Перспективы нефтяной отрасли Ливии в условиях эскалации вооруженного конфликта

И без того неубедительные показатели нефтяной отрасли Ливии, которая во времена правления М.Каддафи служила главным источником национального благосостояния и политической стабильности, сегодня в условиях эскалации вооруженного противостояния грозят и вовсе подорвать перспективы этого важнейшего сектора ливийской экономики.

Призванный стать главной консолидирующей силой в процессе примирения между противоборствующими сторонами, нефтяной фактор в итоге превращается в основное яблоко раздора между правительством в Триполи и контролирующим сегодня большую часть месторождений фельдмаршалом Х.Хафтаром.

Разумеется, активизация вооруженного конфликта еще более отдаляет перспективы превращения нефтяного сектора в основной ресурс для оживления экономического роста и наращивания притока столь нужных инвестиций. Активизация вооруженного противостояния, в том числе развернувшаяся в последние недели борьба за установление контроля над нефтяной инфраструктурой и логистической системой экспорта нефти, дестабилизирует макроэкономическую ситуацию. Это ведет ухудшению финансовой ситуации ввиду сокращения ожидаемых бюджетных доходов. В итоге растут долговые обязательства и сокращаются резервы, и заодно и откладываются назревшие давно реформы в сфере налогообложения и финансового регулирования.

Все эти последствия в совокупности, да и еще на фоне эскалации вооруженного конфликта напрямую отражаются на населении Ливии и представляют угрозу в 2019-2020 гг. в виде роста инфляции, сокращения рабочих мест и занятности, ослабление потенциала частного сектора и предпринимательства. Несмотря на сокращение инфляции с 27% в 2016-2017 гг. до рекордно низкой отметки в 9.3% в 2018 году, в текущем периоде эти показатели явно ухудшатся. При этом, даже не фоне снижения инфляции в прошлом году, потребительские цены сохранялись на высоком уровне из-за нарушенной логистической и транспортной системы и подрыва устойчивости рыночных систем в условиях активизировавшегося конфликта.

До начала военной кампании Хафтара в апреле с.г. предпринимались попытки восстановления потенциала нефтяного сектора за счет его консолидации в руках Национальной нефтяной компании в качестве нейтральной институциональной структуры национального масштаба, не замешанной в политическом и военном противостоянии. Халифа Хафтар являлся одним из протагонистов такой идеи и рассчитывал на объединяющую роль данного фактора в рамках набравшего было обороты мирного политического процесса. На том этапе под эгидой Национальной нефтяной компании ставилась амбициозная задача увеличить уровень производства нефти до 1.6 млн баррелей нефти в день. Возможно, задача была чересчур амбициозной, поскольку по итогам прошлого года Ливия произвела менее 1 млн баррелей нефти в день. Оптимизм для выстраивания таких амбициозных задач внушали высокие темпы роста нефтяной промышленности в предыдущие пару лет, когда после затяжной рецессии 2013-2016 гг. в 2017 году нефтяная промышленность Ливии выросла на 27%, а в 2018 году – на 8%.

Тем не менее, отсутствие политической стабильности, эскалация вооруженного конфликта и очередная отсрочка в проведении назревших структурных реформ в экономике, вероятнее всего не позволят Ливии в конце этого года повторить успех предыдущих качественных скачков на пути полноценного восстановления утерянного потенциала национальной нефтяной промышленности. В условиях растущей напряженности и периодического срыва работ нефтедобычи на крупнейших месторождениях Эш-Шарара и Эль Филь, не позволяют Ливии добиться увеличения показателей нефтедобычи. Напомним, в последние годы правления Каддафи Ливия добывала в день в среднем 1.8 млн баррелей нефти и выйти на такой результат с учетом нынешней политической ситуации пока не представляется возможным даже в ближайшие пару лет.

Помимо вооруженного вмешательства в работу мощностей по нефтедобыче, прогрессу в отрасли мешает фактор ослабления потенциала частного бизнеса и сокращения потока инвестиций, которые остро необходимы для модернизации нефтяного сектора. Государственных ресурсов на модернизацию добывающих мощностей при этом не хватает, поскольку даже сгенерированные в результате роста нефтедобычи в последние годы доходы государства шли прямым курсом на социальные обязательства и стабилизацию экономического положения в условиях растущей инфляции, углубления социального неравенства и сокращения реальных доходов населения. Доходы от нефти по итогам 2018 года увеличились и достигли 50.8% от национального ВВВ (33.5 млрд ливийских динаров или 24 млрд долларов США). Однако этой суммы по-прежнему недостаточно для того, чтобы выплачивать все государственные обязательства по заработной плате и социальным стипендиям. На сегодня в расходной части бюджета зарплаты в госсекторе составляют 41.3% от ВВП, а социальные стипендии – 12%. В общей сложности – 53.3% от ВВП. Именно поэтому давно назрели структурные реформы в системе социального страхования, пенсионных начислений и налогов, что позволило бы снизить нагрузку на бюджет.  Однако с эскалацией вооруженного конфликта в апреле с.г., по всей вероятности, весь пакет реформенных мер будет вновь отложен на неопределенное время.

В среднесрочной прогнозе, как ожидается, наращивание нефтедобычи не будет значительным. По прогнозам международных экспертов, по итогам 2019 года увеличения не будет и производство сохранится на уровне до 1 млн баррелей в день, а в более долгосрочной перспективе оно может вырасти на 4-6%, то есть примерно до 1.1-1.3 млн баррелей к 2022 году. Таким образом, достичь лучших показателей 2000-х годов в ближайшие несколько лет вряд ли получится, и Ливия сможет лишь приблизится к 2/3 от имеющегося потенциала. Такими темпами, к 2022 году размер добычи при сохранении текущих тенденций может составить 64% от уровня 2010 года. Даже при таком оптимистичном сценарии, ожидаемый доход от нефтяного сектора будет скорректирован инфляцией (не менее 10% в год, а при дальнейшей эскалации конфликта – еще больше). Как следствие, следует ожидать рост бюджетного дефицита и сокращение государственных резервов, чтобы обеспечить выполнение властями своих социальных обязательств. В частности, Всемирный банк прогнозирует сокращение государственных резервов с нынешних 79.2 до 76.5 млрд долларов к 2022 году.

Однако, в случае преодоления политических разногласий или прекращения вооруженного конфликта, есть в принципе потенциал для поэтапного восстановления добычи, что позволит гарантировать устойчивый рост ВВП страны в предстоящие году и снизить инфляцию. Такой сценарий позволил бы Ливии действительно встать на рельсы устойчивого роста, восстановления экономики и проведения реформ. Однако, с учетом военно-политических реалий, на сегодня увы этот сценарий выглядит маловероятным.

 

51.85MB | MySQL:101 | 0,452sec