О влиянии ситуации вокруг Ирана на экономику ФРГ

Обстановка вокруг Ирана в последнее время существенно накалилась, что выражается как в установленном ИРИ ультиматуме по соблюдению СВПД, так и в ситуации в Персидском и Оманском заливах. Эти процессы заметно отражаются на ФРГ не только в политическом смысле, но и в экономике. При этом их влияние на страну не всегда совпадает с ожиданиями, высказанными на этот счет ранее, а также трансформирует характер германо-американских отношений, что объясняется позицией бизнеса, далеко не всегда совпадающей с тем, что хотело бы видеть правительство.

По оценкам представителя торговой палаты ФРГ в Тегеране Д. фон Бонштейн, обнародованным на текущей неделе в интервью немецким СМИ, как таковая дата 7 июля, озвученная ранее руководством ИРИ во время визита в страну федерального министра иностранных дел Х.Мааса, не имеет решающего значения для немецкого бизнеса. Причина тому проста – многие компании ранее приняли решение о том, что американский сегмент для них существенно важнее иранского. Этот вывод подтверждает и руководство Немецкой ассоциации торгово-промышленных палат. Ее глава Ф.Трейер отмечает, что из 120 компаний из ФРГ, которые, как прогнозировалось ранее, должны остаться в ИРИ, продолжает работать около 60.

Впрочем, оба эксперта сходятся во мнении, что это объясняется не только американским давлением, но и тем, что по-прежнему не налажен механизм платежей, что обещали сделать со своей стороны европейцы. Хотя по словам Х.Мааса, сказанным в Тегеране, нет уверенности в том, что налаженная работа INSTEX гарантирует преодоление этой негативной тенденции. Важно и то, что проблемы вызывает ситуация в самой иранской экономике, а именно отсутствие прозрачности и коррупция, которую не удалось победить Х.Роухани вопреки предвыборным обещаниям. И эта информация, которую политики, в отличие от бизнеса, предпочитают не доносить до иранских властей. Любопытным кается еще один вывод, который делают немецкие эксперты в связи с уходом их компаний из Ирана. Заключается он в том, что место европейцев стремительно заполняют игроки из Азии, а особенно Китая. Таким образом Вашингтон в некоторой степени создает альтернативные рынки для своего противника в торговой войне, в то время как европейские компании терпят дополнительные убытки.

В том, что касается угрозы морским судам в Персидском и Оманском заливах, ситуация выглядит для ФРГ еще более сложной. С одной стороны, прямая вовлеченность Германии в происходящее, как отмечают эксперты, довольно низкая, поскольку доля импорта нефти с использованием данного маршрута, по подсчетам издания Tagesspiegel, не превышает 10%, в то время как основными покупателями, напрямую затронутыми проблемами там, являются страны Азии. Вместе с тем высок риск для немецких судовладельцев, которые занимают 5-е место в мировом торговом флоте. Их основное беспокойство сейчас связано с безопасностью моряков. При этом особую озабоченность вызывает то, что нет какого-либо механизма в правовом поле, способного обезопасить команды, а следовательно, с их точки зрения, происходящее выглядит намного опаснее инцидентов с сомалийскими пиратами.

Прежде всего, непосредственно в инциденте в Оманском заливе пострадало судно Kokuka Courageous, принадлежащее японской компании Kokuka Sangyo и управлявшееся гамбургской Bernhard Schulte Schipmanagement. Именно она сообщила, что корабль был поврежден выше ватерлинии, а также информировала СМИ о судьбе экипажа, состоявшего исключительно из филиппинцев. Надо сказать, что инцидент с кораблем, следовавшим из Саудовской Аравии в Сингапур, имеет и интересное символическое значение, поскольку пострадали представители двух стран, чьи политики друг за другом посетили Иран, создавая ему своего рода дипломатическое прикрытие. Также примечательно, что Bernhard Schulte Schipmanagement придерживается американской версии спасения моряков, по которой на борт их взяли не иранцы, а военный корабль США. Также за свою безопасность всерьез переживает немецкая ТНК Hapag-Lloyd, каждый десятый рейс которой проходит в ставшем опасным районе. О корректировках маршрутов ее представители пока не заявили, но за ситуацией следят пристально.

Сами немецкие власти над вопросом безопасности судоходства пока не слишком задумываются. Их главная задача – сдержать напряженность между Ираном и США, для чего конфликт из политического старательно трансформируется в торговый. Так, глава комитета Бундестага по внешней политике Н.Реттген еще в мае на фоне предыдущих инцидентов заявлял, что президент США «не воин, а торговец», следовательно, намерения эскалировать конфликт в Персидском заливе, доведя его до открытого столкновения у Д.Трампа нет. К схожим выводам пришел и Х.Маас в минувший четверг. По его мнению, имеют место диверсии, угрожающие торговым путям, а это в свою очередь, может использоваться как провокация для начала более серьезного и опасного противостояния.

В целом экономические показатели, лишенные дипломатического эффекта СВПД, свидетельствуют, что немецкие компании продолжают делать выбор в пользу США, а не Ирана. Таким образом Берлин лишается важного инструмента поддержания отношений с Тегераном, что оставляет ему возможность действовать исключительно в политическом поле. Однако там продвижению интересов Берлина препятствия создают позиции других игроков, а также высокий риск перерастания любого инцидента в полноценный масштабный военный конфликт.

51.97MB | MySQL:101 | 0,333sec