Россия и Пакистан против афганского наркотрафика

13 апреля в рамках официального визита председателя Правительства РФ М. Фрадкова в Исламскую Республику Пакистан был подписан Протокол о продлении (на 10 лет) действия Соглашения о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ и злоупотребления ими. Это событие не получило должного отражения в СМИ, в отличие от таких направлений двустороннего сотрудничества, как нефтегазовый сектор, энергетика, транспорт и информационные технологии. И это несмотря на то, что с российской стороны разработанный МИДом проект Протокола о продлении Соглашения был согласован с МВД России, Минздравсоцразвития, ФСБ, СВР, ФСКН, ФТС, Минфином и Генеральной прокуратурой. В этой связи хотелось бы остановиться на таких небезыинтересных обстоятельствах, как история самого соглашения, форма и степень его реализации, а также на назревшей необходимости его продления на новый срок.

Первоначально проект Соглашения о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотиков был согласован в июле 1994 г. во время официального визита в Москву министра иностранных дел Пакистана С.А. Ахмад Али. Подписание соглашения, равно как и Договора о сотрудничестве между Россией и Пакистаном, предполагалось осуществить во время официального визита в Россию премьер-министра Беназир Бхутто, о чем была достигнута принципиальная договоренность. Однако сроки этого визита так и не были определены. В феврале 1997 г., после очередных парламентских выборов, кресло Б. Бхутто занял Наваз Шариф, а на пост министра иностранных дел в его правительстве был назначен Гохар Айюб-хан (сын Мухаммада Айюб-хана — президента Пакистана в 1959-1968 гг.). Г. Айюб-хан посетил Москву с официальным визитом в июле 1997 г. – по итогам переговоров были подписаны несколько документов, в том числе и Соглашение от 8 июля 1997 г. о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств и психотропных веществ и злоупотребления ими.

Россия и Пакистан договорились о сотрудничестве в соответствии с законодательствами обоих государств, Единой конвенцией о наркотических средствах 1961 г., Конвенцией о психотропных веществах 1971 г. и Конвенцией ООН о борьбе против незаконного оборота наркотических средств и психотропных веществ 1988 г. Стороны обязались оказывать друг другу содействие в предотвращении, пресечении и раскрытии преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков. Компетентным органам поручалось проводить, по взаимной договоренности, консультации, а также обмениваться подробной информацией о лицах, вовлеченных в незаконный оборот наркотиков, и методах осуществления незаконного оборота наркотиков, о соответствующих случаях изъятий. Стороны договорились содействовать обмену информацией в этих областях и осуществлять обмен специалистами. Как было запротоколировано в заключительной части документа, «настоящее Соглашение заключается на десять лет, вступает в силу со дня подписания и будет действовать до истечения шести месяцев со дня уведомления одной из Сторон о своем намерении прекратить его действие».

За прошедшее десятилетие ни одна из сторон не заявила о намерении прекратить действие соглашения. После прихода к власти в Пакистане в октябре 1999 г. генерала Первеза Мушаррафа все соглашения, достигнутые ранее между Россией и Пакистаном, сохранили свою юридическую силу, однако формально срок действия данного соглашения должен был завершиться летом 2007 г. Особое значение вопросу о немедленном продлении соглашения на новый десятилетний срок придала кризисная ситуация в Афганистане.

Согласно данным, приводимым в декларации, принятой на международной конференции «О путях доставки наркотиков из Афганистана» (Москва, 26-28 июня 2006 г.), общий годовой объем производства опиатов в Афганистане по-прежнему составляет более 400 тонн в героиновом эквиваленте. В том же документе отмечена настоятельная необходимость укрепления сотрудничества между Афганистаном и его соседями в целях создания современной и эффективной системы управления границами.

Согласно результатам исследований, проводившихся ООН, другими международными организациями и компетентными национальными органами, незаконный оборот опиатов, прежде всего героина, приводит к распространению наркомании в странах, расположенных вдоль маршрутов транзита наркотиков. Это относится в первую очередь к странам Центральной, Южной и Западной Азии, а также Восточной и Центральной Европы. И если через Россию проходит северный маршрут афганского наркотрафика, то Пакистан пересекает его южное направление.

В марте 2005 г. Управление ООН по наркотикам и преступности (УНП) выпустило очередной «Всемирный доклад о наркотиках», который охватывал период с 2000 по 2004 гг. В разделе «Рынок опия/героина» отмечается, что крупнейшим рынком героина в Европе является, по всей видимости, РФ: «Общее число лиц, употребляющих наркотики, в настоящее время составляет от 3 до 4 млн, треть из которых – лица, злоупотребляющие героином».

Ровно через год, в марте 2006 г., в России был представлен ежегодный доклад Международного комитета по контролю за наркотиками (МККН) при ООН. Согласно ему, в России употребляли наркотики уже 6 млн человек, или 4% населения, из них 2 млн – молодые люди в возрасте до 24 лет. Независимые эксперты считают данные ООН завышенными и говорят, что за последний год количество тяжелых наркоманов в России существенно сократилось. По их мнению, Комитет ООН берет цифры из официальных источников – в данном случае из федеральной целевой программы, составленной Госнаркоконтролем РФ (цель данной программы — за пять лет сократить число наркоманов на 16-20%). Впрочем, и сами авторы доклада признают свои оценки «недостаточно надежными», поясняя это тем, что «систематические общенациональные исследования по проблеме наркомании в России не проводятся».

В отличие от России, в Пакистане официально зарегистрированное число наркоманов действительно неуклонно сокращается – этому в немалой степени способствует жесткая политика, проводимая генералом Мушаррафом с 2000 г. В данном случае опыт Пакистана в какой-то мере мог бы оказаться полезным и для других стран.

В 2000 г. Первез Мушарраф объявил, что производство наркотиков прекращено и это большая победа. Международные организации в 2000 г. также отнесли Пакистан к государствам, не производящим наркотические вещества. Однако страна по-прежнему осталась перевалочным пунктом для афганских наркотиков. Вообще же режим П. Мушаррафа значительно усилил борьбу с контрабандой и захватом перевозчиков гашиша и героина на территории страны. Так, в 2001 г. в Белуджистане были схвачены 904 перевозчика, конфисковано 6191,8 кг героина, 3319,2 кг опиума и 26825,4 кг гашиша. На приграничных территориях был 51 случай захвата и конфисковано 2144,4 кг героина, 2384,0 кг опиума и 8975,3 кг гашиша, что составило 34,6; 71,8 и 33,5% всего количества наркотических веществ в Белуджистане соответственно.

За год до прихода к власти Первеза Мушаррафа в стране был разработан пятилетний «Мастер-план по контролю за злоупотреблением наркотиков (1998–2003 гг.)». Это был главный документ, определяющий размеры площадей под маком, сборы с которых могли не только покрывать местные медицинские потребности, но и официально экспортироваться по лицензиям, принося доход казне, как это делается в Индии и Австралии. «Мастер-план» предусматривал вложения 2832 млн рупий со стороны центрального и провинциальных правительств и международных организаций.

Учитывая остроту проблемы наркомании, различные организации проводили специальные обследования в различных районах страны, в сельской и городской местности, среди различных слоев и прослоек населения, возрастных групп и пришли к весьма неутешительным выводам: 71,5% из числа потребляющих наркотики составляют молодые люди до 35 лет, причем их большая часть приходится на возрастную группу 26–30 лет; 60% людей, потребляющих наркотики, грамотные; такой процент же составляют работающие, из них 14,1% — торговцы, 10,9% — сельские рабочие и 11,4% — студенты.

Помимо общенациональных мер по борьбе с наркоманией, включающих усиление религиозного давления на наркоманов через проповеди мулл, использование книг, электронных средств и учебников, рассказывающих о вреде наркотиков, в стране разработано 19 схем, 14 из которых уже действуют и на выполнение которых выделено 7,5 млн рупий и из них использовано 75,4%. Борьба с наркомафией приобрела ощутимые результаты, когда власти заморозили активы на сумму 5215 млн рупий, принадлежащих лицам, осуществляющим незаконную торговлю наркотиками.

Нынешние власти Пакистана активно вступают в контакты с другими странами в общей борьбе с наркотиками и их производством. Ими уже подписаны соглашения о контроле за перевозкой наркотиков с девятью странами, с семью — меморандумы понимания и с 28 странами — договоры об экстрадиции наркокурьеров. Летом 2004 г. в Исламабаде состоялось заседание пакистано-индийской двусторонней группы по борьбе с контрабандой наркотиков. Стороны обсудили ситуацию на пакистано-индийской границе, меры по борьбе с наркотрафиком, возможность обмена оперативными данными. Начала работу Совместная комиссия с Афганистаном по борьбе с контрабандой наркотиков из этой страны.

Естественно, что параллельно с участием в международных организациях и Пакистан, и Россия должны координировать свою борьбу с общим врагом и на двустороннем уровне. Видимо, в ближайшей перспективе именно двусторонние соглашения по своей эффективности и значимости будут существенно опережать различные международные программы. Так например, выдвинутая Россией идея о создании «пояса безопасности» вокруг Афганистана (с привлечением всех стран-соседей) до сих пор не находит широкой поддержки на международном уровне, несмотря на все усилия руководства ОДКБ.

Во время встречи в Берлине 13-14 сентября 2005 г. российский министр обороны Сергей Иванов и главы военных ведомств стран НАТО высказали серьезную озабоченность проблемой «возрастающего потока наркотиков из Афганистана» и, по словам официального представителя штаб-квартиры альянса Джеймса Аппатурая, попытались понять, «как мы можем улучшить наше сотрудничество в борьбе с афганским наркотрафиком, который приходит во все мировые столицы». Сергей Иванов предложил западным коллегам установить более тесные отношения с ОДКБ. Одновременно спецпредставитель президента РФ по вопросам международного сотрудничества в борьбе с оргпреступностью Анатолий Сафонов заявил, что после ухода российских пограничников с таджикско-афганской границы ситуация с переброской афганского героина через пограничную реку Пяндж ухудшилась. Сообщение А. Сафонова было принято к сведению, однако никаких конкретных выводов и предложений за этим не последовало.

Что касается международных контактов непосредственно Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) России, то она успешно развивает сотрудничество с УНП, МККН, государствами – членами ОДКБ, а также со многими странами мира, в том числе с Пакистаном, Афганистаном, Азербайджаном, Индией, Ираном, КНР, Турцией. Одним из действенных методов реагирования ФСКН на изменение наркоситуации и наиболее эффективного противодействия афганской наркоугрозе стало проведение международных оперативно-профилактических операций «Канал», направленных на выявление и перекрытие каналов контрабанды наркотиков. При этом важная роль отводится работе по созданию и укреплению антинаркотических поясов безопасности вокруг Афганистана.

Представители Пакистана впервые приняли участие в операции «Канал» в октябре 2005 г. В ходе операции для пресечения нелегальной транспортировки наркотических средств были созданы 2832 стационарных поста, 5323 совместные оперативных группы, работающие на приграничных территориях, железнодорожных вокзалах, автодорогах и в аэропортах. Перекрывалось более 1300 железнодорожных узлов и станций, 2567 автомобильных дорог, 190 аэропортов.

В результате взаимодействия сотрудников правоохранительных органов, спецслужб, пограничников и таможенников из незаконного оборота в ходе операции «Канал-2005» изъято 8, 804 тонн наркотических средств и психотропных веществ, в том числе 255 кг героина, более 800 кг гашиша и более 32 тонн прекурсоров — компонентов для изготовления наркотиков. Пакистанские борцы с нелегальным оборотом наркотиков изъяли рекордное количество гашиша – 780 кг.

В рамках работы Международной научно-практической конференции по проблемам международного сотрудничества в борьбе с наркоманией (ноябрь 2005 г.) состоялась встреча директора ФСКН России Виктора Черкесова с министром по контролю за наркотиками Исламской Республики Пакистан Гаус Бакш Кхан Махером. В ходе переговоров Виктор Черкесов отметил, что ФСКН России придает большое значение развитию международных связей в сфере противодействия незаконному обороту наркотиков, сотрудничеству с правоохранительными органами Пакистана. Участники переговоров обсудили проблемы, связанные с производством наркотиков в Афганистане, пресечением их транзита как через территорию Российской Федерации, так и через территорию Пакистана. «Пакистан участвует в создании антинаркотического пояса безопасности вокруг Афганистана и активно борется с контрабандой афганского героина. Для нас это существенный партнер», — сказал В. Черкесов.

Летом 2006 г. состоялся второй визит Гаус Бакш Кхан Махера в Россию. В июне он представлял Пакистан на упомянутой выше Международной конференции в Москве, после чего посетил с официальным визитом Татарстан. В Казани г-н Махер встретился с руководством Управления Федеральной службы РФ по контролю за оборотом наркотиков по РТ. В ходе встречи руководители обменялись полезной информацией по противодействию незаконному обороту наркотиков, поделились впечатлениями об организации данной работы в Пакистане и России.

Объем наркотиков, проходящий через Пакистан, несоизмерим с теми объемами, которые существуют в России. Как отметил Гаус Бакш Кхан Махер, Пакистан не является производителем наркотиков, но граничит с Афганистаном, который служит основным поставщиком наркотиков. «За последнее время мы смогли задержать 24 тонны наркотических средств, провозимых через нашу территорию», – сказал он.

Министр заметил, что законы в Пакистане, касающиеся наркопреступлений, суровее российских. Например, за 1 кг хранения наркотиков гражданину грозит повешение, а за 0,5 кг – заключение на срок до 20 лет. Кроме того, существует такие меры наказания, как конфискация имущества и принудительное лечение наркоманов. Но, как отметил пакистанский министр, «возвращаясь в привычную среду, многие из прошедших лечение вновь начинают употреблять наркотики». С ним трудно не согласиться – проблемы наркомании и наркорынка различаются как по своим масштабам, так и по суровости законов правопорядка. Однако существует одна наиболее опасная тенденция, характерная и для России, и для Пакистана, – молодеющий возраст потребителей наркотиков. И хотя доля героина медленно падает (молодежь начинает отдавать предпочтение новым психотропным препаратам), нельзя говорить об его абсолютном сокращении.

В то время как потребители наркотиков молодеют, их производители и торговцы становятся все изощреннее. Это относится как к охране маковых плантаций с помощью современных высокоточных ракет, так и к поиску новых путей выхода в Россию и далее в Европу. Работа спецслужб со своей стороны также не стоит на месте, а стремится усовершенствовать систему борьбы с наркомафией. В перспективе особое значение должно быть отдано спутниковой навигационной системе ГЛОНАСС, которая совместно с американской GPS могла бы подключиться к данной программе.

Главного внимания заслуживает оперативный обмен информацией (помимо традиционных форм сотрудничества — обмена опытом и проведения совместных учений). Только в этом случае можно будет говорить о возможной победе над наркомафией.

43.5MB | MySQL:87 | 0,737sec