Сирия: наступление правительственных сил на позиции террористов в Идлибе вызывает тревогу в Турции и в странах Запада

Рост напряженности в зоне деэскалации в Идлибе представляет угрозу для формирования конституционного комитета Сирии. Такое мнение, как сообщила во вторник 14 мая  канцелярия турецкого лидера, выразил президент Турции Р.Т.Эрдоган в ходе телефонного разговора с российским коллегой Владимиром Путиным. «Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган и президент Российской Федерации Владимир Путин провели сегодня вечером телефонный разговор. В ходе него лидеры обсудили двусторонние отношения, а также последние события в Идлибе <…> Президент Эрдоган подчеркнул, что рост напряженности в Идлибе ставит под угрозу формирование конституционной комиссии и вредит политическому урегулированию в Сирии», — говорится в распространенном коммюнике. В ходе телефонного разговора турецкий президент сообщил, что «нарушение режима прекращения огня в зоне деэскалации в Идлибе в последние две недели достигли пугающих масштабов». Кроме того, по версии Эрдогана, «целью режима [президента Сирии Башара Асада] является саботаж турецко-российского сотрудничества в Идлибе и стремление навредить духу астанинских переговоров] по Сирии». Эрдоган и Путин во время переговоров подтвердили приверженность сочинским договоренностям. «Президент Эрдоган заявил о достижении значительных успехов в рамках реализации сочинского меморандума, но также отметил, что происходящие нападения [в Идлибе] могут нанести ущерб общим интересам», — говорится в заявлении. Пресс-служба Кремля в понедельник вечером проинформировала, что телефонный разговор между Путиным и Эрдоганом состоялся «по инициативе турецкой стороны». В сообщении также говорится, что был «продолжен обстоятельный обмен мнениями по ключевым аспектам кризисной ситуации в Сирии с акцентом на обстановку в Идлибской зоне деэскалации в связи с участившимися нарушениями радикальными вооруженными формированиями режима прекращения боевых действий». В ходе переговоров стороны подчеркнули «важность дальнейшей плотной координации усилий России и Турции, в том числе между военными ведомствами, по различным аспектам сирийского урегулирования». Вот собственно этот момент очень четко показывает нам две очевидные вещи.

  1. Сирийские правительственные силы при содействии российских ВКС и артиллерии продолжают реализовывать на стыке провинций Идлиб и Хама так называемый «хорватский вариант». Или, если еще точнее, то постепенное выдавливание боевиков из этой зоны с перспективой раскола зоны Идлиба на две части. Командование ВС САР направило в начале мая воинские подкрепления и бронетехнику на северо-запад Сирии для восстановления режима прекращения огня в расположенной там зоне деэскалации и освобождения региона от банд террористов. Начавшаяся 6 мая военная операции сирийской армии преследует цель восстановить контроль над автострадой Хама — Алеппо и обезопасить мирные селения в долине Сахль-эль-Габ у реки Оронт, которые регулярно обстреливают бандформирования. Сирийские войска приближаются сейчас к городу Хан-Шейхун на юге провинции Идлиб, где находится крупный форпост бандформирований. Овладение Хан-Шейхуном позволит восстановить движение по автостраде Хама-Алеппо, которое было перекрыто вооруженной оппозицией в 2012 году. И, судя по всему, эта операция идет планомерно и без особых срывов. Бойцы сирийской армии отразили контратаки террористов на севере провинции Хама, ликвидировав свыше 40 членов экстремистской группировки «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ). Об этом сообщил в субботу 11 мая телеканал «Аль-Маядин». По его информации, сирийские военнослужащие уничтожили также несколько единиц бронетехники противника и реактивные установки. Банды террористов пытались вернуть под свой контроль населенный пункт Кфар-Набуда, расположенный в 15 км от их форпоста в Хан-Шейхуне, однако все их атаки были отбиты. Правительственные войска нанесли также ракетно-артиллерийские удары по тыловым базам «Джебхат ан-Нусры» в районах Абдин, Кусабейн, Кфар-Сиджна и Шейх-Мустафа на юге соседней провинции Идлиб. В тот же день бойцы сирийской армии освободили  от террористов пять селений на северо-западе Сирии и вышли к административной границе между провинциями Идлиб и Хама.  В результате проведенной операции удалось уничтожить командный пункт и склады с оружием экстремистской группировки «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в РФ) в населенном пункте Хасс. Все это происходит на фоне перманентной публичной констатации российской стороной попыток отрядов сирийской оппозиции перейти в контрнаступление или обстрелять российскую авиабазу «Хмеймим2.  4 мая руководитель российского Центра по примирению враждующих сторон в Сирии генерал-майор Виктор Купчишин сообщил журналистам, что отряды боевиков на юге Идлибской зоны деэскалации концентрируются под командованием группировки «Хайат Тахрир аш-Шам» (запрещена в РФ) и что не исключается их наступление на город Хама, столицу одноименной провинции. 6 мая Купчишин информировал, что боевики дважды за день обстреляли российскую авиабазу «Хмеймим», оба раза огонь велся из района населенного пункта Завия, находящегося в Идлибской зоне деэскалации. В этой связи отметим, что российские военные в общем-то хорошо «держат» нужный информационный фон этой операции, постоянно акцентируя внимание на том, что операции правительственных сил имеют своей целью дать достойный ответ на происки террористов. При этом тот нюанс, что эти происки стали прямым следствием наступательной активности сирийской армии, естественно опускается «за скобки». И это правильно, поскольку Москва исходит при этом из главного посыла: в Идлибе сконцентрировались террористы, а они находятся вне закона. В связи со всем сказанным рискнем предположить, что эта ползучая экспансия будет продолжаться весь рамадан (вообще планирование военных операций в этот месяц в мусульманских странах является палкой с двумя концами: этот месяц одинаково расслабляет как боевиков, так и правительственные силы) и ее логичными завершением должно стать освобождение Хан-Шейхуна. Повторим, что  взятие этого города фактически создает условия для дальнейшего наступления и раздела зоны Идлиба на две части. В том числе и путем начала такой же активности в районе Джиср эш-Шугура.
  2. Анкара в первый раз официально на вашем уровне выразила свою обеспокоенность. Если говорить более предметно, то речь в данном контексте идет не о «обеспокоенности», а о мягком шантаже. Отбросим всю дипломатическую риторику из обоюдных заявлений и получим в итоге лишь то, что турки напрямую угрожают российской стороне срывом созыва конституционного комитета в случае продолжения наступления сирийских войск в Идлибе. Об этой перспективе сказано фактически прямым текстом. Тут же надо отметить, что Турция соблюдает политес: она во всем обвиняют сирийскую сторону, которая, якобы, хочет поссорить Анкару и Москву. При этом Анкара умышленно не замечает того, что собственно эта наступательная активность полностью поддерживается и координируется российскими военными. Вот собственно это именно тот момент, о котором мы говорили ранее. Турки полагали, что они могут до бесконечности тянуть с выполнением Сочинских соглашений по созданию зоны деэскалации в Идлибе, увязывая этот свое нежелание с имитацией некого прогресса по вопросу формирования конституционного комитета и продолжения работы астанинского формата переговоров. И долгое время (очень долгое, если говорить откровенно) это у Анкары получалось. Этот момент безусловно радовал  МИД РФ, который в основу основ политики на сирийском направлении, видимо, положил принцип мирного урегулирования. То есть, возвращение беженцев, формирование конституционного комитета и принятие собственно самой конституции, а также проведение всеобщих выборов. При этом упор делался на сохранении астанинского формата любой ценой. Вот собственно этим обстоятельством и объяснялось долгое колебание Москвы в рамках откровенного турецкого шантажа. К этому надо прибавить еще и «подковерную борьбу» между Анкарой, Вашингтоном и Москвой по вопросу сделки по покупке С-400. Сейчас, судя по решительности Москвы, основные опасения по вопросу судьбы этой сделки остались в прошлом, и настало пора аккуратно продемонстрировать Анкаре свое недовольство  динамикой выполнения ей сочинских соглашений. В данном случае рискнем предположить, что в ходе этих телефонных переговоров турецкой стороне было доведена точка зрения о том, что конечной целью операционному является именно взятие Хан-Шейхуна. Насколько это сможет успокоить турок, сказать пока сложно. Но в данном случае главное иное — Москва, похоже, начинает осознавать тот факт, что создание конституционного комитета, проведение выборов и массированное возвращение беженцев без решения темы Идлиба, как оплота вооруженной оппозиции и попыток создать альтернативное от Дамаска  государственное образование, является утопией. И это на сегодня главное.

 

Соответственно такое же понимание есть и у коллективного Запада. И об этом ясно соответствует его реакция. Великобритания, Германия и Франция выразили крайнюю обеспокоенность эскалацией боевых действий на северо-западе Сирии в провинции Идлиб. Об этом говорится в совместном заявлении дипломатических ведомств трех стран, опубликованном в понедельник 13 мая на сайте Министерства иностранных дел Великобритании. В заявлении утверждается, что мирное население на северо-западе Сирии страдает от обстрелов и бомбардировок, которые проводят правительственные силы Сирии и российские военные. Лондон, Берлин и Париж также отмечают активизацию в этом регионе атак со стороны группировки «Хайят Тахрир аш-Шам».   «Эта военная эскалация должна прекратиться», — говорится в заявлении МИД трех европейских государств. На этом фоне  Россия заблокировала подготовленное рядом стран заявление СБ ООН по гуманитарному положению в Сирии из-за попыток извратить ситуацию в Идлибе. Об этом заявил в пятницу заместитель постпреда России при ООН Владимир Сафронков, отвечая на вопрос ТАСС об итогах закрытых консультаций Совбеза по Сирии. «Мы не пропустили и заблокировали пресс-элементы, подготовленные нашей гуманитарной тройкой (курирующей соответствующие вопросы в Совбезе ООН — прим. ТАСС) в составе Бельгии, Германии и Кувейта, смысл которых [пресс-элементов] сводился к тому, чтобы извратить ситуацию в Идлибе», — сказал он.  «Мы разъяснили нашим западным коллегам, что российско-турецкий сочинский меморандум, к выполнению которого они нас призывают, содержит исключения в том, что касается террористической борьбы, — отметил Сафронков. — Там прямо сказано, что меры деконфликтинга и деэскалации не касаются борьбы с терроризмом. Поэтому прежде, чем приступать к подготовке каких-либо документов Совета Безопасности [ООН], наши западные партнеры должны прежде всего признать то, что в Идлибе хозяйничает «Нусра», под какими бы новыми названиями она не выступала». Эта позиция подтверждает решимость Москвы довести до конца нынешний этап операции на стыке Идлиба и Хамы. В свою очередь входящие в Совбез европейские страны (Бельгия, Великобритания, Германия, Польша и Франция) по итогам консультаций выступили с заявлением, осуждающим эскалацию в Идлибе. «Мы осуждаем потери среди мирных жителей и удары по гражданской инфраструктуре, включая школы и больницы», — озвучил совместную позицию стран постпред Бельгии Марк Пекстен. Он также заявил о возможности «гуманитарной катастрофы в случае полномасштабных боевых действий в Идлибе». Интересно, что представитель США по итогам закрытых консультаций воздержался от заявлений для прессы. В.Сафронков в этой связи дал довольно мягкое определение позиции американцев. Россия и США продолжают вести профессиональный диалог по ситуации в сирийском Идлибе.    «С американскими коллегами ведутся разговоры по профессиональным каналам, по военным, политическим, — заверил он. — Люди обсуждают ситуацию, что называется, с фактами и картами на руках». «Разумеется, наши американские партнеры понимают ситуацию на сирийском театре, — добавил Сафронков, — поэтому не надо создавать в СБ виртуальную реальность, говоря, что диалога нет. На самом деле, в отрыве от камер, газет, журналистов ведется практическая работа». «Наш акцент заключается в том, что политической основой работы по Сирии должно быть соблюдение суверенитета Сирии не на словах, а на деле, — указал он. — СБ предстоит еще много сделать, чтобы преодолеть концептуальные разрывы в понимании ситуации».  В этой связи не стоит обманываться и полагать, что Вашингтон приветствует разгром боевиков в Идлибе. Это как раз ему точно не надо.  Но к острожной позиции его подталкивает ситуация на севере на фоне вывода основной части американских войск из Сирии, и попытка в этой связи создать максимально комфортные условия для лояльных себе курдов. И прежде всего в контексте возможного продвижения сирийских правительственных сил в Заевфратье.

51.91MB | MySQL:101 | 0,331sec