В Израиле снова досрочные выборы в Кнессет. Часть 1

Провал коалиционных переговоров

В ночь 30 мая, в Кнессете состоялось голосование по законопроекту о роспуске законодательного собрания 21-го созыва. Депутаты большинством голосов поддержали документ во втором и третьем чтениях. 74 парламентария проголосовали «за», 45 – «против», один депутат от партии «Кулану» Рои Фолькман отсутствовал в зале заседания. В итоге Кнессет просуществовавший всего 21 день самораспустился. И хотя в истории израильского парламента уже были случаи, когда представитель выигравшей партии не смог сформировать коалицию, но чтоб, в связи с этим был распушен парламент — это впервые в истории.

Так в октябре 2008 года Ципи Ливни, в связи с отставкой с поста премьер-министра Эгуда Ольмерта, отказалась сформировать новое правительство, поскольку ей не удалось заручиться поддержкой большинства депутатов Кнессета. Это повлекло за собой досрочные парламентские выборы, которые состоялись 10 февраля 2009 года и на которых «Кадима» получила 28 мест из 120, на один мандат больше, чем Ликуд. Однако и в этом случае ей не удалось сформировать дееспособную коалицию, и 20 февраля президент Шимон Перес поручил формирование правительства главе Ликуда Биньямину Нетаньяху. В принципе с этого момента Биньямин Нетаньяху не разу не проигрывал выборы и всегда успешно справлялся с задачей по формированию коалиции.

Поэтому ситуация, сложившая в этот раз более чем сенсационная, так как имея большинство в правом лагере глава правительства Биньямин Нетаньяху не смог, при двух отведенных законом попытках, сформировать устойчивую коалицию. Имея 65 мандатов из 120, он не смог утвердить даже правительство меньшинства в 60 мандатов. Хотя официальная причина отсутствия коалиции — это невозможность согласовать требования Авигдора Либермана (партия НДИ) о внесении в коалиционное соглашение обязательства о принятии Закона о призыве на армейскую службу в его оригинальном варианте, где имеется пункт об обязательной воинской обязанности для членов ультраортодоксальной общины, здесь было много и личностных моментов.

Кроме того, самоуверенность членов переговорной группы Ликуда, а вернее Нетаньяху, привела к тому, что за месяц переговоров Ликуд не смог подписать коалиционные соглашения ни с одной из фракции. С другой стороны, по итогам выборов, сложилась ситуация, когда коалиция правых сил была невозможно без участия одной из ее мелких фракций, имеющих по 4 – 5 мандатов и поэтому практически все переговорщики выдвигали слишком завышенные требования.

В ходе переговоров большинство потенциальных коалиционных партнеров не желали идти ни на какие компромиссы, ни при обсуждении своих политических требования, ни при обсуждении министерских портфелей, которыми их партии намерены были распоряжаться. Хотя последнее требование «о портфелях» было решено в обычной израильской манере, так уже в середине мая, Кнессет утвердил в первом чтении поправку к Основному закону о правительстве, в соответствии с которой будет отменено ограничение числа министров и их заместителей.

Однако камнем преткновения стали политические требования партии НДИ, а точнее одного пункта из пяти, а именно Закона о призыве. При этом противостояние было обоюдным. Как заявляли представители религиозных партий, они не понимают, почему имея почти треть мандатов в коалиции, они должны поступаться своими требованиями.  Тем не менее, за несколько часов до голосования о роспуске Кнессета, религиозные партии фактически отступили и приняли предложение премьер-министра, позволяющее им «сохранить лицо» и молчаливо обойти принятие данного закона. Однако этот компромиссный вариант не поддержал Авигдор Либерман,  который заявил, что Израиль идет на новые выборы вследствие отказа Ликуда вкупе с ультраортодоксальными партиями принять требование НДИ, и утвердить во втором и третьем чтениях Закон о призыве в его оригинальном вариант, отметив при этом:  «Вместо этого начали генерироваться различные предложения, единственной целью которых было протянуть время и выхолостить закон, полностью лишив его смысла. Это тотальная капитуляция перед ультраортодоксами. Мы видим себя естественными партнерами в правом правительстве, но никак не в правительстве Галахи. Следует отметить, что в отношении остальных наших требований наблюдалось некоторое продвижение в ходе переговоров, но никаких окончательных договоренностей ни по одному из вопросов мы так и не достигли».

За несколько часов да последнего голосования, Нетаньяху предпринял максимальные попытки по формированию коалиции любым путем. Как вариант рассматривалась узкая коалиция в 60 мандатов, при условии, что один из членов оппозиции просто не придет на голосования. Когда это вариант не прошел, были предприняты меры по перетаскиванию целых партий, а также отдельных депутатов левого толка в правый лагерь.

Так более чем щедрое предложение было сделано партии Авода, которой за 6 мандатов было предложено 4 министерских портфеля, если она войдет в правительство и спасет страну от новых парламентских выборов. Нетаньяху пообещал также, что снимет с повестки дня все законы о депутатской неприкосновенности, дающие ему защиту от судебных преследований, а также готовящийся закон, сужающий права Гистадрута по объявлению забастовок. Выяснилось, что лидеру Аводы Ави Габаю предлагался пост министра финансов. (Отметим, что ранее Ликуд обещал портфель министра финансов лидеру партии «Кулану» Моше Кахлону),  Шели Яхимович был предложен пост министра юстиции, а Амиру Перецу — пост президента после окончания каденции Руби Ривлина.

Понимая более чем шаткое положение в партии лидера Аводы Ави Габая, последнему было предложено отколоться от партии и в составе фракции из двух человек войти в коалиции, за что ему и Талю Русо предложены посты министра обороны и заместителя министра обороны.

В итоге все предложения были отвергнуты и Нетаньяху вынужден был распустить парламент. При этом это должно было произойти именно до истечения срока его полномочий по созданию коалиции, в противные случаи у президента была возможность предложить любому другому депутату Кнессета попытаться сформировать правительство. И хотя это практически вряд ли удалось кому-либо, Нетаньяху решил не рисковать и провел закон о роспуске парламента. Таким образом, 17 сентября 2019 года в Израиле пройдут досрочные выборы в Кнессет 22-го созыва.

Хотя, как отмечают многие, здесь не обошлось и без личностного момента во взаимоотношении Нетаньяху и Либермана. За время своего пребывания во власти Нетаньяху, снискал себе имидж сильного, а скорее жесткого лидера, умеющего добиваться поставленной цели как на благо государства, так и при решении личных проблем. Но при этом, он не раз и не два, «наступил на мозоли» практически всем своим коалиционным партнерам, а при первой же возможности, а вернее личной необходимости, топил их и выкидывал не только из коалиции, но и из политической жизни. В этой связи, считается, что при всех прочих условиях Либерман не упустил возможность, ответить Нетаньяху той же монетой. Пойдет ли это на пользу стране, покажет время, а пока Израиль погружается в болото очень непростой избирательной кампании.

51.51MB | MySQL:101 | 0,368sec