Ливия: факторы влияющие на ход боевых действий в районе Триполи

Подразделения Ливийской национальной армии (ЛНА) фельдмаршала Халифы Хафтара отразили в среду очередную атаку сил столичного правительства вблизи нефункционирующего уже несколько лет международного аэропорта Триполи. Об этом сообщает новостной портал «Эфригейтньюс» со ссылкой на заявление пресс-службы ВС. По ее данным, попытка штурма была предпринята формированиями правительства национального согласия (ПНС премьера Фаиза Сараджа) в районе одной из эстакад на подъезде к воздушной гавани в южном пригороде столицы. Во время контратаки хафтаровцы захватили три использовавшихся наступавшими транспортных средства, уничтожены бронеавтомобиль и пикап с установленным на нем крупнокалиберным пулеметом. Группа атаковавших боевиков попала в окружение, и, как передает телеканал «Аль-Хадас», 14 из них были взяты в плен. В стычках погибли трое военнослужащих ЛНА. Международный аэропорт Триполи ранее неоднократно становился ареной ожесточенных боев, а силы ПНС за последний месяц несколько раз предпринимали неудачные попытки отбить его у армии. Он расположен в районе Каср Бен-Гашир приблизительно в 25 км к югу от центра столицы и уже не функционирует пять лет после того, как серьезно пострадал во время столкновений, вспыхнувших в июле 2014 года. Тогда практически полностью была уничтожена инфраструктура этого транспортного узла, а все последующее время для воздушного сообщения с внешним миром использовался аэродром Митига под Триполи.  Ранее в среду представители «Вулкана гнева» заявляли, что уничтожили истребитель ЛНА на аэродроме Эль-Ватыя (приблизительно 120 км юго-западу от Триполи). Они также утверждали, что боевая машина готовилась к взлету, чтобы оказать поддержку наземным силам армии в районе триполийского аэропорта. Подтверждения этой информации из других источников пока не поступало, хотя, по нашим данным, самолет был действительно уничтожен с помощью беспилотника турецкого производства. В связи со сказанным отметим, что в настоящее время стороны ведут позиционные бои к югу от столицы, стремясь удержать под своим контролем выгодный стратегический плацдарм, который позволяет теоретически организовать наступление на столицу. 4 апреля Хафтар объявил о начале наступления на Триполи с целью ликвидации окопавшихся там террористических группировок. В свою очередь Сарадж отдал приказ всем подконтрольным ему воинским подразделениям быть готовыми к обороне, а базирующиеся в столице вооруженные формирования начали кампанию «Вулкан гнева» для противостояния штурму. Все это время на окраинах главного города страны не прекращаются позиционные бои, в которых противоборствующие стороны используют боевую авиацию, системы залпового огня и тяжелую артиллерию. По данным Всемирной организации здравоохранения, за время стычек уже погибли более 690 человек, свыше 4 тысяч получили ранения.
Ряд экспертов при этом утверждают, что Хафтар практически отказался от идеи штурма столицы в связи с тем, что он потерял в ней поддержку так называемой 7-й бригады «Аль-Каниат» из Тархуны. Собственно именно это подразделении, которое перманентно вело бои против отрядов ополчения правительства Ф.Сараджа около года, было основным козырем в рамках наступления ЛНА на столицу. Оно должно было открыть для ЛНА ворота в столицу через именно южные пригороды, но теперь рассорилось с Хафтаром в связи с тем, что он встал на сторону племенного ополчения варфалла, с которым 7-я бригада сейчас также фактически воюет. Ополчения варфаллы при этом держит западное направление от Триполи. В этой связи надо напомнить, кто такие собственно сами тархуна. Это племя, наряду с родным племенем бывшего лидера Джамахирии М.Кадаффи каддаффа, долгое время являлись традиционными поставщиками кадров в силовой блок страны. Особенно их много было в системе спецслужб. Это племя осталось верным Кадаффи до конца «революции» 2011 года, а один из сыновей М.Каддафи Хамис в разгар боев даже выбрал Тархуну в качестве тылового пункта для своей 32-й бронетанковой бригады. С тех пор тархуна оставались относительно нейтральным. При этом известно, что Хафтар все это время не оставлял попыток перетянуть его на свою сторону, что дало бы ему несомненный шанс для успешного штурма Триполи. Такие маневры фельдмаршала в сторону тархуна начались еще летом прошлого года: в июне его штаб-квартиру в Мардже посетила большая группа племенной верхушки тархуна. Цена таких контактов высока: поддержка со стороны этой племенной группы сделало бы Хафтара главным кандидатом в рамках ставки на него большинства членов бывшего близкого круга Каддафи. И поначалу такие контакты (а если вернее — эмиратские деньги) свою роль сыграли: ЛНА довольно быстро дошли до столицы, и 7-я бригада их поначалу поддержала, но деньги кончились, и сразу же начались проблемы с лояльностью. Если быть абсолютно точными, то они возникли еще в конце мая, в самый разгар наступления. Кризис начался 23 мая после смерти командира ополчения варфаллы Масуда аль-Дауи. Считается, что он был убит бойцами подразделения под командованием Мохсена Кани, брата Мухаммеда Кани, командира 7-й бригады. Боестолкновения между двумя этими группами продолжалась до 28 мая, несмотря на попытки Совета старейшин Тархуны охладить ситуацию. И кончилось это тем, что бои прекратились, но 7-я бригада из состава активных наступательных сил ЛНА фактически вышла. Это стало катастрофой для Хафтара (теперь силы наступающих уступают по численности обороняющимся) и кардинально изменило ситуацию с динамикой развития наступления. Это обстоятельство заставляет главкома ЛНА маневрировать и менять свою стратегию, что называется, «на ходу».
В рамках получения преимущества над ополченцами Мисураты, защищающими Триполи, он готовится открыть второй фронт, чтобы дестабилизировать своих противников и растянуть их силы. Согласно ряду источников, Ливийская национальная армия (ЛНА) разместила войска недалеко от Харавы, приморского населенного пункта в 65 км к востоку от Сирта. Этот шаг должен оказать давление на ополчение Мисураты и вынудить ее командование перебросить на это направление дополнительные резервы из столичного региона. До сих пор основные силы мисуратовцев были сосредоточены на защите столицы, но и оставление Сирта было для них большой стратегической ошибкой. Там сейчас дислоцируется небольшой гарнизон мисуратовской милиции, который остался в городе с тех пор, как она при участии США изгнала из него отряды местного «Исламского государства» ( ИГ, запрещено в России) в 2016 году. При этом эксперты сходятся во мнении, что такие маневры большого успеха ЛНА не принесут, поскольку Мисурата располагает большим контингентом боевиков в резерве. В то же время Хафтар пытается укрепить свою линию фронта в самом Триполи. С учетом факта потери поддержки 7-й бригады «Аль-Каниат» из Тархуны, которая расположена к югу от столицы, он 14 июня отправил туда подкрепление из Джуфры. Собственно нынешняя эскалация боевых действий с этого направления вызвано прежде всего этим обстоятельством. Хафтар также намерен восстановить контроль над небом. За последние несколько дней военно-воздушные силы Ф.Сараджа потеряли по меньшей мере три самолета: два Миража и L — 39-и теперь они располагают только одним МИГ-23 и четырьмя L-39. Также в результате налетов ВВС ЛНА были уничтожены два из четырех турецких беспилотников Bayraktar TB-2. Но по данным ряда экспертов, в скором времени Ф.Сарадж должен получить еще четыре таких беспилотника, и один из них уже продемонстрировал неплохие боевые качества во время атаки и уничтожения самолета на базе Аль-Ватыя. Но в любом случае зафиксируем факт того, что у ЛНА образовался дефицит сил, который Хафтар пытается компенсировать путем маневрирования своими силами на нескольких направлениях, растягивая тем самым резервы противника, и добиваясь своего полного преимущество в рамках авиационной поддержки.
На этом фоне появились сообщения о том, что силы Мисураты, воюющие с ЛНА  Халифы Хафтара готовятся тайно вывезти Центральный банк Ливии (CBL) из Триполи в свой родной город в случае возникновения необходимости сдачи столицы. Однако этот план на случай чрезвычайных обстоятельств уже вызвал серьезную напряженность с их союзниками в Триполи. В то время как в южных пригородах столицы, особенно вокруг международного аэропорта, идут боевые действия, в CBL ведется деятельность совершенно другого рода. По данным ряда банковских источников, уже несколько недель идет подготовка к передаче в Мисурату компьютерных серверов, содержащих сверхсекретные внутренние данные CBL. Однако сама передача еще не состоялась. Хотя выходцы из Мисураты уже занимают ряд ключевых постов в правительстве в Триполи и имеют в этом органе серьезное влияние через Фатхи Бачагу, который с 15 апреля является одновременно и министром обороны и министром внутренних дел, различные фракции в Триполи не готовы так легко отказаться от контроля над CBL и согласиться на отставку его нынешнего главы Аль-Седдика Омара аль-Кабира. CBL представляет собой финансовое сердце Ливии и является очень стратегическим активом. Банк получает и перераспределяет доходы Национальной нефтяной корпорации (НОК) и открывает аккредитивы, необходимые для покупки всего основного импорта страны. Он также является хранилищем финансовых тайн практически всех серьезных бизнесменов страны, политиков и лидеров ополчения. Таким образом, перевод банка в Мисурату существенно изменил бы баланс сил в столице, дав Мисурате преимущество в то время, когда соперничество между различными группировками Триполи и Мисураты начинает приобретать все более активную форму.
Такая передача данных и серверов банка не может быть осуществлена без предварительных переговоров с «ополчением Рады» Абдеррауфа Кары, которое в настоящее время организационно входит в МВД Триполи в лице «Подразделения по предупреждению организованной преступности и терроризма». Помимо того, что бойцы Кары фактически охраняют сейчас здание банка, несколько его представителей присутствуют и в администрации CBL. И именно «ополчение Рады» контролирует район, в котором расположен головной офис банка, а также аэропорт Митига и тюрьма строгого режима, где содержатся ряд бывших функционеров режима Каддафи. Рада тем не менее подчинилась в свое время приказам генерального прокурора Триполи Сиддика аль-Саура, который в марте попытался инициировать по настоятельным просьбам Брюсселя антикоррупционное разбирательство в отношении Аль-Седдика Омара аль-Кабира. Это разбирательство в настоящее время приостановлено в связи с боевыми действии, но не прекращено.
Планы Мисураты по переводу CBL из Триполи в этот город-государство рискуют усугубить раскол между Мисуратой и триполитанскими кланами. Эти кланы, которые в 2016 году поддержали и обеспечили защиту правительству национального согласия Фаиза Сараджа, в настоящее время отказываются передать контрой над рядом государственных учреждений столицы в пользу мисуратовцев и активно проникают в административные службы этих органов под предлогом обеспечения их безопасности. На местах напряженность между силами Триполи и Мисураты становится все более ощутимой. С тех пор как силы Мисураты выдвинулись на линию фронта в начале мая, их обвиняют в монополизации получения и распределения военной техники, получаемой из Турции. В этой связи в штабе мисуратовских ополчений сейчас усиливаются опасения о том, что их местные союзники дезертируют или откроют фронт. Эти опасения имеют под собой основания. Политические симпатии нескольких бригад триполитанских ополченцев нестабильны. Так обстоит дело прежде всего с «Бригадой революционеров Триполи» (БРТ) под командованием Хайтема Таджури, которая рискует расколоться, особенно с тех пор, как отъезд Таджури в Тунис нанес ущерб моральному духу его войск. «Ополчение Рады» остается осторожно нейтральными, но может также начать переговоры с Хатфтаром, который делает ставку на помощь КСА в этом направлении. Или, если вернее, на лояльность этих сил махдалистскому движению (представители этого течения составляют львиную долю ополчения Кары и при этом присутствуют в достаточном количестве и в ЛНА).

42.44MB | MySQL:92 | 1,021sec