Перспективы российско-пакистанских торгово-экономических отношений

С 11 по 13 апреля с.г. в Пакистане с официальным визитом находился премьер-министр России М.Е. Фрадков. Это первый за последние почти 40 лет визит в Пакистан руководителя России и СССР столь высокого ранга (последний раз Пакистан посетил Председатель Совета Министров СССР А.Н. Косыгин в мае 1969 г.). Представляется, что уже по одной этой причине целесообразно обратить внимание на поездку российского премьера, тем более что в процессе переговоров были достигнуты определенные результаты, которые должны оказать позитивное влияние на развитие двусторонних отношений, в первую очередь в торгово-экономической сфере.

Однако начнем с того, что постараемся не переоценивать подписанные соглашения, протоколы и меморандумы о взаимопонимании, поскольку (как это будет видно ниже) они пока что не свидетельствуют о существенном прорыве в двусторонних отношениях, хотя и продвигают вперед базу для развития торгово-экономического сотрудничества.

Естественно, что обе стороны подтвердили свою заинтересованность в общей стабильности политической ситуации в регионе и на глобальном уровне и сошлись во мнении о необходимости расширения двустороннего сотрудничества в достижении такого рода целей. Подобные общие фразы высказывались и во время длительной беседы с пакистанским премьер-министром Шаукат Азизом, и во время встречи с президентом страны Первезом Мушарррафом[1], и с председателем сената, и даже во время встречи с представителями деловых кругов страны. Российский премьер, в частности, подчеркнул, что «Пакистан занимает важное место среди внешнеполитических партнеров России. Конструктивное взаимодействие с этим государством в региональных и общемировых делах имеет для Российской Федерации большое значение»[2].

По словам российского премьера, политический уровень диалога двух стран достаточно устойчивый, что подтвердила недавняя встреча их президентов. По итогам переговоров Михаил Фрадков сообщил, что стороны обсудили важные вопросы международной проблематики; оба премьер-министра особо подчеркнули необходимость наращивания усилий мирового сообщества по борьбе с международным терроризмом и вызовами международной безопасности.

Были и конкретные итоги трехдневного визита. Обе стороны подписали Протокол о продлении на 10 лет срок действия Соглашения о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ. Это Соглашение будет действовать до 8 июля 2017 г. Кроме того, премьер-министры подписали Межправительственную программу «обмена в области культуры, науки и образования», поскольку срок действия предыдущей программы, также подписанной во время визита пакистанского президента в Россию в 2003 г., истек[3].

Было также подписано несколько меморандумов о взаимопонимании. В частности, ОАО «Российские железные дороги» подписало таковой с пакистанской стороной об участии в строительстве новых железных дорог в Пакистане, в том числе в направлении Ирана, а также об участии в реконструкции существующей железнодорожной сети, в частности, ее электрификации и ремонте путей. «Готовимся сегодня вечером подписать соглашение с Пакистанскими железными дорогами», — сообщил вице-президент РЖД Алексей Мерсиянов в ходе встречи премьер-министра РФ Михаила Фрадкова с деловыми кругами Пакистана. По его словам, РЖД уже участвует в тендере на поставку систем сигнализации для Пакистанских железных дорог[4]. Кроме того, в ближайшее время Пакистан посетит делегация российских специалистов для обследования железнодорожных мостов страны, после чего будут даны соответствующие рекомендации и предложения по модернизации мостового хозяйства.

Подписан также Меморандум о взаимопонимании относительно избежания двойного налогообложения, поощрении и защите инвестиций. После детального изучения этого вопроса предполагается подписать соответствующее межправительственное соглашение.

В ходе переговоров затрагивался широкий круг вопросов, в первую очередь касающихся торгово-экономического сотрудничества. Как подчеркнул М. Фрадков, «нынешний объем торговли – 400 с небольшим миллионов долларов, конечно, абсолютно небольшая цифра. Она могла бы быть и больше. Для этого нужно привлечь дополнительное внимание к широкому кругу потенциальных возможностей. А они, как мы убедились, есть»[5]. Вместе с тем, справедливости ради, следует отметить, что в 2005 г. общий объем товарооборота составил лишь 278 млн долл.[6], а в 2003 г., например, он не превышал, как подчеркнул Первез Мушарраф, находясь тогда в Москве, 100 млн долл., так что рост наблюдается. При этом три четверти товаров приходится на российский экспорт (минеральные удобрения, металл, ферросплавы, древесина, целлюлозно-бумажная продукция, некоторые другие товары). Из Пакистана к нам поступают текстиль и текстильные изделия, кожа и кожаные изделия, рис, фрукты, медикаменты[7].

Основной интерес для российских инвесторов представляет участие в проектах по реконструкции и модернизации крупных промышленных объектов в Пакистане, построенных еще при содействии СССР, в частности, Карачинского металлургического завода. Пакистанская сторона намеревалась приватизировать это предприятие и даже объявила в марте 2006 г. аукцион о продаже 75% его акций. Более того, Магнитогорский металлургический завод совместно с компаниями из Пакистана и Саудовской Аравии принял участие в этом мероприятии и выиграл конкурс; эти три компании заплатили за указанную долю акций 362 млн долл. Правда, уже в июне 2006 г. Верховный суд аннулировал результаты аукциона, указав, что стоимость акций составляет не менее 1 млрд долл.[8]

Хорошие перспективы развития сотрудничества имеются в топливно-энергетической сфере. Еще в октябре 2005 г. был подписан Меморандум о взаимопонимании между ОАО «Газпром» и пакистанским Министерством нефти и природных ресурсов, предусматривающий возможность участия Газпрома в разведке и разработке газовых месторождений в Пакистане, а также в строительстве и эксплуатации газопроводов и подземных хранилищ газа. Сопровождавший российского премьера зампред Газпрома А. Анненков предложил правительству Пакистана разработать генеральную схему развития газовой промышленности этой страны. Он подчеркнул, что к 2010 г. потребность Пакистана в газе возрастет с 30 до 44 млрд кубометров, что вызывает необходимость «более системно» заниматься развитием газовой отрасли страны[9].

Другой смежной сферой газового сотрудничества вполне реально может стать участие Газпрома в строительстве магистрального газопровода Иран–Пакистан–Индия. Несколько дней назад эти три государства согласовали наконец цену как поставок самого газа, так и его транзита через территорию Пакистана в Индию. Предполагается, что газопровод стоимостью 7,4 млрд долл. и общей протяженностью 1500 км будет сдан в эксплуатацию в 2012 г. В первый год оба государства будут делить иранский газ поровну, а в дальнейшем Дели будет получать уже две трети газа из Тегерана. В ближайшее время ТЭО этого трубопровода будет направлено в Газпром на рассмотрение и определение формы участия концерна в строительстве. Следует отметить, что США крайне негативно настроены по отношению к этому проекту в связи с нынешним уровнем взаимоотношений с Ираном и даже на каком-то этапе грозились применить санкции к странам, участвующим в его сооружении. Лишь в последние дни позиция Вашингтона в этом вопросе несколько смягчилась, и Госдепартамент заявил, что не станет напрямую препятствовать строительству или применять санкции[10].

Новой формой сотрудничества наших двух стран в сфере энергетики реально может стать экспорт электроэнергии из России в Пакистан. Эта тема была затронута в ходе встречи с деловыми кругами президента Интер РАО «ЕЭС России» Е. Дода. По его словам, недавно была получена конкретная заявка от пакистанской стороны на закупку электроэнергии у России. «На основе этой заявки мы начали проработку технико-экономического обоснования строительства линий электропередачи для поставок электроэнергии в Пакистан», — подчеркнул Е. Дод. По его словам, будут рассмотрены два варианта поставок электроэнергии – через Афганистан и Китай[11].

Выступая на пресс-конференции по итогам визита, российский премьер особо подчеркнул, что возможности сотрудничества далеко не исчерпаны в нефтегазовом секторе, металлургии (модернизация, в частности, Карачинского металлургического завода и доведение его мощности с 1 млн тонн стали в год до 1,55 млн, а позднее – до 3 млн тонн), электроэнергетике; перспективными направлениями являются железнодорожный и автомобильный транспорт, дорожное строительство, информационные технологии и коммуникации, исследование космического пространства, ирригация и ряд других областей. М. Фрадков отметил также активизацию политических контактов, равно как и реальные возможности их расширения в будущем. Достаточно сказать, что в прошлом году В. Путин встречался на нейтральной территории с Первезом Мушаррафом, а М. Фрадков имел продолжительную беседу со своим пакистанским коллегой в ходе визита в Душанбе. Нелишне отметить взаимную поддержку двух стран в международных организациях. Так, Россия всячески поддерживала вступление Пакистана в качестве наблюдателя в Шанхайскую организацию сотрудничества, а ранее (2003) Исламабад оказал аналогичную помощь при вступлении России в организацию «Исламская конференция» (также на правах наблюдателя). Не удивительно, что по прибытии в Исламабад М.Фрадков заявил журналистам, что «Пакистан занимает важное место среди внешних политических партнеров России. Конструктивное взаимодействие с этим государством в региональных и общемировых делах имеет большое значение для России»[12].

В ходе этого первого выступления российского премьера представители пакистанских СМИ задали ему прямой вопрос: может ли визит М. Фрадкова в Исламабад прямо или косвенно сказаться на отношениях России и Индии? М. Фрадков ответил: «Напротив, развитие сотрудничества России с Пакистаном может позволить реализовать ряд многосторонних проектов, в том числе строительство магистрального газопровода Иран–Пакистан–Индия. Участие России в подобных проектах облегчит поиск и нахождение консенсуса между Пакистаном и Индией… Учитывая участие Пакистана и Индии в качестве наблюдателей в работе ШОС и наши постоянные контакты в рамках этой организации, можно не сомневаться в том, что визит российского премьера в Пакистан не станет чем-то удивительным для Индии, с которой Россию связывают крепкие экономические и политические отношения»[13].

Действительно, индийская пресса нейтрально освещала приезд и переговоры М. Фрадкова в Исламабаде, предоставляя лишь короткую информацию. Так, газета Hindu просто перепечатала часть заметки московского журналиста Владимира Радюхина, перечислив основные вехи программы пребывания российского премьера в Пакистане[14]. А калькуттская Telegraph, отметив «расширение российско-пакистанского торгово-экономического сотрудничества и оттепель в двусторонних отношениях», уделила этому вопросу лишь несколько строк[15].

Возвращаясь к визиту и перспективам сотрудничества, отметим, что один весьма важный для пакистанской стороны вопрос ей так и не удалось обсудить в ходе прошедших переговоров. Это возможное налаживание с Россией военно-технического сотрудничества, хотя такого рода попытки не раз предпринимались Шаукат Азизом. Как пакистанский премьер, так и Первез Мушарраф неоднократно выражали желание покупать российское вооружение и военную технику, считая их современными и вполне приемлемыми по цене. Однако М. Фрадков упорно уходил от обсуждения этой темы, возвращаясь к экономической сфере и говоря в целом общие слова о расширении политических связей.

С нашей точки зрения, которая неоднократно нами высказывалась, Москве нецелесообразно оставлять без внимания реальные предложения военно-технического сотрудничества с Пакистаном, невзирая на свое стратегическое партнерство с Индией, поскольку расширение контактов с Исламабадом в этой области, как нам представляется, лежит в русле национальных интересов России. Нельзя забывать и о том, что российская оборонная промышленность относится к тем немногим отраслям, продукция которых весьма конкурентоспособна на мировом рынке. Ее функционирование (включая возможность обеспечения занятости немалой части трудоспособного населения нашей страны) позволяет увеличить приток валюты в страну не только за счет примитивного экспорта сырья (в первую очередь нефти и газа), но и путем продажи за рубеж готовой высокотехнологичной продукции.

Подводя итог сказанному, мы вправе сделать вывод, что визит М. Фрадкова в Пакистан и прошедшие переговоры окажут позитивное воздействие на двусторонние отношения, в первую очередь в торгово-экономической сфере, благотворно скажутся на общей политической ситуации в Южной Азии, тем более что пакистано-индийские отношения за последние годы приобрели явную тенденцию к улучшению, хотя основной камень преткновения – кашмирская проблема – пока не преодолен, и этот вопрос еще ждет своего решения.

1. В ходе встречи с пакистанским президентом М. Фрадков передал ему письменное послание от В. Путина.

2. www.ruvr.ru. 12.04.2007.

3. Business Recorder. 13.04.2007.

4. www.strana.ru.12.04.2007.

5. www.ruvr.ru. 12 апреля 2007 г. Любопытно отметить, что, по подсчетам пакистанской стороны, объем двусторонней торговли составляет в настоящее время 520 млн долл. (Business Recorder. 13.04.2007.).

6. www.vesti.ru.11.04.2007.

7. www.nikoil.ru. 11.04.2007

8. The Nation, 24.06.2006; The News, 03.07.2006. Подробнее см.: И. Жмуйда. Карачинский металлургический комбинат (КМК): прошлое и настоящее (рукопись).

9. Время новостей. 13 апреля 2007 г.

10. Dawn. 11.04.2007.

11. www.rossbalt.12.04.2007.

12. www.rossbalt.11.04.2007.

13. www.vesti.ru.11.04.2007

14. Hindu. 12.04.2007.

15. The Telegraph. 13.04.2007.

43.54MB | MySQL:92 | 0,954sec