К вопросу о президентских выборах в Мавритании

22 июня, в Мавритании пройдут президентские выборы, которые СМИ уже назвали «первой демократической передачей власти за многие годы в этой стране»[i]. Напомним, что, согласно конституции Мавритании, президент избирается сроком на 5 лет и может баллотироваться на этот пост повторно только один раз. В том случае, если в первом туре никто из кандидатов не набирает более 50% голосов, возможно проведение второго тура выборов, в котором примут участие два претендента, получившие наибольшую поддержку избирателей[ii].

Нынешний президент страны, 63-летний генерал Мухаммед Ульд Абдель-Азиз пришел к власти в результате военного переворота в 2008 году. В 2009 году он был избран президентом на выборах, непризнанных оппозицией. Ему удалось обеспечить для Мавритании стабильный экономический рост (6,4% в 2013 году), а также приток прямых иностранных инвестиций в горнодобывающую промышленность, сельское хозяйство и сферу услуг, дающие примерно две трети ВВП страны. В настоящее время Мухаммед Ульд Абдель-Азиз является председателем Африканского союза и известен решительным неприятием исламистской группировки «Аль-Каида в странах исламского Магриба». Президент ранее заявил, что он не будет выдвигать свою кандидатуру на третий срок, так как это противоречит конституции страны.

Претендентов на пост президента Мавритании всего шесть. Это Мухаммед Ульд аль-Газуани (Mohamed Ould Ghazouani),  Сиди Мухаммед Ульд Бубакар (Sidi Mohamed Ould Boubacar), Бирам Ульд Абейд (Biram Ould Abeid), Мухаммед Ульд Маулуд (Mohamed Ould Maouloud), Кейн Хамиду Баба (Kane Hamidou Baba) и Мухаммед Лемин Эль-Муртеджи Эль-Вави (Mohamed Lemine El-Mourteji El-Wavi).

Бывший министр обороны Мавритании Мухаммед Ульд аш-Шейх аль-Газуани еще в марте с. г. объявил об участии в предстоящих президентских выборах,  заявив, что «будет стараться сохранить территориальные владения, укрепить завоевания демократии, упрочить национальное единство и социальную сплоченность, повысить статус женщины и достигнуть экономического прогресса»[iii]. Известно, что действующий президент Мавритании Мухаммед Ульд Абдель-Азиз поддерживает кандидатуру министра, который является его давним другом и бывшим сослуживцем.

По мнению аналитиков, на фоне всех кандидатов аль-Газуани является очевидным лидером. Однако оппозиционный кандидат Бубакар, как полагают, не намерен отступать без борьбы за пост президента, так что конкуренция в этих выборах все же будет иметь место. Политолог Аль-Хайба Ульд Шейх Сидати  сказал агентству Anadolu, что, по предварительным данным, «Газуани лидирует среди своих конкурентов, поскольку его поддерживают более 20 мавританских политических партий». Он отметил, что сила позиций аль-Газуани также заключается в поддержке, оказываемой ему племенными лидерами и влиятельными членами общества, что оказывает влияние на мнение Национальной независимой избирательной комиссии и в дальнейшем будет иметь значение для всех аспектов — и управления страной, и финансовой сферы»[iv]. Политолог также отметил, что «бизнесмены открыто поддерживают аль-Газуани в его кампании – и такое впервые наблюдается в Мавритании». Кроме того, все члены и главы региональных советов, а также большинство законодателей и армейских генералов также заявили о своей поддержке бывшего министра обороны. По словам Ульда Шейха Сидати, эти цифры складываются в значительное число и делают его фаворитом на выборах.

Ахмед Мухаммед, координатор выборов в регионе Аулейгатт для «Союза Республики» (Тhe Union of the Republic), политической партии аль-Газуани, которая была основана Абдель- Азизом, сказал, что «самое главное для Мавритании сейчас — это безопасность. Ведь сейчас трудное время для нашей страны. На севере Мали есть “Аль-Каида” (запрещена в России- авт.), и нам нужна стабильность и безопасность»[v].

Мустафа Мухаммад Ламин, 51, отставной армейский офицер, рассказал Middle East Eye о том, что уже 17 лет лично знаком с аль-Газуани, и что «среди его качеств — сильный патриотизм, а к тому же он мудрый человек, он видит вещи такими, какие они есть, он настоящий мавританец». Однако Ламин особо отметил, что «для достижения прогресса нам необходимо гражданское правительство. У нас должно быть правительство, которое будет принято военными и гражданским обществом». 50-летняя учительница Малейнин Саад признается Middle East Eye, что «здесь, в Мавритании, много проблем, но безопасность-одна из главных… Во время правления Мухаммеда Ульд Абдель-Азиза “Аль-Каида” никогда не совершала здесь нападения. Мы считаем, что аль-Газуани будет продолжать такую же политику, чтобы нам избежать “Аль-Каида”». Разумеется, безопасность является важным фактором устойчивого роста экономики Мавритании, которая в последнее время в значительной степени зависит от добычи полезных ископаемых и рыболовства.

Мухаммед ульд Эльхассен, президент Международного института исследований, тем не менее, считает, что «тесные связи аль-Газуани с Абдель-Азизом могут иметь негативные последствия для него на выборах… Ведь существует мнение о том, что аль-Газуани фактически является продолжением существующей системы. Избиратели ищут перемен и разрыва с прошлым»[vi].

Премьер-министр Сиди Мухаммед Ульд Бубакар, поддерживаемый исламистами (в частности партией «Тавасуль», мавританским филиалом движения «Братьев-мусульман» — авт.), представляет партию «Национальное сплочение для реформы и развития» (Тhe National Rally for Reform and Development party), которая имеет широкую народную избирательную базу, что делает ее второй по величине политической партией в парламенте, а также в местных советах. Бубакар также пользуется поддержкой других оппозиционных партий, включая «Мавританский союз перемен» и партию «Будущее» (Тhe Mauritanian Union for Change and the Future Party). Политолог Аль-Хайба Ульд Шейх Сидати уверен, что «Бубакар займет второе место на выборах», и добавил, что «сильные стороны Бубакара заключаются в том, что он способен привлечь голоса людей, которые недовольны правящим большинством. Он клянется объединить весь мавританский народ». Его предвыборная программа включает в себя реформу переполненной и недостаточно укомплектованной системы государственных школ, сокращение бедности, борьбу с коррупцией и понижение уровня безработицы в стране.

Правозащитник Бирам Ульд Абейд, по мнению большинства политических наблюдателей, вполне может занять третье место на предстоящих выборах[vii]. Он опирается главным образом на голоса касты темнокожих рабов — харатинов, крупнейшей этнической группы, которая составляет 40% всего населения Мавритании. Ульд Шейх Сидати говорит, что «Бирам Ульд Абейд имеет возможность мобилизовать голоса маргинализованных групп», сославшись на то, что харатины являются самой влиятельной группой, которые ратуют за  социальные реформы[viii]. Сильной стороной предвыборной кампании Бирама являются соблюдение универсальных прав человека, борьба с рабством в стране и  формирование гражданского правительства.

Оппозиционный политик Мухаммед Ульд Маулуд, бывший профессор истории Нуакшотского университета, считает своей основной целью борьбу за  достижение единства между этническими группами Мавритании и принятие мер по борьбе с нищетой.

Академик Кейн Хамиду Баба, получивший чуть более 4% голосов на всеобщих выборах 2009 года, также ратует за мирное сосуществование общин Мавритании, равно как и за борьбу с нищетой.

Экономист Мухаммед Лемин Эль-Муртеджи Эль-Вави, своего рода «политический новичок» и один из высокопоставленных чиновников в мавританском Министерстве финансов, ставит своей задачей реформу образования.

Мухаммед Ульд Эльхассен, президент Международного института исследований, считает, что «аль-Газуани и Бубакар доберутся до финального раунда, если действительно состоятся свободные и справедливые выборы»[ix]. А если говорить о том, что важно для самих избирателей, то это, скорее всего,  политическая реформа, экономическое развитие и борьба с коррупцией. Национальное единство в стране, которая имеет глубокие этнические и расовые различия, также является важным направлением.

[i] https://www.africanews.com/2019/06/10/mauritania-elections-official-campaign-kicks-off-morning-call/

[ii] https://ru.wikipedia.org/wiki/Президентские_выборы_в_Мавритании_(2014)

[iii] https://ria.ru/20190302/1551494666.html

[iv] https://www.aa.com.tr/en/africa/6-candidates-add-color-to-mauritania-presidential-race/1511663 6 candidates add color to Mauritania presidential race

[v] https://www.middleeasteye.net/news/mauritanian-election Mauritanian election: Voters hope for first-ever peaceful transition

[vi] https://www.middleeasteye.net/news/meet-mauritanias-presidential-candidates Meet Mauritania’s presidential candidates

[vii] https://in.reuters.com/article/mauritania-election-preview-idINKCN1TL2FG Mauritania prepares for historic election as discontent simmers

[viii] Напомним, что несмотря на то, что официально рабство в Мавритании было отменено в 1981 году, темнокожие рабы (харатины) по-прежнему прислуживают своим более светлым хозяевам (арабам). Харатины выполняют работу, которую арабы считают грязной или унизительной, например, ухаживают за скотом, занимаются земледелием и торгуют на рынках. Дети рабов автоматически становятся собственностью хозяина их родителей. Достоверных статистических данных о том, сколько людей порабощено в Мавритании, нет, ведь правительство страны не учитывает их во время переписи населения и отрицает сам факт их существования. К тому же в Мавритании крайне низкий уровень жизни. Так, согласно «Индексу развития человеческого потенциала ООН» (United Nations’ Human Development Index), по состоянию на 2018 год Мавритания заняла 159 место из 189.

https://vokrugsveta.ua/lajfstajl/pochemu-v-mavritanii-ne-udaetsya-iskorenit-rabstvo-16-07-2018

[ix] https://www.middleeasteye.net/news/meet-mauritanias-presidential-candidates

42.34MB | MySQL:87 | 0,734sec