О развитии политической ситуации в Судане

Военный совет Судана признал, что приказ о разгоне сидячей забастовки в Хартуме отдали военные. Об этом заявил в четверг на пресс-конференции в Хартуме официальный представитель совета Шамс ад-Дин Каббаши, передает телеканал «Аль-Маядин».  «Военный совет распорядился свернуть сидячую забастовку», — сказал он. При этом, по его словам, после произошедших трагических событий было проведено расследование, итоги которого, пообещал Каббаши, будут обнародованы 15 июня. «Несколько проходивших по делу офицеров арестовано», — отметил он. 3 июня полиция и спецназ Судана силой зачистили часть палаточного лагеря протестующих в центре суданской столицы рядом со штаб-квартирой главного командования вооруженных сил. В результате акции, а также последовавших за этим столкновений погибли, по официальным данным, 64 человека. Оппозиция заявляет о 118 жертвах. В тот же день на экстренно созванной пресс-конференции представители Военного совета заявили, что «не ожидали таких последствий», однако до последнего не заявляли о своей причастности. Более того, согласно официальным сведениям армии, акция силовиков была нацелена исключительно против преступных элементов, которые воспользовались обстановкой в столице и создали свой криминогенный район рядом с сидячей забастовкой протестующих. После этого оппозиция отказалась продолжать переговоры с армией и заявила о сворачивании всех контактов с военными. Более того, в Хартуме началась бессрочная акция гражданского неповиновения. Но уже спустя два дня она была приостановлена благодаря посредническим усилиям Эфиопии, которая пытается усадить стороны за стол переговоров, нацеленных на определение формата будущего переходного периода в стране. Однако, несмотря на заверения эфиопских эмиссаров о скором возобновлении диалога, прорыва в этом вопросе пока не намечается. Предложение перенести переговоры между армией и оппозицией в Аддис-Абебу также не нашло поддержки. После военного переворота в Судане и отстранения от власти президента Омара аль-Башира 11 апреля в Хартуме почти два месяца продолжались контакты между Военным советом и крупнейшей оппозиционной силой альянсом «За свободу и перемены» о будущем устройстве и создании органов власти. Однако они зашли в тупик. Военные по-прежнему декларируют готовность продолжать контакты, обвиняя при этом оппозицию в отсутствии единого руководства и стратегии, но отвергают какое-либо давление как внутри страны, так и из-за рубежа.
В этой связи американские эксперты делают следующие выводы из складывающейся ситуации. Успешные переговоры о переходном процессе между Военным советом (ВС) и гражданской оппозицией в Судане становятся все менее вероятными, поскольку силы безопасности придерживаются своих планов на переходный период и подавляют гражданских противников. При этом военные четко декларируют свое главное условие дальнейшие диалога с оппозицией: главой нового консультативного Суверенного совета страны, который собственно и будет фактически коллегиальным органом управления, должен быть в обязательном порядке именно генерал. Это на сегодня главный момент дискуссий между армией и гражданской оппозицией, и уступать на этом направлении военные не желают. Такая позиция Военного совета столкнется со значительной негативной дипломатической реакцией, но его поддержка со стороны государств Персидского залива, России и Китая, вероятно, позволит ему сохранить власть. При небольшом потенциале вероятности достижения компромисса между военными и протестующими, требующими радикальных демократических реформ, длительная нестабильность в форме демонстраций, репрессий и экономических проблем, вероятно, будет определять будущее Судана на среднесрочную перспективу. В общем-то разгон сидячей демонстрации в Хартуме, во время которой по американским оценкам погибло более 100 демонстрантов, означает по факту окончательный отказ армии принимать требования гражданской оппозиции. В этой связи нынешние международные посреднические усилия вряд ли приведут к преодолению противоречий по этому вопросу между Военным советом и гражданской оппозицией, хотя переговоры могут фактически продолжаться в той или иной форме. В конечном счете, учитывая, что армия приняла в качестве основного алгоритма действий именно репрессии против протестных выступлений, перспективы Судана на стабильный демократический переход с каждым днем становятся все более туманными. Эту ситуацию осложняет и фактор раскола в гражданской оппозиции. Не все члены оппозиции придерживаются одних и тех же прогрессивных демократических взглядов, хотя это доминирующее отношение среди участников протестного движения и сил, провозглашающих свободу и перемены. Помимо военных и гражданского движения, есть также исламисты, представленные Партией национального конгресса и Партией народного конгресса (сторонники бывшего лидера «Зеленого интернационала» Х. ат-Тураби), которые пока отодвинуты от принятая решений, но тем не менее представляют собой влиятельную силу. Соответственно, Партия национального конгресса могла бы в перспективе стать более прагматичным и гибким партнером для военных, но, учитывая ее незначительное влияние на протестное движение и оппозицию такому сценарию на нынешнем этапе со стороны основных спонсоров хунты в лице аравийцев, такой вариант пока является маловероятным.
Силы безопасности, которые сохраняют контроль над суданскими институтами и, естественно, над аппаратом безопасности, имеют свои собственные взгляды на будущее страны, которые в значительной степени противоречат взглядам гражданских протестующих реформистов. При этом важным фактором нынешних суданских событий является тот факт, что падение режима бывшего президента О.аль-Башира произошло не в рамках исключительно действий гражданской оппозиции, а в результате очередного военного переворота. При этом первоначальные шаги военных по вопросу диалога с оппозицией совершенно не означают, что глубинные интересы армии и гражданской оппозиции на будущую политическую архитектуру страны совпадают, что становится сейчас все более очевидным. Силовой блок Судана вряд ли потерпит реальное осуществление радикальных демократических реформ, даже если он и допускают определенную степень будущей экономической либерализации и неких послаблений в развитии многопартийности. Нынешняя консолидация силового аппарата фактически на сегодня приняла свои конечные контуры при подавлении недовольных фракций, о чем свидетельствует арест 12 июня 68 офицеров, обвиняемых в подготовке мятежа. Две попытки переворота были совершены в последнее время в Судане. Об этом, как сообщил телеканал «Аль-Арабия», заявил в четверг 13 июня Военный совет (ВС) страны. «Нам удалось сорвать две попытки переворота за последний период, — отмечается в заявлении данной структуры. — Мы удерживаем две группы военных, которые пытались совершить их».  В среду «Аль-Арабия» со ссылкой на собственные источники уже передавала о неудавшейся попытке переворота против Военного совета. Также указывалось, что большинство в группе предполагаемых путчистов — офицеры-исламисты, верные бывшему режиму. Однако позднее телестанция сама опровергла эту информацию. Более того, и сами представители ВС поначалу эту информацию опровергали. В этой связи конечно имело место желание этого органа продемонстрировать консолидацию военных в настоящий момент, но по сути произошло примерно следующее: под давлением своих аравийских союзников ВС сейчас проводит чистку армии от ярых адептов исламистского толка (имеются ввиду прежде всего сторонники «Братьев-мусульман»), что вызвало определенные брожения среди ряда представителей офицерского корпуса. Но в данном случае надо говорить не о мятеже или попытке военного переворота, а именно о недовольстве, которое ВС подавил в свойственном себе ключе, просто мягко интернировав несогласных со своим увольнением. В этой связи напомним, что  26 мая в Абу-Даби главе ВС Абдель Фаттаху аль-Бурхану была представлена радикальная точка зрения на необходимые шаги в рамках кадровых ротаций в армии. Наследный принц Мухаммед бен Заид Аль Нахайян (МБЗ), опасаясь возрождения «Братьев-мусульман», тогда призвал его к твердому управлению переходным периодом и чистке армии от сторонников О.аль-Башира с усилением доминирования в военном блоке Сил быстрого реагирования (СБР), которые подчиняются еще одному лидеру ВС Хемидти. С этой целью МБЗ выступил за реинтеграцию в армию ранее уволенных офицеров, которые не являлись членами правящей Партии национальный конгресс. По его мнению, такой подход даст СБР преимущество над регулярной армией, роль которой будет неуклонно снижаться. И такой выбор в принципе логичен, поскольку именно эти бывшие «джанджавиды» фактически контролируют ситуацию с безопасностью на местах.
Отсутствие на сегодня значительной внутренней поддержки ВС частично компенсируется иностранной поддержкой. Его руководители совершили поездки по региону в этом месяце, включая Эр-Рияд, Абу-Даби и Каир, в попытке заручиться еще большей поддержкой, что собственно и случилось. Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Египет заинтересованы в том, чтобы Судан оставался в орбите их влияния с учетом участия суданских военных в составе аравийской коалиции в Йемене, противостояния и Ираном, и в рамках региональной конкуренции с Турцией и Катаром. И с учетом того, что переходный Военный совет подтвердил твердо сохранять такую ориентированность, эти арабские страны предпочли бы, чтобы именно он остался у власти, а не стать свидетелем того, как демократическое гражданское правительство коренным образом изменит курс страны. За пределами региона хунта также может рассчитывать на поддержку России и Китая, по крайней мере, в Совете Безопасности ООН. К концу правления О.аль-Башира у России сложились тесные отношения с Суданом в области ВТС и безопасности, и Москва уже сигнализировала о своем желании продолжать идти тем же курсом. Как и аравийцы, Россия может опасаться, что демократические реформы приведут к формированию в Хартуме правительства, более ориентированного на Запад, а это означает, что Москва закроет глаза на репрессивные меры ВС для сохранения нынешнего статус-кво. Для суданских военных такая поддержка, по крайней мере, смягчает возможность любых санкций Совета Безопасности ООН против Военного совета.
Эта позиция расходится в видением ситуации в Вашингтоне и Брюсселе. Соединенные Штаты, ряд европейских стран и Африканский союз призывают Хартум к переходу к гражданскому руководству, однако у них мало дипломатических средств для того, чтобы заставить ВС реально это сделать. Тибор Надь, помощник секретаря Бюро по делам Африки Госдепартамента США, заявил, что его попытки в рамках оказания «необходимого давления» на главу ВС Абделя Фаттаха аль-Бурхана пока результатов не принесли. В ходе двухдневного визита в Хартум на этой неделе Тибор Надь и недавно назначенный специальный посланник США по Судану Дональд Бут обсудили с оппозиционной коалицией «Силы за свободу и перемены» и председателем ВС пути выхода из тупика в продолжающихся переговорах о передаче власти гражданскому правительству. Но итог этих дискуссий неутешителен. Процесс застопорился в вопросе о составе Совета по суверенитету и о том, кто возглавит его, поскольку обе стороны требуют большинства членов и председательства. «Бут и я нажали на председателя ВС Бурхана, чтобы предпринять шаги, чтобы позволить успешным переговорам возобновиться: прекратить нападения на гражданских лиц; вывести военных из Хартума», — сообщил  Надь в серии твитов, опубликованных поздно вечером в четверг 13 июня. «Разрешить независимое расследование ужасного нападения 3 июня на мирную сидячую забастовку и других недавних актов насилия и прекратить репрессии в отношении свободы слова и интернета», — добавил он. Оппозиционные «Силы за свободу и перемены» (ССП) выдвинули аналогичные требования, в частности, в отношении интернета и передислокации СБР за пределы столицы. В свою очередь представитель ВС Шамс ад-Дин Каббаши на своей пресс-конференции в четверг вечером 13 июня сказал, что Надь консультировал А.Ф.аль-Бурхана по некоторым вопросам, но он не уточнил характер обсуждений во время встречи. Каббаши также объявил, что они решили отклонить требования суданской оппозиции по выводу сил СБР из Хартума и снятия блокировки интернета. По факту это означает отказ выполнять требования американских чиновников. В качестве «утешающего приза» военный чиновник пообещал «наказать виновных в расстреле демонстрантов» и сказал, что они попросили эфиопского посредника в лице премьер-министра этой страны созвать переговоры с представителями оппозиции в течение 24 часов. Это надо расценивать больше как жест, нежели как серьезное намерение достигать серьезного прогресса на указанных направлениях.
В этой связи отметим, что посреднические усилия региональных и международных игроков, таких как премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед и американские посланники, могли бы помочь успокоить ситуацию, но вряд ли в конечном итоге эти усилия будут способствовать достижению значимого компромисса. Во всяком случае, интенсивность недавних репрессий со стороны сил безопасности предельно поляризовала ситуацию, осложнив перспективы любого посредничества. На данном этапе трудно представить себе стабильное и признанное всеми сторонами международного сообщества правительство в Судане в ближайшем будущем, поскольку любая такая сделка должна будет обойти критические спорные моменты, такие как прежде всего состав Суверенного совета. В таких условиях выборы, которые военные в настоящее время запланировали на март 2020 года, вряд ли смогут встретить поддержку у значительной сегмента гражданской оппозиции и коллективного Запада. При этом без достижения политической стабильности Судан также имеет мало шансов найти быстрое решение своих экономических проблем, даже если финансовые вливания из стран Залива помогут на время снять остроту проблемы.

51.53MB | MySQL:101 | 0,335sec