Ситуация в Алжире: апрель 2007 года

Главным событием апреля в Алжире стала серия терактов, осуществленная 11 апреля исламистами в столице страны. В результате взрывов заминированных автомашин погибли 33 человека, более 160 получили ранения. Об этой трагедии достаточно подробно рассказано в статье «О террористических актах в Марокко и Алжире», опубликованной на www.iimes.ru 13 апреля. Поэтому здесь про это событие будет сказано только то, что не вошло в ранее опубликованный материал.

7 апреля в провинции Айн-Дефла (160 км к западу от Алжира) произошло достаточно заметное даже по алжирским меркам боестолкновение между военными и исламистами. Боевики устроили засаду на одной из автодорог, по которой следовала армейская автоколонна. В результате атаки на колонну погибли девять военнослужащих, пять получили ранения. Ответным огнем военные уничтожили по меньшей мере шестерых боевиков. Всего, по оценкам военных, в группе нападавших было до 50 боевиков. Вслед за нападением была развернута настоящая войсковая операция с использованием танков и вертолетов. Нападений подобных масштабов на западе Алжира не отмечалось уже давно. Почему это случилось — будет рассказано ниже.

Примерно в это же время еще одна крупная войсковая операция проходила в Кабилии (регион к востоку от Алжира). Там несколько тысяч военных и участников групп местной самообороны преследовали банду численностью примерно 150 человек из состава группировки «Аль-Каида в странах исламского Магриба» (АКМ — бывшая Салафистская группа проповеди и джихада). В ходе этой операции был убит, в частности, полевой командир Сохейб Абу Абдеррахман. Он считался одним из первых заместителей национального «эмира» АКМ Абдельмалека Друкделя (боевой псевдоним — Абу Мусаб Абдельвадуд).

В апреле руководство АКМ понесло еще одну потерю в лице Самира Мосаба (Самир Сайуд). Этот 35-летний уроженец Лахдарии был уничтожен в последние дни апреля в ходе антитеррористической операции в провинции Бу-Мердас. В АКМ он считался главным разработчиком боевых операций, «мозгом» этой преступной организации. Его опознали с помощью бывших боевиков СГПД, которые ранее сдались властям.

Про его «боевой путь» известно, что он начинал простым связником в одном из формирований Вооруженной исламской группы (ВИГ) в 1992 г. Год спустя попал в тюрьму, откуда вышел через пять лет и сразу вернулся в ВИГ. В 1998 г. при расколе ВИГ выступил в качестве одного из основателей СГПД, после чего несколько лет занимался подбором «кадров». Принял активное участие в «заговоре» по низложению бывшего национального «эмира» СГПД Хасана Хаттаба, который повел было свою организацию по пути самораспустившейся Исламской армии спасения (ИАС — боевое крыло Исламского фронта спасения). В благодарность за это новый «эмир» Набиль Сахрауи назначил его на пост «национального координатора» СГПД. На самом деле, Самир Мосаб стал главным разработчиком операций СГПД. Ни один теракт не совершался без его ведома.

Фактически Мосаб был первым лицом в организации, поскольку именно он после гибели Сахрауи устранил в 2006 г. бывшего «эмира» зоны номер 2 (охватывает Кабилию. — Прим. авт.) Абу Яхью, вознамерившегося занять опустевший было пост национального «эмира». Он же привел на этот пост своего ставленника Друкделя. Затем Мосаб реализовал стратегию «интернационализации» СГПД, официально поставив эту организацию «под опеку» «Аль-Каиды». При этом он, согласно утверждениям алжирских газет, выторговал для АКМ автономность в выборе целей и принятии решений.

Алжирские СМИ утверждают, что Мосаб перемещался по стране от одного полевого лагеря боевиков к другому один, без охраны, используя такси и попутный транспорт. Для этого у него был комплект фальшивых документов. Они же сообщили и об единственной слабости боевика. Он оказался большим почитателем женщин и, как утверждают, связал себя узами принятого среди боевиков так называемого брака для удовольствия по меньшей мере с 15 представительницами прекрасного пола.

Последним деянием Мосаба на посту руководителя операция АКМ стало перемещение активности группы в регион к западу от Алжира, где ранее она не проявляла себя.

Как полагают алжирские эксперты, уничтожение Мосаба должно, по крайней мере, на время снизить активность АКМ. Они же предсказывают новую борьбу за власть в организации среди местных «эмиров», которым освободившееся место необходимо для того, чтобы получить доступ к финансовой помощи, поступающей извне. Еще один прогноз экспертов — они не исключают в ближайшее время новой серии терактов в Алжире, поскольку Мосаб, по их данным, успел создать в столице «резерв» кандидатов в смертники из числа обездоленной молодежи.

В апреле из Алжира поступило несколько чисто военных новостей. С 10 по 24 апреля корвет «Мурад Раис» ВМС Алжира принял участие в многосторонних учениях «Феникс экспресс-2007», проводившихся в зоне, примыкающей к испанскому порту Кадис. В этих маневрах, организованных штабом 6-го флота США, приняли также участие боевые корабли Франции, Испании, Италии, Турции, Португалии, Греции, Туниса и Марокко. В ходе учений отрабатывались действия многонациональной группы кораблей под командованием единого операционного центра по контролю судоходства. Единый операционный центр на время учений был развернут на испанской военно-морской базе Рота.

В апреле пристальное внимание привлекли еще одни учения. Они проводились с дислоцированной на западе Алжира у границы с Марокко 8-й бронетанковой дивизией (бртд). Согласно замыслу учений, условный противник нарушил границу Алжира, атаковал позиции алжирский войск и потеснил их. Чтобы восстановить положение и отбросить противника, командование Национальной народной армии (ННА) бросает в контратаку части 8-й бртд, на вооружении которых находятся танки советского производства Т-72. Учения проводились с боевыми стрельбами. Нетрудно догадаться, кто подразумевался под условным противником для основной ударной силы ННА.

С учетом того, что Алжир является одним из крупнейших покупателей российского оружия, обратил на себя визит в Италию начальника Генштаба ННА корпусного генерала Ахмеда Салаха Гаида. На Апеннинском полуострове генерал интересовался итальянскими вертолетами, легкими военно-транспортными самолетами C-27J, а также предприятиями, производящими боеприпасы.

В апреле главные усилия основных политических сил Алжира были сосредоточены на подготовке к предстоящим 17 мая парламентским выборам. Все они опубликовали списки кандидатов на избрание по 48 провинциям. Списки от входящего в правительственную коалицию Национального демократического объединения (НДО) возглавили действующие и бывшие министры, депутаты Национальной народной ассамблеи (ННА) созыва 2002 г. Лидер НДО Ахмед Уяхья представил предвыборную программу партии 18 апреля. Структурно она построена из 140 предложений, которые условно можно разделить на три группы: экономический и социальный блоки, а также группа предложений, направленных на укрепление национального единства. Глава НДО позиционирует себя как сторонника «рыночной экономики с человеческим лицом». Поэтому ряд предложений касается улучшения уровня жизни алжирцев через увеличение зарплаты, пересмотр и даже упразднение некоторых видов налогов, решение жилищной проблемы с помощью госдотаций, выплату детских пособий для наиболее бедных семей и другие.

Также во всех 48 вилайях представило списки кандидатов исламистское Движение общества мира (ДОМ). Оно вместе с национал-консервативными НДО и Фронтом национального освобождения (ФНО) составляет действующую правительственную коалицию. В списках ДОМ появилось несколько новых имен, ранее особо не мелькавших в большой политике. Так, список ДОМ в столице возглавил глава алжирского отделения партии Лахдар Мехди, в Константине — руководитель провинциального отделения, преподаватель местного университета Камаль Мегрури, в Аннабе — популярный имам Мохаммед Слатниа, в Оране — предприниматель Брахим Ходжа, в Батне — Абдельмаджид Менасра. Последний уже предсказал, что по итогам голосования исламисты займут второе место после ФНО.

Алжирские власти исключили возможность для ряда радикальных исламистов баллотироваться на выборах. Так, МВД страны отвергло кандидатуры бывших полевых командиров самораспустившейся в 1997 г. ИАС, и в частности, бывшего национального «эмира» ИАС Мадани Мезрага. Все они были помилованы в ходе реализации Закона о гражданском согласии 1999 г. Запрет на участие в выборах в качестве кандидата на избрание коснулся также бывшего руководителя партии «Аль-Ислах» Абдаллы Джабаллы. МВД мотивировало свое решение тем, что в 2004 г. этот политик был выведен из состава руководства партии. В действующем парламенте «Аль-Ислах» (ранее она называлась движением «Ан-Нахда») представлена 43 депутатами.

Вновь намерена вернуться на выборы влиятельная проберберская партия «Объединение за культуру и демократию» (ОКД), которая бойкотировала выборы 2002 г.

Левацкая Партия трудящихся (ПТ) — единственная в Алжире, во главе которой стоит женщина, Луиза Ханун. Женщины возглавляют партийные списки в 16 провинциях из 48, в целом они составляют 40% кандидатов на избрание. В действующем парламенте ПТ имеет 11 мест.

Три партии, представляющие светскую республиканскую тенденцию в алжирском обществе, объявили о формировании предвыборного «республиканского и демократического альянса», получившего название «Республиканская координация» (РК). Это — Национальный республиканский альянс (НРА), Демократическое и социальное движение (ДСД) и Демократический республиканский союз (ДРС). В инициативную группу по созданию РК вошли, в частности, такие известные в Алжире и за его пределами политики, как Али Харун (в период после 1992 г. входил в состав Высшего государственного совета, фактически правившего страной), Реда Малек (бывший премьер-министр), Моханд Иссад (возглавлял комиссию по расследованию событий в Кабилии в 2001 г.), Амара Бенюнес (бывший министр здравоохранения). РК имеет определенное влияние среди широких кругов алжирцев, однако его главная слабость — отсутствие административного ресурса, поэтому шансы правящей коалиции на предстоящих выборах заведомо более предпочтительны.

43.47MB | MySQL:87 | 0,785sec