О модели отношений Китайской Народной Республики со странами Ближнего Востока

На фоне нарастающей напряженности на Ближнем Востоке эксперты американского Центра стратегических и международных исследований (ЦСМИ) (Center for Strategic and International Studies, CSIS) продолжают дискуссию о роли и месте Китайской Народной Республики на Ближнем Востоке. Анализ информационных бюллетеней научно-исследовательского центра по программе «Ближний Восток» (CSIS Middle East) за май и июнь
2019 года позволяет говорить о значительном интересе американского научного сообщества к деятельности КНР в странах региона.

Так, старший вице-президент института и председатель по ближневосточному направлению Джон Б. Альтерман в своих материалах на сайте института от 23 мая 2019 года отмечает, что «по мере роста экономики Китая и потребности страны в энергии, Китай не видит альтернативы углублению своих связей на Ближнем Востоке. Стратегия Поднебесной заключается в том, чтобы выстраивать отношения с отдельными странами, а не с регионом в целом. КНР преследует совершенно разные цели при взаимодействии с региональными партнерами и стремится сохранить свои интересы, сохраняя четкие двусторонние отношения. В своей совокупности они бросают вызов американскому подходу к региону».

Специалисты ЦСМИ отмечают, что у Китая есть пять основных партнеров на Ближнем Востоке. Первый –  Саудовская Аравия, которая является крупнейшим торговым партнером Китая в Западной Азии, а Китай является крупнейшим торговым партнером Саудовской Аравии в мире. Китайские строительные фирмы играют растущую роль в развитии саудовской инфраструктуры. Тем временем Саудовская Аравия стремится построить в Китае нефтеперерабатывающие и нефтехимические производственные мощности, которые будут специально предназначены для использования саудовской сырой нефти. «Страна двух святынь» планирует развивать инфраструктуру Китая как защиту от снижения потребления нефти в Западе в случае недовольства авторитаризмом в Саудовской Аравии.

Особо отмечается, что связи Аравийского полуострова с Китаем не ограничиваются только Саудовской Аравией. Китай также является крупнейшим торговым партнером Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), а порт Дубае является жизненно важным глобальным транспортно-логистическим центром для китайских товаров. В ОАЭ проживает более
200 000 китайских граждан, которые формируют центры торговли для китайских бизнесменов, стремящихся выйти на зарубежные рынки. ОАЭ видит свою ведущую роль в китайской инициативе «Один пояс, один путь», опираясь на то, что уже является прочными торговыми отношениями.

За последние пять лет Китай инвестировал миллиарды долларов в Египет в рамках организации транзита товаров через Суэцкий канал. Китайские компании помогают строить новую административную столицу Египта в пустыне за пределами Каира, и они развивают портовую инфраструктуру и промышленную зону в Айн-Сухне. С момента вступления в должность в 2014 году президент АРЕ Абдель Фаттах ас-Сиси совершил как минимум шесть визитов в Пекин по сравнению с двумя поездками в Вашингтон.

Четвертая страна – Израиль. После того, как Соединенные Штаты окончательно прекратили сотрудничество Израиля с Пекином в области военных технологий, разработанных совместно или переданных США, Израиль укрепил свое стратегическое значение для Китая посредством глубоких коммерческих связей в области передовых технологий и межправительственного сотрудничества в области безопасности и борьбы с терроризмом. Примечательно, насколько быстро развивались эти связи. По данным аналитического агентства Тhompson Reuters, китайские инвестиции в Израиль выросли в десять раз в период с 2016 по 2017 год и составили более 16 млрд долларов. Китайские фирмы активно участвуют в строительстве инфраструктуры Израиля: строят туннели для легкорельсового транспорта, расширяют портовые сооружения в Ашдоде и Хайфе, заключают соглашения на эксплуатацию портов в течение 25 лет.

Пятой страной является Исламская Республика Иран (ИРИ), который помогает Китаю в реализации его долговременных целей. ИРИ является производителем энергии, это враждебная Соединенным Штатам страна, находящаяся в окружении союзников США. Иран помогает Китаю устанавливать торговые маршруты, на которые не смогут влиять США путем применения своих военно-морских сил. Поскольку Иран, с точки зрения китайского руководства, «не в ногу с остальным Ближним Востоком», отношения с этой страной помогают оградить Китай от усилий США по его сжатию.

Самое главное, Иран всесторонне содействует стратегическим интересам Китая: он выступает за сокращение военного присутствия США в западной части Тихого океана и направляет свои инвестиции в западную часть Индийского океана. Так, в частности, по оценкам администрации Д.Трампа конфликт Соединенных Штатов с Ираном «вносит смуту» в отношения США и их союзников и создает международную систему на двусторонней основе, в которой Китай превосходит все страны, кроме одной, в которой степень американского превосходства над своими противниками значительно уменьшена.

Таким образом, американские исследователи приходят к выводу, что ближневосточная стратегия Китая – это не столько региональная стратегия, сколько «портфель инвестиций». Национальные амбиции Китая в каждой стране тесно связаны с экономическими связями, а государственные предприятия строго следуют приоритетам правительства. У Соединенных Штатов существуют всеобъемлющие планы по экономическому и другим видам сотрудничества почти со всеми странами региона, однако недостаток ресурсов не позволяет бизнес-сообществу всегда оперативно отслеживать прибыль.

Самая большая разница между этими двумя подходами заключается в том, что они обещают. Китай обещает широкомасштабное экономическое развитие без социальных потрясений. Соединенные Штаты обещают более глубокую реформу общества, обеспечивающую как развитие, так и устойчивость.

Применяемый США подход уже дал результаты в Южной Корее, Японии, Тайване, Германии и других странах, но значительная часть его основы была заложена в условиях холодной войны в 1950-х и 1960-х годах. Более свежие примеры найти сложнее. Десятки миллиардов долларов и десятилетия усилий, например, не сделали Египет богатым, и мир полон случаев, когда усилия США в области развития не смогли достичь своих целей. Американские эксперты приходят к выводу, что задача, стоящая перед Соединенными Штатами в современных условиях, состоит в том, чтобы убедить другие страны в превосходстве более «целостного подхода к развитию». Частично речь идет о демонстрации позитивных результатов усилий США, а также о выделении и пропаганде недостатков китайского подхода к выстраиванию отношений со странами Ближнего Востока.

Однако, американские специалисты признают, что у китайского подхода существуют и свои преимущества, которым стоит подражать. Так, основным из них является «сочетание сосредоточенности и серьезности», под которым понимается планирование на стратегическую перспективу с китайской спецификой. У Китая серьезные цели и серьезные планы по достижению долговременных политических целей. «Похоже, что Соединенные Штаты часто сконцентрированы на деятельности в прошлом и в настоящий момент, а а не на том, что они должны сделать в будущем. Переосмысление приоритетов, целей и политических инструментов США на Ближнем Востоке давно назрело», отмечают американские эксперты.

Примечание: Центр стратегических и международных исследований является частным, не облагаемым налогами учреждением, занимающимся вопросами международной государственной политики. Его исследования не лоббируют интересы партий или социальных групп. Центр не занимает определенных политических позиций. Все оценки, позиции и выводы, выраженные в материалах центра, следует понимать исключительно как взгляды авторов.

Источники:

https://www.csis.org/analysis/chinas-middle-east-model

https://www.csis.org/analysis/escalating-us-iran-tensions

https://www.csis.org/analysis/who-wins-when-us-iran-tensions-rise-china

42.32MB | MySQL:87 | 0,696sec