Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (3 — 9 июня 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе происходили в Судане, где после зачистки властями 3 июня площади перед штаб-квартирой вооруженных сил страны оппозиция в лице альянса «За свободу и перемены» полностью отказалась от диалога с правящим в Судане переходным Военным советом (ВС).

Утром 3 июня полиция и военные, используя слезоточивый газ и огнестрельное оружие, провели зачистку площади перед штаб-квартирой главного командования Вооруженных сил  Судана и демонтажу существовавшего там два месяца палаточного лагеря. По утверждениям оппозиции, в ходе разгона манифестантов погибло порядка 110 человек. По официальным данным, число погибших составило 61 человек, из них 52 в Хартуме. Командование армии заявило, что никакой силовой операции по сворачиванию палаточного лагеря не проводилось, а силы безопасности вынуждены были принять меры после того, как на площадь проникла большая группа нарушителей. ВС выразил сожаление в связи с произошедшими 3 июня трагическими событиями. Прокуратура Судана начала расследование произошедшего в Хартуме.

В этот же день ВС объявил о готовности в течение 48 часов возобновить переговоры с оппозицией о будущем переходном периоде страны. Глава Военного совета генерал А. Ф. аль-Бурхан заявил, что сформирует в течение девяти месяцев новое правительство, которое проведет в стране выборы. Оппозиция в лице альянса «За свободу и перемены» отказалась от диалога и заявила о том, что больше не рассматривает переходный Военный совет «в качестве одной из сил революции». Оппозиционные активисты отказались от проведения новых выборов и от других предложений военных. Также было заявлено о начале акций неповиновения. В свою очередь, представители ВС заявили о выходе изо всех ранее достигнутых двусторонних договоренностей.

5 июня А. Ф. аль-Бурхан сообщил о готовности к переговорам с оппозицией без ограничений, «за исключением интересов нашей страны». Одновременно генерал обвинил альянс «За свободу и перемены» в том, что он несет ответственность за продление переговоров о передаче власти и пытается исключить из этого процесса другие политические и военные силы, прежде чем «клонировать другой тоталитарный режим». Военный совет Судана обещает провести честные и свободные выборы в стране и не допустить к ним представителей бывшей правящей партии «Национальный конгресс» свергнутого президента О. аль-Башира, заявил 5 июня замглавы совета М. Х. Дагало (Хамидти). Оппозиция же вновь отвергла приглашение Военного совета, «потому что он не является источников доверия».

7 июня в Хартум прибыл премьер-министр Эфиопии А. Ахмед, заявивший о своем намерении выступить посредником между переходным Военным советом и оппозицией.

ПВС Судана 8 июня вновь заявил о своей приверженности продолжению переговоров с гражданской оппозицией, достижению взаимоприемлемых решений, «общенационального консенсуса и установлению безопасности в Судане, что будет способствовать демократической и мирной передаче власти в стране». В ответ альянс «За свободу и перемены» сообщил о готовности принять посредничество Эфиопии, но с условием признания армией ответственности за трагические события в Хартуме 3 июня, приведшие к многочисленным жертвам.

9 июня в Хартуме вновь произошли столкновения демонстрантов с полицией, приведшие к человеческим жертвам. Сообщается, что беспорядки в Хартуме совпали с началом объявленной оппозицией бессрочной акции всеобщего гражданского неповиновения. По заявлениям оппозиционеров, эта акция продолжится до тех пор, пока армия не передаст власть в стране гражданскому правительству.

Оценивая ситуацию, складывающуюся в Судане, политические наблюдатели отмечают, что в других городах страны «в отличие от эпохи протестов против О. аль-Башира манифестаций и протестных акций более практически не проходит. … Сама оппозиция сейчас расколота на несколько лагерей. … Более того, она [точнее некоторые ее фракции, — авт.] ведет сейчас с хунтой переговоры о степени своей инкорпорации во власть».

События в Судане привлекают повышенное внимание в мире и регионе. Поддержку суданскому ВС оказывают Саудовская Аравия, Египет и ОАЭ. В то же время США и их западные союзники негативно оценивают действия суданских военных и настаивают на скорейшей передачи власти в стране гражданским политикам. ООН 5 июня приняла решение о частичном отзыве персонала из Судана. Великобритания также объявила о решении отозвать часть персонала своего посольства в Хартуме. МИД России 4 июня приветствовал заявление А. Ф. аль-Бурхана о создании технократического правительства для управления страной в течение переходного периода и проведении через девять месяцев в Судане всеобщих выборов.

На северо-западе Сирии не прекращаются боевые действия правительственных сил, поддерживаемых авиацией ВКС России, с вооруженными формированиями террористических и экстремистских группировок. 3 июня сирийская армия возобновила наступление на позиции противника после того, как джихадисты отказались соблюдать 48-часовое перемирие, которое было достигнуто при посредничестве российских и турецких военных. В ходе ожесточенных боев на минувшей неделе части вооруженных сил Сирии и ополченцы смогли освободить от джихадистов несколько населенных пунктов на севере провинции Хама и на юго-западе провинции Идлиб. Наступление сирийской армии идет трудно. Боевики непрерывно и зачастую успешно контратакуют.

5 июня по итогам переговоров в Москве президента РФ В. Путина и председателя КНР Си Цзиньпина было заявлено что Россия и Китай отметили необходимость урегулирования кризиса в Сирии политико-дипломатическим путем, а также высказались за скорейший запуск Конституционного комитета САР. Кроме того, стороны подтвердили необходимость продолжения борьбы с террористическими группировками на территории Сирии, что позволит создать условия для скорейшего возвращения беженцев в САР. Было заявлено и о необходимости принятия срочных мер по разминированию и восстановлению инфраструктуры в Сирии.

Сирийский военный аэродром Т-4 в центральной части страны подвергся 3 июня ракетной атаке со стороны Израиля.

На минувшей неделе напряженность в отношениях между Ираном и США несколько снилась. Американские военные полагают, что Иран немного уменьшил свою активность в регионе Персидского залива благодаря сдерживанию со стороны США, однако все равно представляет угрозу, утверждал 7 июня глава Центрального командования ВС США генерал К. Маккензи. Генерал считает, что Иран в последнее время решил немного «отступить и заново оценить» свои возможности в регионе. Ранее, 3 июня, госсекретарь США М. Помпео отметил, что санкции вынудят Иран сесть за стол переговоров. По словам Помпео, для заключения новой ядерной сделки Тегеран должен гарантировать, что не будет развивать возможности для производства атомного оружия. США также готовы вести с Ираном переговоры на высшем уровне, заявил госсекретарь. Президент Д. Трамп сообщил, что не исключает военной операции против Ирана, однако предпочел бы путь переговоров и допускает диалог с президентом ИРИ Х. Роухани.

Франция и США разделяют цели в отношении ядерной программы Тегерана, сообщил 6 июня президент Франции Э. Макрон, отметив: «У нас четыре цели, по которым мы должны работать вместе». Среди них он назвал «отсутствие у Ирана доступа к ядерному оружию, свертывание деятельности в баллистической сфере, нормализация ситуации в регионе и важнейшая цель – мир». Макрон считает, что «необходимо начать новые переговоры, чтобы обеспечить эти цели».

Правительство США  расширило список организаций в энергетическом секторе Ирана, в отношении которых действуют односторонние санкции. Под рестрикции попала крупнейшая иранская нефтехимическая компания Persian Gulf Petrochemical Industries (PGPIC), а также более 30 ее дочерних предприятий и филиалов. Введение властями США санкций в отношении PGPIC демонстрирует «пустоту» заявлений Вашингтона о возможных переговорах с Тегераном, заявили в МИД ИРИ.

Иран стремится к укреплению безопасности в регионе и не намерен конфликтовать с другими странами, но решительно ответит в случае «неразумных шагов» в адрес Тегерана, заявил 5 июня президент Ирана Х. Роухани в телефонном разговоре с эмиром Катара Тамимом бен Хамадом  Аль Тани. Х. Роухани отметил, что у проблем в регионе не может быть военного решения.

Министр нефти Б. Н. Зангане заявил 8 июня, что Иран поддерживает продажи нефти «нетрадиционными» способами, чтобы обойти санкции США. Министр также заверил, что Иран не выйдет из ОПЕК.

Россия и Китай считают, что Ирану необходимо воздержаться от дальнейшего прекращения своих обязательств по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) по иранской ядерной программе, а другим участникам этой сделки — придерживаться своих обязательств. «Стороны с удовлетворением отмечают, что в докладах МАГАТЭ неизменно подтверждается неукоснительное выполнение иранской стороной своих обязательств по СВПД и заявляют о неприятии односторонних санкций США в отношении Ирана. РФ и КНР подчеркнули необходимость защиты взаимовыгодного экономического сотрудничества с Ираном, выступают против односторонних санкций под предлогом собственного национального законодательства.

Руководство Турции продолжает заявлять о своей твердой позиции в отношении приобретения у России ЗРС С-400. Так, президент Р. Т. Эрдоган 3 июня подтвердил, что Анкара не намерена отказываться от приобретения С-400. «У нас есть соглашение, которое в настоящий момент реализуется, мы решительно настроены. Мы не собираемся отказываться [от покупки С-400]». Со своей стороны, США не прекращают оказывать жесткое давление на Турцию с целью вынудить ее отказаться от покупки российских комплексов ПВО. При этом заявляется, что Анкара должна сделать выбор: либо ЗРС С-400, либо американские истребители 5-го поколения F-35. Приобретение Турцией ЗРС С-400 у России создает для США «неприемлемый риск и никакие усилия не смогут устранить эти опасения», — заявили в Пентагоне. Американские власти приняли решение прекратить прием военных летчиков из Турции на программу обучения навыкам пилотирования истребителей F-35 в связи с решением Анкары приобрести российские ЗРС С-400. Также сообщается, что США намерены до 31 июля выслать турецких летчиков, обучающихся на самолетах F-35. США «разочарованы решением Турции отправить своих военнослужащих в Россию, чтобы обучаться работе с С-400». По информации СМИ, американцы ждут решения от Турции по разрыву контракта с Россией до 31 июля. Между тем гендиректор «Ростех» С. Чемезов заявил на минувшей неделе, что госкорпорация рассчитывает, что поставки ЗРС С-400 турецкой стороне начнутся через два месяца.

Временный президент Алжира А. Бенсалех заявил 6 июня о намерении оставаться у власти вплоть до новых выборов. Он призвал «все политические силы и гражданское общество встать на путь диалога». При этом Бенсалех не назвал дату проведения голосования, указав лишь, что «выборы должны быть проведены в приемлемые сроки». Тем временем 7 июня в стране вновь прошли традиционные пятничные многотысячные акции протеста против существующей в стране системы власти.

США наращивают финансовый объем оборонной помощи Израилю и одновременно ужесточают расходование выделяемых на эти цели средств. Так, действующее соглашение о предоставлении оборонной помощи Израилю на 2018-2028 гг. предполагает повышение среднего ежегодного ассигнования по сравнению с предшествующим десятилетием с 3,1 млрд. долларов до 3,8 млрд. долларов. Однако если раньше ЦАХАЛ мог расходовать до 25% американской помощи на закупки у израильской оборонной промышленности и других стран, то теперь вся помощь может быть потрачена на закупки только у американского ОПК.

 

Приложение

О некоторых особенностях внешней политики Кувейта

Кувейт традиционно позиционирует себя как государство, проводящее умеренный, сбалансированный и многовекторный внешнеполитический курс. Эмират стремится развивать отношения с различными странами ближневосточного региона и мира, всячески поддерживает усилия по обеспечению безопасности и снижению напряженности в зоне Персидского залива, мирному урегулированию региональных и международных проблем, кризисов и конфликтов. Эмират «всегда несколько обособленно реагирует на те или иные изменения в регионе и старается не акцентировать свою полярную позицию, предпочитая там, где это возможно, оставаться над схваткой. Это позволяет Кувейту позиционировать себя как некого посредника в решении региональных проблем», выступать в качестве государства-посредника по разрешению спорных проблем и конфликтов между странами региона, по налаживанию между ними добрососедских отношений. Причем во многом это делается в интересах обеспечения национальной политической, военной и экономической безопасности.

Кувейт, учитывая уроки катастрофы августа 1990 г., когда страна была оккупирована армией иракского диктатора С. Хусейна, активно участвует в оборонительных союзах и поисках политических решений, которые бы надежно обеспечили безопасность страны. При этом реальной гарантией защиты эмирата от внешней агрессии кувейтское руководство считает фактический военно-политический союз с США и другими ведущими странами НАТО. В 1991-1992 гг. эмират подписал соглашения о сотрудничестве в сфере обороны и безопасности с США, Великобританией, Францией и Италией. Тем самым была сформирована система обеспечения внешней безопасности кувейтского государства, действующая и поныне.

Кувейт и США связывают тесные политические и военные отношения. Эмират имеет статус основного союзника США вне рамок НАТО. Руководство Кувейта рассматривает США в качестве ведущего военно-политического союзника страны, основного гаранта ее безопасности. Вашингтон остается ведущим партнером Кувейта в военно-технической сфере. Вместе с тем, правящие круги Кувейта отнюдь не считают себя американскими марионетками, подчеркивая, что сотрудничают с США «только там, где это необходимо». Сами же американцы по праву считают эмират своим «надежным другом», «ценным союзником, на которого можно положиться». Наиболее важные вопросы двусторонних отношений Кувейт и США обсуждают в рамках стратегического диалога, последнее заседание которого состоялось в марте 2019 г.

Оценивая кувейтско-американские отношения с момента прихода в Белый дом Д. Трампа, можно констатировать, что «здесь не только не было отмечено каких-либо шероховатостей или кризисных моментов», которые зачастую случаются между Вашингтоном и такими его региональными партнерами как Эр-Рияд, Каир и Багдад. «Здесь все прочно, стабильно, очень солидно и цивилизовано с точки зрения американских стандартов и перипетий внутриполитических нюансов в самих США».

Наиболее активную внешнеполитическую деятельность Кувейт ведет в арабском мире. В первую очередь, это относится к аравийскому направлению. Эмират целенаправленно поддерживал интеграционные процессы в рамках политического объединения аравийских монархий – Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива. В то же время кувейтское руководство не желает полного саудовского доминирования в этой организации. Эмират участвует в военных мероприятиях по линии ССАГПЗ, но одновременно наряду с Оманом фактически препятствует созданию аравийского военного союза. Формальным поводом для этого «является положение конституции монархии о верховенстве кувейтского законодательства над международным. Опасаясь за свой суверенитет, Кувейт не желает расставаться даже с его частью».

В марте 2015 г. Кувейт присоединился к арабской коалиции во главе с КСА, которая ведет войну против шиитских мятежников-хоуситов в Йемене, выделив при этом для участия в боевых действиях лишь небольшое подразделение своих ВВС. В то же время в рамках усилий ООН эмират предпринимал неоднократные попытки разрешения йеменского кризиса, представляя свою территорию в качестве переговорной площадки для противоборствующих сторон.

Эмират выразил серьезную обеспокоенность разразившимся летом 2017 г. конфликтом между «арабской четверкой» (Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Бахрейн) и Катаром. Кувейтское руководство выступило в качестве медиатора в деле его урегулирования, однако пока не добилось видимых успехов. На саммите в Мекке 30 мая с. г. эмир Кувейта Сабах Джабер ас-Сабах вновь призвал лидеров ССАГПЗ отложить в сторону свои разногласия, восстановить единство рядов аравийских монархий, чтобы «преодолеть критические проблемы региона».

Сложный характер носят отношения Кувейта с Ираном. Эмират с опасением относится устремлениям ИРИ стать «региональной сверхдержавой» единолично господствующей в зоне Залива, к политике Тегерана по усилению влияния на шиитские общины в аравийских монархиях. У Кувейта есть опасения в отношении ядерной программы ИРИ, в том числе ее экологических последствий. Эмират приветствовал достижение международного соглашения (2015 г.) по иранской ядерной проблеме. Кувейт с настороженностью относится к наращиванию иранской военной мощи, поддерживает ОАЭ в споре с ИРИ о принадлежности трех островов в Заливе. В то же время на официальном уровне эмират предпочитал не акцентировать внимание на потенциальной угрозе со стороны Ирана и стремился придерживаться линии на развитие двустороннего сотрудничества на основе уважения взаимных интересов и невмешательства во внутренние дела друг друга.

В условиях нынешнего обострения ситуации в зоне Персидского залива, связанного усилением напряженности в отношениях США и ряда аравийских стран с Ираном, Кувейт, по словам эмира Сабаха аль-Джабера ас-Сабаха «должен проявлять осторожность и быть готовым противостоять опасной напряженности на Ближнем Востоке». Возникшую ситуацию он назвал «деликатной» и призвал к смягчению напряженности. На недавних саммитах ССАГПЗ и ЛАГ эмират поддержал антииранские резолюции, принятые на этих форумах по саудовской инициативе.

Из всех стран-соседей исторически наиболее сложные отношения Кувейт имеет с Ираком. В их основе на протяжении десятилетий лежали не только пограничные споры, но главное – притязания Ирака на Кувейт в целом, стремление присоединить к себе эмират, ликвидировав его суверенитет и независимость. После свержения саддамовского режима в 2003 г. кувейтско-иракские отношения заметно улучшились. Официальные лица Кувейта и Ирака неоднократно заявляли о своем стремлении решить все оставшиеся между двумя странами проблемы. Кувейт оказал Ираку значительную материальную и финансовую помощь. Регулярно поддерживаются межгосударственные контакты на высшем уровне. В целом же «отношения между Ираком и Кувейтом после кризиса 1990-1991 гг. так и не стали примером братских добрососедских отношений, как их характеризуют представители политического истеблишмента двух стран».

В сирийском конфликте Кувейт выступает на стороне противников режима президента САР Б. Асада, поддержал санкции, введенные ЛАГ против дамасского правительства. При этом кувейтское руководство выступает за мирное урегулирование кризиса. Эмир Сабах аль-Джабер ас-Сабах выразил надежду, что усилия по примирению в Сирии «в конце концов увенчаются успехом». Эмират оказывает гуманитарную помощь сирийскому населению. В то же время сообщается о финансировании частными кувейтскими фондами радикальных исламистских группировок, таких как «Джебхат ан-Нусра» (запрещена в России). Кувейт выступает за сохранение территориальной целостности сирийского государства, и не поддержал решение президента США Д. Трампа о признании израильского суверенитета над Голанскими высотами.

Важное место в политике Кувейта отводится исламской солидарности. Эмират активно участвует в деятельности Организации исламского сотрудничества и ее филиалов, продолжает оказывать значительную финансовую помощь мусульманским странам.

Традиционно хорошими остаются российско-кувейтские отношения. Между нашими странами поддерживаются регулярные политические контакты, однако торгово-экономические и военно-технические связи в последние годы не получают заметного развития. Отмечается, что «отношения с Россией не подвержены влиянию региональных событий».

Таким образом, Кувейт продолжит активную внешнюю политику, направленную главным образом на укрепление политических и военных гарантий своей независимости, безопасности и территориальной целостности.

39.66MB | MySQL:93 | 0,889sec