Ситуация в Алжире: май 2019 г.

1 мая стало известно, что начальник генштаба Национальной народной армии (ННА) Алжира генерал Ахмед Салах Гаид выступил против удовлетворения требований манифестантов, выступивших за формирование переходных институтов власти после состоявшейся 2 апреля отставки президента Абдельазиза Бутефлики. Согласно генералу, «идеальным решением для вывода страны из кризиса» является проведение 4 июля – как это предусмотрено конституцией – президентских выборов.

Среди требований участников протестного движения – удаление от власти всех функционеров прежнего режима, и прежде всего – исполняющего обязанности главы государства Абделькадера Бенсалаха и премьер-министра Нуреддина Бедуи с тем, чтобы они никак не могли участвовать в организации будущих выборов.

В ответ генерал Ахмед Гаид Салах, ставший фактически решающей фигурой в Алжире, заявил о «глубокой приверженности командования ННА конституции». Он же заявил о «решимости» армии «не сходить с конституционного пути ни при каких обстоятельствах». Генерал также заверил, что армия проследит за тем, чтобы открытые расследования по делам о коррумпированности лиц, связанных с прежним режимом, были вне какого либо «давления или диктата». Он же сообщил, что «несколько чудовищных дел о коррупции», касающихся расхищения государственных средств в «огромных объемах», переданы алжирской Фемиде «службами безопасности». По его словам, антикоррупционная операция только началась, и по ее итогам Алжир «станет окончательно свободным от коррупции и коррумпированных чиновников».

После того, как генерал Ахмед Гаид Салах фактически отстранил от власти А.Бутефлику, было начато расследование дел о коррупции в отношении пяти предпринимателей, близких к клану бывшего президента, а также его младшего брата Саида.

Некоторые наблюдатели при этом высказали опасение, что формально отвечая на требования протестного движения, которое осудило связи между властью и олигархами, заработавшими состояния на государственных контрактах, эти расследования являют собой лишь внутренние разборки между разными кланами.

Надо отдать должное быстроте реакции генерала Ахмеда Гаида Салаха. Позднее 1 мая он призвал оппозицию уже к «диалогу с государственными институтами», назвав его «единственным путем выхода из кризиса». Он же послал ей очевидное предупреждение, предупредив, что любая попытка «использовать манифестации для нанесения ущерба национальной безопасности и создания опасности для национального единства» будет подавлена армией.

В тот же день стало известно об избрании нового главы партии Фронт национального освобождения (ФНО). Пост генерального секретаря ФНО занял 50-летний депутат парламента, предприниматель Мухаммед Джамиай. Он сменил на этом посту ставленника А.Бутефлики Моада Бушареба, возглавившего ФНО годом ранее.

В пятницу 3 мая алжирцы начали собираться на 11-ю манифестацию, последнюю перед наступлением месяца мусульманского поста рамадан. Судя по всему, власти рассчитывали, что в рамадан протестное движение по объективным причинам задохнется. Но они просчитались. Алжирцы вышли на улицы не только в Алжире, но и в других городах страны. На сей раз они требовали отставки и генерала Ахмеда Гаида Салаха,, которого рассматривали как союзника, когда он добился ухода А.Бутефлики.

4 мая были арестованы Саид Бутефлика и двое бывших руководителей алжирского разведывательного сообщества – генерал Мухаммед Медьен (псевдоним – Туфик) и бывший координатор разведслужб Алжира Атман Тартаг (Башир). В свое время именно генерал Ахмед Гаид Салах настоял на отставке Туфика, 25 лет возглавлявшего Департамент разведки и безопасности (DRS), и роспуске этой структуры, формально находившейся в подчинении ННА, но на деле ставшей государством в государстве. Этим арестам предшествовала встреча трех вышеупомянутых лиц. Все они, как сообщила прокуратура г.Блида, тут же были отправлены во временное заключение по обвинению в попытке «покушения на властные полномочия армии» и «заговоре против власти государства». Понятно, что за их арестами  мог стоять только один человек – генерал Ахмед Гаид Салах, ставший по сути хозяином Алжира. Движение протеста по разному отреагировало на эти аресты.

Знаковая для Алжира и ННА фигура – Халед Неззар – ранее обвинил 61-летнего С.Бутефлику в стремлении ввести чрезвычайное либо осадное положение в стране и отправить в отставку ставшего неудобным генерала Ахмеда Гаида Салаха.

9 мая перед следствием в качестве свидетеля по делу о вышеназванной «тройке» оказалась лидер левацкой (оппозиционной к прежнему режиму) Партии трудящихся и кандидат на трех предыдущих президентских выборах Луиза Ханун. После беседы со следователем она оказалась во временном заключении, став первым политиком, оказавшимся на нарах. Это был первый признак того, что военные стали ее бояться в качестве возможного кандидата на избрание в президенты, поскольку они упорно хотели сохранить календарь конституционного переходного процесса.

13 мая стало известно, что Л.Ханун обвинили в заговоре против армии и государства. Поводом для выдвижения такого обвинения стала ее встреча с С.Бутефликой, на тот момент специальным советником президента. Она имела место 27 марта, наследующий день после того, как генерал Ахмед Гаид Салах публично потребовал ухода А.Бутефлики от власти.

20 мая алжирская военная юстиция отказалась предоставить свободу Л.Ханун.

Тем временем 10 мая, в 12-ю пятницу подряд, алжирцы несмотря на рамадан вновь вышли на улицы основных городов страны.

14 мая во всех университетских городах Алжира повторились проводившиеся по вторникам манифестации студентов, на протестный настрой которых не повлияло наступление рамадана. Одним из лозунгов шествий стало «Да – гражданскому государству, нет – военному!».

Также 14 мая на допросе в трибунале побывал бывший министр обороны и начальник Генштаба ННА Х.Неззар. Он проходил в качестве свидетеля по делу о заговоре против государства и вышел свободным из здания трибунала. По данным телевидения, в ходе допроса «Х.Неззар дал свидетельские показания об его контактах с С.Бутефликой и о попытке последнего ввести чрезвычайное положение», а также о «попытке отстранить от дел начальника Генштаба ННА» генерала Ахмеда Гаида Салаха.

15 мая на манифестацию в Тинеркуке в 800 км к югу от Алжира вышли безработные. Их акция вылилась в столкновения с полицией, в результате которых пострадали по меньшей мере 24 стража порядка. Протестные выступления безработных в богатых углеводородами центральных районах страны стали для Алжира обычным делом. Их участники регулярно протестуют против того, что нефтедобывающие компании предпочитают нанимать на работу северян и иностранцев, не замечая местное население.

16 мая исполняющий обязанности главы государства А.Бенсалах отправил в отставку двух прокуроров, курировавших начатые ранее расследования дел о коррупции, по которым проходили предприниматели, близкие к А.Бутефлике. Был снят также глава Центрального офиса по борьбе с коррупцией. О мотивах этих отставок не сообщалось.

17 мая в 13-ю пятницу подряд в центре Алжира вновь прошла манифестация протеста. Она состоялась несмотря на то, что полиция первоначально блокировала подступы к зданию Главного почтамта, ставшего эмблематическим для протестного движения. Однако затем под давлением толпы она отступила. Были блокированы также некоторые въезды в столицу.

Главным лозунгом участников очередной акции протеста было «Нет выборам!», назначенным на 4 июля. Шествие прошло без заметных инцидентов. Манифестации прошли также в основных городах страны.

18 мая три видных политика в совместном обращении призвали армию начать диалог с протестным движением, осудив при этом стремление военных провести президентские выборы 4 июля. Обращение подписали видный правозащитник Али Яхья Абденнур, бывший глава МИД Алжира Ахмед Талеб Ибрагими и отставной генерал Рашид Бенеллес. 87-летнему Ибрагими руководство протестного движения предлагало возглавить страну в переходный период, но он отказался от этого предложения под предлогом преклонного возраста.

Приветствовав мирный характер протестного движения, «тройка» предложила «короткий переходный период», в течение которого руководить страной должны были «мужчины и женщины, никогда не имевшие отношения к глубоко коррумпированной системе, правившей 20 лет». «Блокирование ситуации путем цепляния за 4 июля как дату президентских выборов может только замедлить неизбежное пришествие новой республики», — утверждали они. По их оценке, за эту дату держатся «силы, которые противятся каким-либо изменениям».

20 мая «тройке» ответили обозначенные выше силы в лице генерала Ахмеда Гаида Салаха, ставшего фактически центральной фигурой в Алжире. Он призвал придерживаться установленного конституцией процесса преемственности власти, согласно которому выборы должны пройти 4 июля. Генерал назвал «опасным» требование протестующих удалить от власти на период переходного процесса всех без исключения функционеров прежнего режима.

Надо отметить регулярное появление генерала Ахмеда Гаида Салаха в медийном пространстве – как правило, через сайт Министерства национальной обороны – что в выгодную сторону отличает его от временного главы государства А.Бенсалаха и премьер-министра Н.Бедуи.

Уже 21 мая генерал Ахмед Гаид Салах призвал алжирцев к «бдительности» и объединению с военными с тем, чтобы помешать «реализаторам чудовищных планов» проникнуть в ряды протестного движения. Он же день спустя в третьем заявлении за три дня заверил, что не имеет никаких личных политических амбиций, что неудивительно с учетом его возраста.

Удивительно, что Конституционный совет фактически встал на сторону протестовавших, не объявив официально сроки подачи досье потенциальных кандидатов. В нем сидели ставленники А.Бутефлики, и они, видно, решили идти своим путем, через небольшой срок переноса выборов, необходимый для изменения избирательного законодательства. И не они одни. К тому времени о своем отказе участвовать в организации выборов 4 июля заявили мэры городов и судьи, которые придавали плебисцитам оттенок законности.

Похоже, что все были против намерения военных провести выборы 4 июля. К 20 мая МВД сообщило о регистрации 76 досье кандидатов, однако вопреки сложившейся практике ни одно из имен не было названо. Было только известно, что своих кандидатов выставили три маленьких партии. Самые влиятельные партии – Фронт национального освобождения (ФНО) и Национальное демократическое объединение (НДО) – хранили гробовое молчание.

Только 26 мая Конституционный совет сообщил, что получил досье всего от двух человек, претендовавших направо бороться за пост президента АНДР. В случае их валидизации формально выборы можно было бы проводить 4 июля. Речь шла о мало кому известных Абдельхакиме Хамади и Хамиде Туахри. К тому времени сроки подачи досье претендовавших на избрание истекли. У Конституционного совета были 10 дней для рассмотрения поданных досье.

Утром 24 мая, в 14-ю протестную пятницу, полиция арестовала несколько десятков человек, попытавшихся пройти к Главному почтамту столицы. Повсеместно в тот день было замечено усиление подразделений силовиков, развернутых в Алжире. Следи них впервые было замечено массовое присутствие женщин–полицейских. Тем не менее после завершения пятничной молитвы началось очередное шествие.

25 мая, в разгар фронды журналистов государственных радио- и телеканалов исполняющий обязанности главы Алжира А.Бенсалах назначил журналиста Салима Ребахи на пост генерального директора национального телевидения. Он сменил на этом посту Лотфи Шириета. О причинах отставки последнего, назначенного на этот пост всего 2 месяца назад, не сообщалось.

С.Ребахи некоторое время занимал пост пресс-секретаря спикера Совета нации – верхней палаты алжирского парламента, которым являлся А.Бенсалах.

23 мая в Алжире с кратким визитом побывал глава ливийского правительства национального согласия (ПНС) Фаиз Сарадж. В этой связи Алжир выразил свою обеспокоенность боями  в районе Триполи между силами ПНС и самопровозглашенной Ливийской национальной армии (ЛНА) во главе с фельдмаршалом Халифой Хафтаром. К тому времени ЛНА уже свыше шести недель без особых успехов вела наступление на Триполи. Главу ПНС принял А.Бенсалах, который высказался за прекращение боевых действий и  возобновление процесса политического урегулирования.

26 мая было объявлено, что завершены предварительные расследования дел, заведенных на 12 бывших высокопоставленных чиновников, включая двух экс-премьеров, и эти дела переданы в ведение генерального прокурора Верховного суда. По алжирскому законодательству, только последняя инстанция имеет право расследовать дела и вести процессы по преступлениям, совершенным членами правительства при исполнении ими их обязанностей. Речь шла о бывших премьерах Абдельмалеке Селлале и Ахмеде Уяхье, а также о бывших министрах Абдельгани Заалане, Амаре Ту, Буджемаа Талаи, Амаре Гуле, Амаре Бенюнесе, Абделькадере Буазги, Кариме Джуди, Абдесляме Бушуаребе.

28 мая в связи с назревавшим кризисом относительно возможности проведения президентских выборов 4 июля генерал Ахмед Гаид Салах призвал оппозицию к «серьезному, реалистичному и конструктивному» диалогу, а также к «взаимным уступкам» как единственному пути вывода страны из кризиса. Он предложил извлечь уроки из кризиса 1991 – 1992 годов, когда «разум отсутствовал». Понятно, что этот призыв не был услышан протестующими. В то же время генерал Ахмед Гаид Салах призвал к скорейшему проведению выборов, не став привязываться к дате 4 июля, фактически пойдя на уступку оппозиции.

На следующий день последовало новое заявление генерала Ахмеда Гаида Салаха. Он осудил не называя конкретно тех, кто «затягивает (политический) кризис» путем распространения «слухов» и «лжи» через средства массовой информации. Генерал призвал журналистов вернуться «на службу Алжиру». «Алжирский народ должен встать на сторону его армии и доказать свою полную лояльность нации», — утверждал он.

Тем временем 2 мая на маневрах ННА Алжира в районе М`Дукель в провинции Батна на востоке страны была замечена бронемашина Boxer IFV с колесной формулой 8х8. По имеющимся данным, речь идет об ее испытаниях в условиях пустынной местности, после чего «отверточная» сборка бронемашин этого типа будет налажена в Алжире. Предполагается, что производство будет налажено уже в 2020 году на тех же мощностях в Аин Смаре близ Константины, где сейчас производится сборка бронемашин Fuchs 2.

30 мая Минобороны Алжира объявило, что впервые накануне в операции против террористов были использованы 3 ударных беспилотника алжирского производства. Они уничтожили цели террористов, выявленные в ходе разведывательных миссий дронов того же типа.

В целом, действия оппозиции привели к тому, что встал вопрос – а позволят ли выборы вывести Алжир из кризиса? С той накопившейся массой негативизма ответ на него очевиден – нет. И, как представляется, Алжир вновь, как это было на рубеже 1991 – 1992гг., оказался перед выбором – либо очередное внутриалжирское противостояние, либо военные возьмут власть в свои руки. Как наблюдатель, автор этих строк предпочел бы второй вариант. Уж слишком дорогую цену алжирцы заплатили за первое противостояние. А решить все проблемы страны в одночасье, как подсказывает история, не представляется возможным.

51.55MB | MySQL:104 | 0,775sec