Превентивная антитеррористическая операция в Саудовской Аравии

Специальные подразделения саудовского министерства внутренних дел и государственной безопасности нанесли беспрецедентный по своему размаху превентивный удар по террористическим ячейкам в различных регионах страны. Сообщая 28 апреля 2007 г. об этой операции, саудовские издания подчеркивали, что ее итогом стал демонтаж семи подпольных группировок, численность членов которых составляла 172 человек, включая как саудовских граждан, так и выходцев из других стран.

В специальном заявлении, опубликованном по этому поводу министерством внутренних дел королевства, подчеркивалось: «Силы безопасности смогли обнаружить и осуществить слежение за подозрительными передвижениями по территории королевства лиц, о которых стало известно, что они подверглись влиянию идеи заблуждения (термин саудовского политического дискурса, обозначающий принадлежность к антисистемному подполью – Г.К.). Эти лица, — продолжало далее заявление, — превратили себя в орудие в чужих руках, направленное против веры, общества и отечества. В свою же очередь, эти чужаки, отлучая от веры мусульман, проповедовали кровопролитие и реквизицию имущества. Стремясь разжечь противостояние, они призывали молодых людей отправляться туда, где неспокойно, а также финансировали те действия “заблудших”, которые предполагалось направить против безопасности отечества, его природных богатств и тех мест, где трудятся сыновья отчизны».

Из этих слов вытекает, что на территории Саудовской Аравии действовала разветвленная и значительная сеть террористических групп и ячеек. Входившие в нее формирования были тесно связаны с действующими за пределами королевства террористическими организациями. Целью внутрисаудовского антисистемного подполья было нанесение ударов по жизненно важным экономическим объектам, как и по сторонникам политического режима. Но, кроме того, часть вербовавшихся в это подполье отправлялась и в те регионы и страны окружающего Саудовскую Аравию регионального пространства, где развиваются внутренние конфликты. Стоило бы предположить, что речь шла, в первую очередь, об Ираке, хотя появившиеся в саудовской прессе комментарии в связи с заявлением министерства внутренних дел указывают и на Сомали. Наконец, действия антисистемного подполья не только финансировались, но его участниками были и законоучители, проповедовавшие «вероотлучение» представителей тех или иных групп саудовского социума, рассматривавшееся вдохновителями апеллирующей к исламской догме оппозиции в качестве важнейшего средства легитимации ее противостояния режиму.

Дополнительные детали, содержащиеся в цитируемом заявлении министра внутренних дел, дают весомые подтверждения в пользу такой интерпретации его текста.

В этом документе подчеркивалось, что участники демонтированных групп и ячеек «были связаны с внешними силами, создававшими за пределами королевства тренировочные лагеря, в частности, в соседнем государстве (таким государством может быть только Ирак – Г.К.), где “заблудшие” обучались обращению с оружием и взрывчаткой с тем, чтобы, вновь вернувшись в королевство, осуществлять на его территории террористические акции». В этой связи подчеркивалось, что часть «заблудших» направлялась за пределы королевства «учиться в школах пилотирования самолетов», — естественно для того, чтобы в дальнейшем уже в саудовских городах повторить то, что в сентябре 2001 г. было осуществлено в Нью-Йорке и Вашингтоне.

В том же заявлении сообщалось также, что «некоторые из этих “заблудших” приносили клятву верности и подчинения, обязательства исполнять все приказы своих руководителей перед имамом Благородной Каабы». Принесение этой клятвы происходило в присутствии этого имама – «законоучителя-самозванца», который «требовал от приносивших клятву не считать мусульманскими народы, правительства и руководителей арабских и мусульманских стран». В дальнейшем же, комментируя заявление министерства внутренних дел, саудовская пресса сообщила, что этим, провозглашенным террористами «имамом Благородной Каабы» стал вернувшийся из Афганистана (что предполагает, что вновь демонтированное террористическое подполье было связано с организацией «Аль-Каида») пятидесятилетний законоучитель саудовского происхождения, известный тем, что он лично вовлек в ряды антисистемной оппозиции, по меньшей мере, 61 молодого саудовца, возраст которых не превышал двадцати лет. Комментарии некоторых саудовских изданий дают возможность полагать, что принесение «клятвы верности» руководителям демонтированных групп и ячеек происходило не только «перед» этим имамом, но и непосредственно «перед Благородной Каабой в Мекканском храме».

Но, кроме того, в заявлении министерства внутренних дел говорилось и о том, что члены разрушенного антисистемного подполья «обычно собирали значительные денежные средства, получая их от большого числа людей, которых они вводили в заблуждение, сообщая им, что эти деньги будут вкладываться в мнимые компании».

Цитируемый документ указывал и на ближайшие цели членов террористических групп и ячеек.

Этими целями должны были стать «государственные деятели, предприятия нефтедобычи и нефтепереработки, а также военные базы на территории королевства и за его пределами». Члены антисистемного подполья планировали также «нападения на тюрьмы, где содержатся их заблудшие собратья». В числе арестованных оказались и некоторые из участников попытки прошлогоднего нападения на нефтеочистительный завод в Букейке.

Разумеется, в заявлении саудовского министерства внутренних дел отмечалось, что в ходе превентивной операции против террористических групп и ячеек было захвачено значительное количество оружия и боеприпасов, хранившихся их участниками в укрытиях неподалеку от мест проведения будущих операций. Но, кроме того, специальными подразделениями министерства внутренних дел и государственной безопасности были захвачены «значительные денежные суммы – более 20 млн. риалов (5,3 млн. долларов США – Г.К.), средства связи и прослушивания, а также разнообразная электронная техника и компьютеры, наличие которых доказывало преступность замыслов взятых с поличным заблудших».

Почерпнутые из текста заявления и цитировавшиеся выше детали и подробности лишь подчеркивают то, сколь широк размах деятельности внутрисаудовского террористического подполья. Но две из этих подробностей требуют, тем не менее, пояснения. Речь, во-первых, идет об утверждении авторов заявления, что участники антисистемного подполья получали необходимые для их деятельности финансовые средства, «вводя в заблуждение» граждан, поскольку сообщали им, что полученные от них «деньги будут вкладываться в мнимые компании», а также, во-вторых, об отлучении от веры «правительств и руководителей арабских и мусульманских стран».

Внутрисаудовские реформы, включая и их экономическую составляющую, развиваются под жестким контролем государства. Впрочем, четыре года назад в королевстве был также принят радикальный «закон об отмывании денежных средств», предполагающий за это преступление, в частности, наказание в виде пятнадцатилетнего тюремного заключения и денежного штрафа в размере семи млн. саудовских риалов. Тем не менее, начавшиеся в стране широкомасштабные рыночные процессы, включая и пока еще ограниченную приватизацию, вызвали к жизни многочисленные финансовые пирамиды, сообщения о жертвах которых регулярно публикуются саудовской прессой. Возникает ситуация, когда осуществляемое властью регулирование начинаний саудовских благотворительных фондов, всегда рассматривавшихся в качестве источника финансирования и внутрисаудовской, и зарубежной террористической деятельности, не может рассматриваться как мера, покончившая с получением антисистемной оппозицией денежных средств. Напротив, диверсификация финансовых источников стала, видимо, фактом реальной действительности. Более того, комментарии саудовской прессы в связи с последними антитеррористическими акциями в стране подчеркивают, в том числе, что в финансировании антисистемного подполья «принимали участие несколько известных в стране предпринимателей, играющих на биржевых курсах». Создававшиеся в различных регионах страны «мнимые компании» обычно регистрировались на их имя.

Вторая подробность связана с «вероотлучением». Известно, что в прошлом саудовская антисистемная оппозиция никогда не направляла свои удары по представителям высшего эшелона политического истеблишмента королевства. Теперь же, видимо, саудовские специальные службы располагают данными о возможности покушений на высших сановников государства. Ну, что ж, этой оппозиции не удалось добиться каких-либо возможностей диалога с властью, которая, в свою очередь, провозглашает, что она ведет беспощадную войну с «заблудшей сектой», когда какие-то контакты с ее сторонниками могут стать возможными только в случае их полной и безусловной капитуляции.

Однако кто же входил в состав этих семи разгромленных групп и ячеек? Заявление министерства внутренних дел недвусмысленно подчеркивало – «они состояли из саудовцев и проживающих в королевстве иностранцев, хотя в их рядах большинство составляли саудовцы».

Цитировавшееся заявление (это естественно и оправданно) не сообщало подробностей о местах проведения операций специальных служб, как и о географии деятельности антисистемного подполья. Тем не менее, некоторые детали этого документа, связанные, например, с тем, что места хранения конфискованного у террористов оружия и боеприпасов располагались в непосредственной близости от предприятий нефтедобычи и нефтепереработки, заставляют предполагать, что операции были проведены, в первую очередь, в Восточной провинции королевства. Это подтверждают и уже появившиеся в саудовских изданиях комментарии саудовских специалистов по антитеррористической деятельности, подчеркивающие, что в случае, если бы саудовские специальные службы и подразделения министерства внутренних дел не нанесли превентивный удар по террористическим ячейкам, то «последствия их действий для мировой экономики были бы непредсказуемы».

Итак, деятельность апеллирующей к религиозной догме внутрисаудовской антисистемной оппозиции не прекращается. Решая проблему ее ликвидации, национальный политический истеблишмент подчеркивает необходимость реализации в связи с ее деятельностью, как минимум, двух условий. Это, во-первых, продолжение движения страны по пути внутренних как политических, так и экономических реформ, а, во-вторых, урегулирование конфликтных ситуаций в окружающем королевство арабо-мусульманском регионе. Не приходится сомневаться в том, что осуществление этих двух условий действительно положит конец деятельности сторонников «заблудшей секты». Вопрос состоит лишь в том, что оба этих условия не могут быть реализованы в течение краткого временного периода. Говоря иначе, внутрисаудовский террор – феномен, который, к глубокому сожалению, не сможет быть искоренен к какой-то заранее определенной дате. Впрочем, саудовские лидеры отдают себе в этом отчет и открыто говорят об этом своему народу. Как говорил 14 апреля 2007 г. в своей тронной речи в Консультативном совете король Абдалла: «Отечество все еще сталкивается с феноменом терроризма». Далее он подчеркивал, что сегодня важнейшим средством противостояния терроризму является защита «безопасности государства и его граждан. Это означало лишь, что саудовский истеблишмент будет и далее решителен и последователен в борьбе с теми, кого он называет «заблудшими».

43.54MB | MySQL:92 | 1,136sec