Президент Ирана Хасан Роухани о своих властных полномочиях

Что грозит Ирану уже в самые ближайшие дни? Что сделают иранцы в ответ на любезно переданный им через своего многолетнего дипломатического посредника – посольство Швейцарии в Тегеране – номер прямого телефона американской администрации? Думается, вряд ли они скажут спасибо и тут же позвонят в Вашингтон, чтобы сказать, что они готовы к переговорам. Они даже не стали реагировать на высоком уровне, а позволили высказаться чиновнику, хотя и занимающему достаточно высокий пост в дипломатической иерархии своей страны – заместителю главы МИДа, руководителю рабочей группы на переговорах по СВПД Аббасу Аракчи,  который Аракчи дал отрицательный ответ: нам не о чем говорить с американцами. Он парировал тем, что «…у американцев имеется наш телефон, и как только они созреют до цивилизованного разговора,  могут с нами связаться»  в надежде уменьшить напряжение между двумя странами, набирающее в последние дни нешуточные обороты.

Однако в последние дни увеличилось и число признаний иранских лидеров в том, что давление со стороны США приносит свои деструктивные результаты, что «санкции серьезно влияют на жизнь страны». Об этом сказал достаточно прямо иранский президент Хасан Роухани вечером 11 мая,  выступая на встрече с рядом политических и религиозных деятелей исламского режима.  Он сравнил нынешние экономические трудности с годами длившейся долгих 8 лет войны с Ираком, отметив, что сейчас ситуация еще более кризисная в плане тягот, выпавших на долю страны.  Роухани признался, что трудно сравнивать то, что было тогда, с сегодняшней реальностью. «Тогда у нас не было проблем с банковскими платежами, нас не мучили проблемы нефтяного экспорта. Санкции того времени касались лишь невозможности покупки вооружений». Эти высказывания знаменательны в том плане, что до недавнего времени иранские лидеры в один голос утверждали, что санкции не приносят стране никакого вреда, а зачастую идут на пользу ее развития. Эта «традиция» берет начало еще с первых лет Исламской революции, когда ее вожди во главе с аятоллой Рухоллой Хомейни в один голос, как мантру, повторяли, что  если страна достигла беспрецедентной изоляции на международной арене и находится под санкциями,  это «великое благо, потому что приносит стране независимость и заставляет добиваться прогресса».

Однако непреложным фактом является то, что со дня объявления США в начале мая приостановки действия исключения для 8 стран в импорте иранской нефти, через Ормузский пролив не прошло ни одно танкерное судно, открыто и официально вывозящее главный иранский экспортный товар. Именно поэтому иранцы и заявляют о неразрывной связи между экспортом нефти и  экономической ситуацией в стране. Еще 1 мая с.г., президент ИРИ сказал, что американцы увидят, «…что  мы продолжим этот вид экспорта». Он расценил препятствие экспорту иранской нефти и стремление его обнулить «неправильным и ошибочным», а антииранские санкции США назвал «злодейскими», направленными на то, чтобы «минимизировать наши валютные поступления».

Но в этот раз в заявлении президента прозвучали и другие нотки. Он давно не говорил о том, что в противодействии американским санкциям ему мешает то, что он ограничен в своих действиях, у него недостаточно исполнительных рычагов, не хватает  полномочий. «Когда от правительства требуют определенных действий и задают вопросы по тем или иным проблемам, нужно спросить себя, а в состоянии ли оно сделать это? Есть ли на это его компетенция? Распространяются ли его возможности на решение тех или иных  вопросов? Когда вы спрашиваете меня о наших действиях в сфере внешней политики, социальных сетей или просвещения, уточните для начала, что мы, правительство, можем здесь предпринять». От правительства, добавил Х.Роухани, можно требовать только того, на что распространяется зона полномочий президента как главы исполнительной власти.

Поясним, что все иранские президенты последовательно выступают за расширение своих полномочий. Об этом не раз говорил Сейед Мохаммад Хатами (1997-2005), резкие шаги предпринимал в этом направлении Махмуд Ахмадинежад (2005-2013), который даже объявлял нечто вроде забастовки, не выходя 11 дней на работу в свой офис и войдя в жесткое противостояние с духовным лидером ИРИ аятоллой Али Хаменеи. Известна фраза Сейеда Мохаммада Хатами о том, что президент в Иране подобен простому исполнителю, руководит же всем аятолла Али Хаменеи и его офис, ведь именно там принимаются все стратегические, да и сиюминутные решения. Аналитики отмечают, что требуя расширения своих полномочий, президенты обращают на это внимание в завершающие годы своих каденций, когда перед ним уже не стоит проблема выборов на второй срок. Вот и Роухани осталось находиться на посту президента примерно два года, так что пришло время сделать упор на проблеме увеличения своей властной компетенции.

Вероятно, он беспокоится еще и потому, что именно на главу исполнительной власти могут списать все промахи и недостатки, испытываемые сегодня страной. Они наслаиваются дуг на друга ежедневно и ежечасно. Вот несколько реалий. СМИ сообщают, что в Иране последних дней перешли на широкое потребление грибов вместо мяса.  Вначале, несколько месяцев назад, многие семьи в качестве замены резко подорожавшему мясу обратились к сое. Но соя тоже стала подниматься в цене, и вот ее заместили грибы, которые совсем не традиционны для иранского стола. Один из функционеров Всеиранской компании по их производству сказал в интервью информационному агентству иранских рабочих ILNA, что  потребление этого протеинового продукта увеличилось на десятки процентов. «Раньше грибы входили как компонент в изделия заведений по быстрому питанию, а ныне они «вторгаются» в традиционные иранские блюда, где никогда прежде и не пахло грибами». Этим вопросом всерьез занялись иранские специалисты по питанию, с тревогой отмечающие уменьшение или серьезное изменение доли мясного компонента в еде населения страны. Разумеется, этот  эпизод стал возможным на фоне печальной ситуации с резко подскочившим с начала мая долларовым эквивалентом иранского тумана. Он опять перевалил отметку в 15 тысяч и пока не думает останавливаться. А евро опять поднялся выше психологической отметки в 17 тысяч туманов.  Ряд иранских экономистов вспоминают лето прошлого года, когда был установлен исторический рекорд падения тумана до 20 тысяч за доллар, и считают, что тогда государство сумело его погасить.  Вплоть до нынешнего мая   туман удерживался на отметке в 12-13 тысяч, но сейчас опять сорвался.  Но год назад в казне было больше резервной валюты и не было такого жесткого противостояния с США.  СМИ высказывают беспокойство и в связи с тем, что параллельно с поднятием цен на базовые продукты, происходит их вымывание с продовольственного рынка.  Многие газеты и электронные СМИ, например, близкое к КСИР информационное агентство «Тасним», сообщают, что на прилавках уже не встретить консервы с тунцом, пользующиеся большим спросом. Исчезли они и из онлайн магазинов, к которым все больше обращаются покупатели. Но если кому-то посчастливится их найти, он вынужден будет купить их на 60% дороже, чем всего пару недель назад.  Вот почему все больше говорят о том, что необходимо перейти на нормирование продуктов. Об этом сказал в последние дни первый вице-президент Эсхак Джахангири, и это означает, что в Иране вновь наступает эпоха купонов. Здесь уже не раз такое бывало, и многие до сих пор вспоминают длинные очереди за отовариванием купонов на улицах иранских городов. Но не забывают и то, что это всегда вело к бурному росту коррупции, которой в Иране много и в более сытые времена. Впрочем, в Иране рост цен по привычке связывают с заговором врагов, которому противостоять невозможно, о чем напомнило на днях авторитетное информационное агентство «Мехр». А о том, как надо поступать с врагами, напомнил на днях президент страны  Х.Роухани: «При помощи Всевышнего мы поставим Америку на колени».

51.66MB | MySQL:101 | 0,434sec