К военно-политической ситуации в пакистанском Белуджистане с учетом афганского и иранского факторов

Политику нынешней исламабадской администрации в отношении самой бедной (хотя именно в этой провинции имеются наиболее крупные запасы газа) и наиболее отсталой в социально-экономическом плане провинции страны – Белуджистан можно, по-видимому, охарактеризовать как политику с одной стороны задабривания, а с другой запугивания. Роль своего рода «пряника» призваны сыграть некоторые проекты по развитию инфраструктуры (строительство глубоководного порта Гвадар, осуществление масштабной электро- и газификации, различные социально-экономические проекты, нацеленные на улучшение положения в области занятости и т.д.), в то время, как «кнутом» несомненно являются жесткие меры, предпринимаемые против сепаратистов и боевиков, направленные на физическое устранение наиболее заметных фигур белуджского сопротивления. К примерам подобного рода можно без сомнения отнести физическое устранение в августе 2006 года в ходе спецоперации самого известного из всех белуджских повстанцев Наваба Акбара Бугти.

За последние несколько месяцев обстановка в провинции существенным образом осложнилась несмотря на проводимые правительственными силами полицейские и военные операции по подавлению выступлений представителей некоторых племен, проживающих на данной территории. Так, в январе с.г. в ходе наземной операции в районах Бабаркач и Джалри было уничтожено около полусотни боевиков племени марри, пакистанская авиация была плотно задействована в районе Дера Бугти, где потери сепаратистов составили несколько десятков человек, многие были арестованы. В ответ на действия властей последовал довольно ощутимый удар со стороны боевиков, которые подвергли массированному ракетному обстрелу аэропорт и военную базу в местечке Панджгура, а также строящийся порт Гвадар. Ими также был совершен дерзкий по исполнению теракт в здании суда в столице провинции городе Кветте. Можно сказать, что по существу достаточно обыденным явлением стали подрывы автомобилей на минах, нередки диверсии на газопроводах и на железнодорожном транспорте, часто приводящие как к человеческим жертвам, так и нанесению ощутимого ущерба подвижному составу и железнодорожной инфраструктуре в целом. Известны случаи разбойного нападения на автотранспорт, следующий по федеральной трассе Карачи – Кветта, что уже не раз приводило к протестным действиям водителей, требующих от федеральной администрации и провинциальных властей принятия адекватных мер по обеспечению должного уровня безопасности.

Обостряющаяся в провинции день ото дня ситуация, требующая принятия незамедлительных и решительных действий, подвигла местные власти после консультаций с официальным Исламабадом пойти на изменение системы управления «проблемных» районов. По их планам, это должно привести к стабилизации обстановки и упрочению контроля со стороны федерального и провинциального центров. Так, пятнадцать из двадцати шести административных единиц провинции сейчас находятся в ведении провинциальной администрации, образуя т.н. «Зону А». С введением прямого правления власти, видимо, будут пытаться, помимо усиления своего непосредственного контроля, также, что в условиях Пакистана представляется архисложной задачей, вывести население из-под власти сардаров (племенных вождей), приведя к постепенному размыванию вековых родоплеменных устоев, существенно тормозящих в настоящее время развитие страны. В частности, после завершения в начале марта с.г. спецопераций по борьбе с сепаратистами (в ходе которых был задержан один из руководителей т.н. Совета сопротивления, организованного талибами для борьбы с режимом президента Афганистана Хамидом Карзаем, Мулла Убайдулла Ахунд, занимавший в правительстве талибов пост министра обороны Исламского Эмирата Афганистан) под прямое управление провинциального центра в марте с.г подпали такие районы как Лоралай, Кила Абдула, Дера Бугти и Ношки.

Как представляется, на ситуацию в Белуджистане с учетом ее военно-политических аспектов оказывают сильное воздействие несколько внешних факторов. Во-первых, никак нельзя игнорировать то обстоятельство, что афганские боевики-талибы, находящиеся на территории Пакистана, равно как и члены пресловутой «Аль-Каиды» небеспричинно считают столицу провинции город Кветту в качестве своей основной тыловой медицинской базы. Существует массовая практика направления туда на лечение или реабилитацию боевиков, получивших ранения. Этому способствует практически открытая граница с соседним Афганистаном, хотя федеральные пакистанские власти и делают попытки наладить действенный контроль над перемещением в обе стороны населения, проверить которое на принадлежность к боевикам представляется порой непосильной задачей. Растет объем перевозимого через границу оружия и боеприпасов, что несомненно является острой причиной для беспокойства центральной пакистанской администрации, опасающейся быть обвиненной (предметная и жесткая критика по этому поводу уже неоднократно звучала) в попустительстве экстремистским и сепаратистским силам. Такая в целом неблагоприятная для официального Исламабада картина уже давно вызывает резкое недовольство со стороны США и руководства антитеррористической коалиции, в первую очередь натовцев, воинские контингенты которых начинают нести значительные потери как в живой силе, так и боевой технике. Большие претензии к Пакистану выказывает и кабульская администрация во главе с президентом Хамидом Карзаем, усматривающая в действиях (или фактическом бездействии) Исламабада злонамеренность по отношению к правящему режиму соседнего государства. Есть сведения о том, что в военно-полевых лагерях мобильного базирования «Фарари», располагающихся на территории Белуджистана, осуществляется военно-диверсионная подготовка и обучение не только боевиков Движения Талибан (забрасываемых на афганскую территорию), но и местных сепаратистских структур в лице «Армии освобождения Белуджистана» и организации «Бойцы за свободу Белуджистана», запрещенных в Пакистане еще в апреле 2006 года.

Хотелось бы особо отметить, что сепаратистская и криминальная активность белуджских племен на границе с соседним Ираном отнюдь не радует и Тегеран, который проявляет нервозность в связи с постепенно поднимающим голову сепаратистским движением в своей провинции Систан и Белуджистан. Пакистанскому послу в Тегеране пришлось в феврале с.г. принять участие в нелицеприятном обсуждении в иранском МИДе непростой ситуации, складывающейся в районе пакистано-иранской границы, до него доведена озабоченность иранских властей в отношении вновь поднимаемой на знамя идеи создания «единого Белуджистана» Оснований для подобного рода беспокойства предостаточно, поскольку можно с большой долей уверенности говорить о наличии связей между действующей на иранской территории и уже «прославившейся» кровопролитными терактами радикальной группировки «Бригады Аллаха» с «Армией освобождения Белуджистана». По мнению иранцев, воспрепятствовать незаконному и бесконтрольному перемещению людей, а также наркотиков и оружия через границу в значительной степени поможет физическая преграда — пограничная стена протяженностью более семисот километров, сооружение которой было начато Тегераном в середине февраля с.г.

Власти Ирана отнюдь не радуют увеличивающийся объем наркоторговли и контрабанды оружием между двумя странами, а также участившиеся теракты на территории страны, в которых задействованы местные экстремисты. Комментируя ситуацию, администрация М.Ахмадинежада прозрачно намекает на «руку Исламабада», пускай и косвенно помогающего белуджским сепаратистам. В верхних эшелонах власти нередко слышна и прямая критика в адрес Пакистана, которому ставится в вину его превращение в «прибежище для бандитов и врагов иранского народа». Не исключено, что отдельные политические деятели в Иране допускают возможность того, что Исламабад, который по-прежнему находится в орбите политического воздействия со стороны Вашингтона, ведет двойную игру, тем самым фактически помогая США «готовить плацдарм» для будущего удара по ИРИ.

Однако даже несмотря на некоторое недоверие официального Тегерана к восточному соседу связи силовых и правоохранительных ведомств Пакистана и Ирана довольно успешно развиваются.. Углубляются контакты на антитеррористическом треке, в области борьбы с незаконным оборотом наркотиков. В ходе переговоров представителей пакистанских и иранских спецслужб удалось договориться о формировании совместного органа, занимающегося обменом информацией, о взаимодействии на рабочем уровне пограничных подразделений, структур, задействованных в борьбе с незаконной торговлей людьми, а также о подготовке (по инициативе иранской стороны) двустороннего соглашения по вопросам безопасности.

Учитывая афганский и иранский факторы, непосредственно влияющие на обстановку в Белуджистане, центральная тегеранская администрация все чаще в последнее время заявляет о возможной причастности к обострению ситуации в мятежной провинции спецслужб «соседнего государства», которое прямо не называется. Однако все прекрасно понимают, что речь идет об Индии. Крайне болезненно в Исламабаде реагируют на публикации индийских СМИ, в которых проводятся аналогии между нынешней ситуацией в Белуджистане и обстановкой в 1971 году в Восточном Пакистане (Восточной Бенгалии), который впоследствии, после кровопролитной борьбы за независимость (погибло около 3 млн. человек) стал независимым государством Бангладеш. Осознавая непопулярность военных операций (пусть и носящих не широкомасштабный, а локальный характер) среди местного населения, федеральное правительство и провинциальные власти пытаются уделять больше внимания мерам социально-экономического характера, справедливо полагая, что подобными методами можно снизить накал страстей, тем самым выбив почву из-под ног экстремистских и сепаратистских организаций. Так, с использованием финансовой помощи Катара, полученной в качестве гранта, в феврале с.г. начата газификация семисот белуджских деревень, подписан контракт с Ираном о дополнительных поставках на территорию провинции пока еще дефицитной в Белуджистане электроэнергии.

Стоит, видимо, сделать предположение о том, что власти как в Исламабаде, так и в Кветте во время, оставшееся до выборов президента и в парламент страны, будут дозировано прибегать к задействованию силовых методов воздействия на ситуацию, стараясь использовать именно экономические рычаги, что позволит надеяться на снижение уровня противостояния между лидерами белуджских племен и федеральным центром.

43.46MB | MySQL:87 | 0,703sec