Оценки китайских специалистов страноведческих аспектов напряженной ситуации в Персидском заливе

Катарский аспект

Как известно, основная и крупнейшая авиационная база ВВС США «Аль-Удейд» расположена на территории Эмирата Катар, военно-политическое руководство которого фактически находится в оппозиции к ведущей региональной державе – Королевству Саудовская Аравия. Подобное обстоятельство определенным образом влияет на общий процесс подготовки американских военных к операции против Ирана, поскольку Катар и Исламская Республика Иран имеют общую государственную границу, которой разделено шельфовое природное месторождение газа под обозначением «Парс». Известно, что катарские и иранские компании, специализирующиеся на добыче нефти и газа работают над несколькими совместными проектами.

Катарская сторона достаточно давно имеет серьезные виды на это месторождение, своевременная разработка которого, позволит этому небольшому арабскому государству оставаться в лидерах по продаже природного газа в сжиженном виде. Именно в расчете на это месторождение руководство Катара санкционировало подписание крупнейшего в истории контракта на строительство серии танкеров-газовозов с четырьмя судостроительными предприятиями из Республики Корея. Начало вооруженного конфликта нарушит планы Эмирата Катар и может повлечь серьезные экономические проблемы в условиях жесточайшей конкуренции на рынке СПГ.

Необходимо учитывать, что после серьезного кризиса в отношениях между Катаром и другими странами-членами ССАГПЗ именно официальный Тегеран оказал содействие соседу по региону и организовал плановые поставки продовольствия и других товаров, а также разрешил национальной авиакомпании Qatar Ariways использовать воздушное пространство Ирана для выполнения перелетов за рубеж.

Следует обратить внимание, что по причине нормальных взаимоотношений между Дохой и Тегераном именно руководство Катара не желает начала очередной региональной войны между США и Ираном. Вполне очевидно, что в случае начала боевых действий под ракетным обстрелом окажутся нефтяные вышки в Персидском заливе, морские погрузочные терминалы, станции перекачки нефтепродуктов и сами танкеры, которые имеют достаточно большие размеры и лишены любых средств защиты – являются идеальными мишенями для противокорабельных ракет и других средств поражения.

Кроме того, официальная Доха не намерена направлять свои боевые самолеты в состав коалиционной группировки ВВС, составленной из американских, израильских, саудовских и эмиратских военных. Именно эта позиция военно-политического руководства Эмирата Катар позволяет надеяться, что только этот государство останется нетронутым в случае ответного удара Ирана по американским военным объектам.

 

Японский аспект

Страна Восходящего солнца на протяжении последних 40 лет является одним из крупнейших покупателей иранской и ближневосточной нефти, а начало даже ограниченного вооруженного конфликта повлечет за собой серьезные проблемы, как с добычей, так и с хранением и транспортировкой сырой нефти и продуктов ее переработки. Как показывает практика, японские компании приобретают значительные объемы продуктов переработки нефти – в Японии давно сформировано понимание о выгодности приобретения бензина, дизельного топлива и других нефтепродуктов за рубежом, поскольку функционирование соответствующих предприятий наносит большой ущерб экологической системе страны.

Кроме приобретения продукции и сырой нефти в странах Персидского залива японские компании достаточно давно и тесной сотрудничают с Объединенными Арабскими Эмиратами, Королевством Саудовская Аравия и другими странами Аравийского полуострова в вопросе развития именно технологий переработки «черного золота».

Нефтеперерабатывающие заводы, построенные в рамках совместных проектов, позволяют японским предпринимателям извлекать прибыль от продажи продукции в третьи страны.   В целом, японские предприниматели за время своей работы в регионе сформировали достаточно положительный образ в сознании предпринимателей из аравийских монархий.

Следует отметить, что военно-политическое руководство Японии тщательно наблюдает за обстановкой в Персидском заливе, поскольку планомерность и стабильность поставок нефти и газа из региона является ключевым условием энергетической и топливной безопасности страны, которая практически лишена собственных углеводородных ресурсов.

В попытке сохранить мир в регионе премьер-министр Японии Синдзо Абэ нанес официальный визит в Тегеран и провел переговоры с президентом Республики Хасаном Роухани и духовным лидером ИРИ – аятоллой Али Хаменеи. Как указывают китайские обозреватели, переговоры с А.Хаменеи прошли не по сценарию, на который рассчитывал С.Абэ, поскольку аятолла занимает достаточно негативную позицию в отношении США – основного военно-политического и экономического партнера Японии.

Достоверно известно, что  Токио выделило 25 млн долл. США официальному Тегерану на ликвидацию последствий природных стихийных бедствий – жест доброй воли и С.Абэ попытался провести переговоры о восстановлении поставок нефти в Японию на случай, если ситуация в Персидском заливе будет стабилизирована, а официальный Вашингтон исключит японские компании из санкционного списка.

Именно подобные «сепаратные» переговоры можно назвать «пощечиной», которой С.Абэ ответил президенту США Д.Трампу за его жесткую позицию по блокированию поставок нефти из Ирана в Японию. Отметим крайнюю непоследовательность Д.Трампа, который, видимо не осознает, что транспорты снабжения Морских сил самообороны Японии на регулярной основе обеспечивают топливом надводные корабли ВМС США в рамках их операций в Тихом океане.

Вполне вероятно, что именно упомянутые выше два момента японо-иранских переговоров на высшем уровне стали «катализатором» для операции специальных служб и ВС США (ответный ход Вашингтона), в результате которой было подорвано два танкера в акватории Оманского залива. Значительное удаление от иранского берега обусловило то, что японские судовладельцы и аналитики практически сразу усомнились в версии о причастности иранских диверсантов.

В целом, официальный Токио заинтересован в стабилизации ситуации в Персидском заливе, однако японское руководство не располагает рычагами давления на официальный Вашингтон и по этой причине вынуждено смирится с опасными и резкими действиями президента США Дональда Трампа.

Подводя итог вышесказанному, отметим, что пристальное внимание китайских обозревателей и аналитиков к ядерной проблеме Ирана, выходу США из СВПД, прекращению деятельности европейских компаний в Иране обусловлено тем, что ИРИ является давним партнером КНР по таким ключевым направлениям как экономика и военное дело.

На протяжении нескольких десятков лет официальный Пекин оказывал финансовую и техническую поддержку иранским партнерам, которые находятся в оппозиции к США с момента создания Исламской Республики. Как известно, официальный Тегеран один из первых полностью отказался от проведения валютных операций в долларах США и в настоящее время основная иностранная валюта, которую можно использовать при проведении международных контрактов с иранскими предприятиями и компаниями – китайский юань. Подобное решение руководство Ирана также действует раздражающе на президента США, который в любой момент готов отдать приказ на бомбардировку ИРИ.

42.31MB | MySQL:87 | 0,711sec