Китай и переворот в Судане: оценка израильских специалистов

11 апреля 2019 года президент Судана Омар аль-Башир был свергнут в результате военного переворота после почти 30 лет правления. «Китай, один из его самых верных сторонников, теперь должен оценить, как сохранить свои отношения с африканской нацией, которая находится в критической точке на предполагаемом маршруте стратегического проекта «Один пояс, один путь», отмечает израильский исследователь Рой Йеллинек – докторант факультета ближневосточных исследований в Университете Бар-Илана, научный сотрудник Кохелетского политического форума и проекта China-Med.

В бюллетене научно-исследовательской информации израильского Центра стратегических исследований им. Бегина – Садата отмечается, что дипломатические отношения между Китаем и Суданом начались в январе 1959 года. В первые десятилетия отношений оба государства были сосредоточены в основном на своем включении в Движение неприсоединения, а не на сотрудничестве в таких областях, как энергетика и торговля и др.

Но по мере того, как Китай становился все более и более развитым, а Судан становился все более изолированным, присутствие Пекина в африканской стране значительно расширилось. В период с 2000 по 2011 годы в Судане было начато около 65 китайских инфраструктурных проектов, включая строительство президентского дворца, прокладку железнодорожных линий между Хартумом и Порт-Саидом, строительство электростанций и модернизацию местной электросети.

Израильские исследователи отмечают, что на современном этапе Китай является ведущим источником импорта в Судане с долей рынка около 24%, что более чем вдвое превышает долю второго в списке импортера – ОАЭ. Кроме того, Китай был одной из немногих стран, которые поставляли вооружение и военную технику режиму О.аль-Башира. По данным Стокгольмского международного института исследований проблем мира (SIPRI), в 2018 году Китай был единственной страной, которая поставляла оружие суданской армии.

Причины интереса Пекина к Судану понять нетрудно. Судан находится на важном торговом пути между Азией, Европой и Африкой. Таким образом, его географическое положение делает его центральным элементом успеха китайской инициативы «Один пояс, один путь».

Пекин очень сосредоточен на поддержании стабильности и предпочитает сотрудничать с государствами без использования военной силы или прямых политических действий, нацеленных на вмешательство во внутренние дела других стран. Нестабильность в Судане угрожает Китаю, поскольку она подрывает способность Пекина расширять свое присутствие в данной стране. Китайские чиновники опасаются, что локальная нестабильность может нанести вред китайским компаниям, работающим на территории Судана, где они либо эксплуатируют объекты и инфраструктуру, либо строят их. На торговлю также могут повлиять нестабильность и неопределенность. Китайцы очень обеспокоены потерей контроля над зонами своих интересов в этой африканской стране, поскольку она играет значительную роль в реализации их долгосрочных планов.

В начале демонстраций против  режима действующего президента Пекин воздержался от реакции, хотя разумно предположить, что он внимательно следил за развитием событий. После отставки президента официальный представитель МИД КНР Ло Кан заявил: «Независимо от того, как ситуация изменится, Китай будет и впредь поддерживать и развивать дружеские отношения и сотрудничество с Суданом». Тот факт, что китайцы, которые сотрудничали непосредственно с О.аль-Баширом многие годы, не предприняли усилий для оказания ему помощи, не должен удивлять, так как это их стандартный образ действий в таких ситуациях. Лояльность Пекина заключена в лояльности его собственным интересам. Китайская пресса, которую часто считают рупором режима, рекомендовала всем сторонам поддерживать стабильность и избегать действий, которые могут ее разрушить, и призвала международную общественность не вмешиваться во внутренние дела Судана.

Израильские исследователи приходят к выводу, что анализ реакции Китая на аналогичные восстания в странах Ближнего Востока в 2011 году, позволяет говорить, что в самое ближайшее время Пекин решит, кого он поддерживает в Судане. Очевидно, что решение будет принято исходя из того, кто восстановит стабильность в стране и защитит интересы Китая. Прошлогодние события в Зимбабве подтверждают данное предположение. Китайцы не вмешивались, и долгосрочное партнерство между Зимбабве и Китаем сохранилось по настоящее время. Маловероятно, что китайцы предпримут какие-либо существенные шаги в Судане, например, отправку гуманитарной и другой помощи (по крайней мере, не открыто). Они также вряд ли окажут личную поддержку какому-либо конкретному кандидату на руководящую должность.

В конечном счете, суданцы не могут заменить Китай, и обе стороны это понимают. Любому суданскому лидеру придется поддерживать сотрудничество с Пекином и, возможно, даже попытаться расширить его, чтобы укрепить свой режим, при условии, что Запад не вмешивается и не поддерживает прозападного, антикитайского лидера. Борьба между США и Китаем по коммерческим вопросам может подтолкнуть обе стороны к тому, чтобы попытаться доказать свое превосходство, пытаясь разрешить суданский кризис, чтобы усилить и расширить свое международное влияние.

42.4MB | MySQL:92 | 0,989sec