О новых тенденциях во внутренней политике Иордании

Внутриполитическая ситуация в Иордании на протяжении текущего года демонстрирует определенный градус напряженности, связанный как с серьезными экономическими проблемами, которые переживает королевство, так и с тревожными ожиданиями иорданцев от реализации задуманной администрацией Дональда Трампа «сделки века».

Отличительной чертой новых  социальных протестов в королевстве является широкое участие в нем арабских бедуинских племен (тут речь идет не только о кочевниках, но и о потомках бедуинов, давно перешедших к оседлости и занимающихся крестьянским трудом, либо живущих в городах). При этом налицо резко негативное отношение бедуинских племен к политике королевской администрации и классу «новой буржуазии», в массе своей представляющей палестинцев и патронируемому королевой Ранией. Настроения протестующих выразил один из участников демонстраций, отметивший, что «иорданцы (читай племена – авт.) не желают, чтобы король был всем: премьер-министром, министром обороны и внутренних дел и требуют демократии». Он охарактеризовал короля Абдаллу II  как «картежника» (все знают о его пристрастии к азартным играм ), а его жену королеву Ранию как «шайтана». «Мы никогда точно не знаем, где в настоящее время находится король Абдалла. Сегодня он в Иордании, а завтра играет в казино в Лас-Вегасе или в Южной Африке. Он и своих министров пристрастил к азартным играм», — говорит Муджахим аль-Фарес. По его словам, «королева приехала сюда из Кувейта, где ее родственники были нищими беженцами, а сейчас они владеют всем». Таким образом, речь идет о межэтническом конфликте между арабскими племенами и палестинцами.

Как известно, предки рода Хашимитов прибыли на территорию современной Иордании в двадцатых годах прошлого века годах, будучи изгнанными из Хиджаза основателем Саудовского королевства Абдель Азизом. При этом крупнейшие племена Трансиордании Бени Хамайде, Бени Хасан и Бени Сахр по обычаю гостеприимства дали убежище Хашимитам, бывшим шерифам Мекки и потомкам Пророка, а затем после уговоров Великобритании отдали им власть над своими племенами. После этого между королем и племенами установились особые отношения. Их представители обладали привилегиями при приеме на работу, особенно на государственную службу, пользовались налоговыми льготами и т.д. Память об оказанном некогда «гостеприимстве» побуждает говорить некоторых шейхов, обращающихся к Хашимитам: «Мы ничем вам не обязаны, но вы обязаны нам».

На этом фоне 9 мая король  Абдалла II произвел значительные кадровые перестановки в правительстве и силовых структурах страны. В общей сложности были назначены восемь новых министров, включая министров внутренних дел, труда, здравоохранения, министра по делам местной администрации, министра по делам цифровой экономики и предпринимательства. Особую тревогу у политической оппозиции вызвало назначение министром внутренних дел семидесятипятилетнего консерватора Саляме Хаммада, известного своей жесткой позицией по отношению к протестным выступлениям и демонстрациям. Иорданцы опасаются, что перетасовка кабинета может привести к репрессиям против оппозиционеров.

Перестановки в иорданском правительстве (отметим, что они являются уже третьими по счету за год пребывания у власти правительства Омара Раззаза) прошли на фоне назначения королем 1 мая нового руководителя Управления общей разведки (УОР) Иордании. Им стал генерал черкесского происхождения Ахмад Хусни. В обращении к новому руководителю иорданских спецслужб король Абдалла призвал последнего «проявлять твердость по отношению к тем, кто подрывает основы иорданской конституции и пытается использовать в своих нечистых целях трудности, переживаемые королевством». В ответном письме молодого генерала монарху выражена решимость «защищать права и достоинство иорданцев и твердо пресекать враждебную деятельность тех, кто посягает на основы иорданской государственности и ее конституцию». Отметим это упоминание о конституционных ценностях.  Дело в том, что Иордания фактически является абсолютной монархией. Несмотря на многопартийную систему (в стране действуют партии, запрещенные во многих других арабских странах, такие как «Братья-мусульмане» и компартия) и относительную свободу слова, все политические и крупные экономические решения принимаются ближним кругом короля. Правительство также подотчетно королю, а не законодательному органу. В этом плане парламент Иордании можно сравнить с Государственной думой Российской империи, о которой В.И.Ленин писал, что оно является «пятым колесом в телеге российской монархии».

Управление общей разведки занимает важнейшее место в силовых структурах Иордании. На него возложены не только внешнеполитические, но и внутриполитические функции. Да и внешних задач в обеспечении безопасности королевства немало. Это контакты с Израилем и различными палестинскими организациями, отслеживание ситуации в Ираке и неформальные отношения с иракскими суннитскими племенами, сложная игра на сирийском направлении. Предшественник Ахмада Хусни на этом посту, генерал Аднан Исам аль-Джунди уделял Сирии повышенное внимание, контактируя как с вооруженной оппозиции из так называемого «Южного фронта», так и со спецслужбами Башара Асада, неоднократно встречаясь с главой Бюро национальной безопасности САР генералом Али Мамлюком. В Аммане долгое время располагался Международный операционный центр, оказывавший помощь антиправительственным боевикам в провинции Дераа. Несмотря на это, летом прошлого года генерал аль-Джунди фактически дал добро сирийцам на зачистку от вооруженных формирований провинций Дераа и Кунейтра. Сам генерал А.аль-Джунди имеет сирийские корни. Его предки эмигрировали в Иорданию в 1963 году после баасистской революции в Сирии. Он происходит из влиятельного клана аль-Джунди из сирийского города Саламия, изначально исмаилитского, часть представителей которого затем приняла суннизм. Большая часть представителей этого клана посвящала себя государственной службе или службе в силовых структурах, а не торговле и коммерции. Отец генерала А.аль-Джунди также занимал высокие посты в иорданской разведке. Несмотря на блестящий послужной список, Аднан Исам аль-Джунди пробыл на своем посту только два года. Вероятно, одной из причин его отставки является определенное недовольство его деятельностью со стороны американцев и израильтян.

Другой причиной назначения Ахмада Хусни является его потенциальная высокая лояльность. Потомки черкесских мухаджиров не принадлежат ни к одной из двух крупнейших групп иорданского населения (бедуинам и палестинцам) и всем обязаны королевскому режиму. Очень часто представители черкесской и чеченской общины делают хорошую карьеру в силовых структурах иорданской монархии. Достаточно вспомнить многолетнего директора УОР при короле Хусейне генерала Самиха Бено (чеченского происхождения). Одновременно генерал Ахмад Хусни входит в ближний круг наследника иорданского престола принца Хусейна бен Абдаллы, в последнее время активизировавшего свою политическую активность. Можно предполагать, что король Абдалла II хочет усилить позиции своего сына в противовес своим братьям, замеченным в слишком близких отношениях с Саудовской Аравией, и хочет обеспечить его надежным кадровым резервом. 30 декабря 2017 года израильская газета «Гаарец» сообщала о том, что братья короля принцы Фейсал бен Хусейн и Али бен Хусейн были уволены с руководящих должностей в вооруженных силах страны в связи с подозрением в заговоре с целью смены монарха, который патронировался Эр-Риядом.

Таким образом, внутриполитическую ситуацию в Иордании можно оценить как достаточно сложную. Три фактора способствуют ее потенциальной дестабилизации. Во-первых, ухудшение экономической ситуации, ведущее к социальным протестам. Во-вторых, напряженность в отношении между палестинцами и арабскими бедуинскими племенами, которую грозит еще больше разжечь предполагаемая «сделка века». В-третьих, борьба за власть внутри королевской семьи.

51.53MB | MySQL:101 | 0,276sec