интересов иранского народа», сообщает пресс-служба Высшего совета национальной безопасности, Совет распорядился прекратить выполнение некоторых частей обязательств Исламской Республики Иран  в соответствии со статьями 26 и 36 СВПД. Речь идет о праве хранения тяжелой воды и обогащенного урана.

Ранее Иран уже предупреждал, что если США примут санкции, то страна продолжит развивать свою ядерную программу, отказавшись от СВПД. Первый шаг ИРИ уже сделала. Оставшимся сторонам в ядерной сделке было дано 60 дней для выполнения своих обязательств в рамках СВПД, особенно связанных с банковским и нефтяным секторами. Неспособность сделать это побудит Исламскую Республику прекратить соблюдение ограничений на уровень обогащения урана и модернизацию тяжеловодного реактора Арак, говорится в заявлении ВСНБ. Президент Хасан Роухани, посетив провинцию Керманшах, выступил с речью, в которой  назвал заявления американских официальных лиц об ограничении экспорта нефти из Ирана «безосновательными» и отметил, что если доходы страны от продажи нефти снизятся, то ИРИ компенсирует их в другом месте, продолжая продавать нефть.

Президент также упомянул отношения с соседними странами, сказав, что у некоторых южных соседей Ирана есть проблемы с пониманием ситуации, но иранская сторона надеется, что они «образумятся» и поймут, что сотрудничество с Ираном выгодно для них самих. Х.Роухани не называл этих соседей, но очевидно, что речь идет о КСА и Бахрейне, которые поддержали антииранские действия США.

В другом своем выступлении в Тегеране, на церемонии, посвященной столетию основания педагогического образования в ИРИ, Х.Роухани сказал, что США готовы оказать помощь Ирану, если он сдастся. Президент подчеркнул, что американцы намерены сократить иранские активы для достижения своих целей, поэтому ИРИ должна в свою очередь сократить потребности в иностранных валютах, в частности — долларах. Иранский президент призвал противостоять попыткам США остановить экспорт нефти и увеличить производство и экспорт нефти и ненефтяных продуктов.

Хасан Роухани назвал нынешнее ирано-американское противостояние «войной против надежд»: «американцы намерены сломать нашу надежду, но мы должна сломать их».

Министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф, присутствующий на Азиатско-тихоокеанском форуме по сотрудничеству, проходившем в Катаре, в интервью информационному агентству «Аль-Джазира», говоря о санкциях и отношениях с США заявил, что невозможно найти иранца, который решит сдаться Соединенным Штатам.

В ответ на сообщения о готовности ряда стран-экспортеров компенсировать нехватку иранской нефти на международном рынке, пресс-секретарь МИД Ирана Аббас Мусави заявил, что «Исламская Республика Иран не позволит ни одной стране заменить Иран на рынке нефти и ответственность за любые последствия будет лежать на США и на тех же странах». Вслед за решением Соединенных Штатов отказаться от исключений нескольких стран из нефтяного эмбарго Исламской Республики и заявления о намерении полностью прекратить экспорт иранской нефти, источники новостей сообщили о готовности нескольких стран-экспортеров увеличить добычу, чтобы компенсировать недостаток поставок нефти на мировой рынок. Речь идет о Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах. Вопреки ожиданиям иранской стороны, что из-за сокращения иранского экспорта цены на нефть пойдут вверх, что нанесет ущерб самим США и остальным импортерам нефти, цены на нефть на мировом рынке продолжают падать (7 мая баррель Brent снизился на 0,45%, до $71,05).

Спикер иранского парламента Али Лариджани заявил, что довести экспорт иранской нефти до нуля никогда не удастся. Выступая в парламенте в 5 мая, спикер сказал: «Кажется, что нелогичный подход американских чиновников никогда не закончится». По его мнению, вместо того, чтобы заниматься политическими делами, американцы заняты психологической войной. «США стремятся сохранить Персидский залив для своих интересов. То, что США делали в регионе в прошлом — это грабили иранские нефтяные богатства и получали деньги за счет экспорта в страну современного оружия», заявил Лариджани.

Пока иранские политические лидеры делают подобные заявления в попытках сохранить стабильность и спокойствие в обществе, реальная экономическая картина ухудшается с каждым днем. Цены на товары первой необходимости возросли в несколько раз. Только на макаронные изделия цены поднялись на 70%, а автомобильный рынок находится в режиме застоя, т.к. иранцы отказываются от подобных дорогостоящих покупок. В средствах массовой информации появилась информации и о подорожании бензина. Министр нефти Бижан Намдар Зангане сообщил, что не слышал о таком решении правительства, однако среди населения уже появились признаки недовольства в связи со слухами. На сегодняшний день бензин в Иране стоит 10 000 риалов ($ 0,66) за литр.

По словам директора Департамента Ближнего Востока и Центральной Азии Международного валютного фонда Джихада Азура, экономика Ирана будет в рецессии второй год подряд, а уровень инфляции в стране в начале этого года достиг около 50 %. В 2018 году экономика Ирана сократилась на 3,9%, и это сокращение увеличится до 6% в настоящем году. И это при расчете на то, что США не откажут нескольким импортерам иранской нефти в послаблениях. В противном случае объем иранской экономики упадет более чем на 10%.

В прошлом году иранский риал потерял в стоимости на 60%, и его обесценивание продолжается. Если по официальным данным курс доллара составляет 42100 риалов (4210 туманов), то на черном валютном рынке доллар обменивают за 144000 риала (14400 туманов). Курс колеблется в зависимости от региона или города.

Как уже было сказано, власти Исламской Республики прикладывают все усилия для противостояния действиям и последствиям санкций. В борьбу за сохранение иранской экономики включились не только представители соответствующих ведомств: экономисты и политики, но и военные. Так, начальник Генерального штаба ВС ИРИ генерал Мохаммад Багери, выступая на 23-м Национальном конгрессе командиров, руководителей армии и начальников штабов полиции, завил журналистам, что если нефть Ирана не пройдет через Ормузский пролив, то ничья нефть не пройдет. Он подчеркнул, что «безопасность Ормузского пролива находится под контролем вооруженных сил Исламской Республики Иран, и мы хотим непрерывности безопасности и открытости Ормузского пролива. Когда нефть и товары из других стран пересекают пролив, наша нефть и товары также пересекают Ормузский пролив». Генерал подчеркнул, что Иран не намерен перекрывать пролив, однако, если вражда достигнет той степени, что не останется выбора, то иранская сторона пойдет на это.

Перекрытие Ормузского залива — тот рычаг, который Иран перманентно грозится использовать как ответ на усиление санкционного давление Соединенных Штатов. Однако до настоящего времени Тегеран ни разу не прибегал к подобным действиям. С одной стороны, столь дерзкий шаг вызовет незамедлительную реакцию остальных стран Персидского залива — союзников Вашингтона, создав новый кризис в регионе, с другой — по оценкам ряда военных экспертов, у Исламской Республики недостаточно военно-технических возможностей для перекрытия всего залива, именно поэтому иранские угрозы остаются в вербальной плоскости.

Несмотря на нарастающие трудности и ограничение нефтяного экспорта, иранские нефтяные компании планируют реализацию новых проектов. Генеральный директор Компании нефтехимической промышленности Персидского залив (PGPIC) заявил, что холдинг планирует запустить 7 нефтехимических проектов к 2021 году. Выступая в рамках 24-го Тегеранского нефтяного шоу, Джафар Рабии сказал, что в число проектов входят строительство газоперерабатывающих заводов «Бил Боланд», «Лордеган», «Илам», в Хенгаме, Гачсаране, проект по сбору попутных нефтяных газов и проекты NGL 3200 (целью строительства этого завода является получение 500 миллионов кубических футов в сутки кислого газа с нефтяных месторождений Западного Каруна (Даркхойн, Ядаваран, Жофейр, Банде Кархе, Азадеган и Северный Азадеган), а также для обработки и производства материалов в виде: «C2 +, сухой газ, сера, N2 и CO»). PGPIC также подписала контракт с Национальной иранской южной нефтяной компанией (NISOC) на сбор попутных газов на месторождениях, эксплуатируемых NISOC, с производительностью 600 кубических футов в сутки. О широкомасштабных планах компания заявляла еще в декабре 2018 года, однако конкретная стадия реализации проектов на данный момент не определена.

В 2021 году планируется завершение одного из этапов проекта по строительству нефтепровода Гурех-Джаск. Реализация проекта ведется на юге Ирана. Выступая на том же нефтяном шоу в столице Ирана, руководитель проекта Рашид Сейедиан добавил, что целью проекта является транспортировка одного миллиона баррелей легкой и тяжелой сырой нефти из Гуреха вблизи провинции Бушер в порт Джаск — в восточной части провинции Хормозган, чтобы снизить риск экспорта из Ормузского пролива, который является стратегическим регионом. Он отметил, что проект предусматривает прокладку 1000-километрового трубопровода диаметром 42 дюйма. В проект было инвестировано около 2 млрд долл. США. Помимо трубопровода планируется также построить сеть линий электропередач протяженностью 200 километров.

Однако, реализация крупных проектов может оказаться под угрозой. Дело в том, что в конце марта в Иране началось крупнейшее за всю историю страны наводнение, которое продлилось на протяжении всего прошлого месяца. По данным статистики и сообщениям СМИ, стране нанесен ущерб на сумму в 20 трлн туманов. Согласно последним по времени предупреждениям Метеорологической организации Ирана, все еще существует вероятность наводнения в южных провинциях Ирана. В разных странах мира проходят акции в поддержку иранцев, объявлен сбор средств. Это свидетельствует о том, что Иран находится в кризисном положении и у него не хватает собственных ресурсов на борьбу с последствиями наводнения. Народное недовольство растет с каждым днем. Если руководство Ирана не сумеет найти выход из экономических проблем, то ситуация способна вылиться в серьезный внутриполитический кризис.

51.47MB | MySQL:101 | 0,372sec