О факторах влияющих на слова и действия США против Ирана

Вооружение силы Ирана способны и готовы сбивать американские беспилотники, если они будут нарушать границы страны. Об этом заявил в понедельник 24 июня командующий ВМС страны адмирал Хосейн Ханзади. «[Все] видели сбитый беспилотник, и мы хотим сказать, что это наш сокрушительный ответ, который мы можем еще не раз повторить. Наши враги это понимают», — приводит его слова агентство Тасним. По его словам, беспилотник «был наиболее современным и сложным летательным аппаратом противника, но был направлен в запретную зону, поэтому был сбит». Иранские вооруженные силы сбили 20 июня беспилотный разведывательный летательный аппарат ВМС США RQ-4 («Ар-кью-4»). По версии Тегерана, летательный аппарат находился в воздушном пространстве Ирана, а его фрагменты упали в иранские территориальные воды. Соединенные Штаты в ответ, как утверждал 21 июня президент страны Дональд Трамп, подготовили военную операцию, предусматривавшую нанесение точечных ударов по трем объектам на территории Ирана. Согласно изложенной американским лидером информации, за 10 минут до начала этой операции он отдал приказ не проводить ее, посчитав ее непропорциональной действиям Тегерана. Президент США Дональд Трамп отказался проводить военную операцию в отношении Ирана несмотря на уговоры своих советников по национальной безопасности. Об этом сообщила в субботу 22 июня газета «Уолл-стрит джорнэл». По ее данным, своим решением не наносить точечные удары по трем объектам на территории Ирана Трамп «огорчил большинство своих советников по национальной безопасности». «Эти люди хотят втянуть нас в войну, и это отвратительно», — приводит газета слова Трампа, якобы сказанные им неназванному источнику. «Нам больше не нужны войны», — добавил глава американской администрации.  По данным издания, Трамп остался крайне недоволен тем, что США потеряли порядка 130 млн долларов. Именно столько, приводит газета мнение президента США, стоил сбитый иранскими вооруженными силами беспилотник. Однако при этом Трамп не решился пойти на ответный удар, потому что американские избиратели куда хуже отреагировали бы на человеческие жертвы, чем на потерянные средства. По подсчетам Трампа, в результате удара могли погибнуть около 150 человек, при это он отметил, что у каждого из них есть семьи, а значит, пострадавших было бы на несколько сотен больше. При этом отметим и еще одно интересное заявление Д.Трампа. Соединенные Штаты признательны Ирану за решение не сбивать 20 июня пилотируемый американский разведывательный самолет. Об этом президент США Дональд Трамп сообщил в субботу 22 июня в беседе с журналистами на Южной лужайке Белого дома перед тем, как отправиться в свою загородную резиденцию Кэмп-Дэвид. Беседу транслировали американские новостные телекомпании. Трамп назвал «очень мудрым» решение не открывать огонь по пилотируемому самолету, который летел рядом со сбитым иранскими силами беспилотником. США, по словам президента, признательны Тегерану за этот шаг.  Говоря о сбитом в четверг беспилотном разведывательном летательном аппарате ВМС США RQ-4 («Ар-кью-4»), президент США подчеркнул: «Я не знаю, преднамеренно это было или нет. Вероятно, это было преднамеренно». Это очень знаковое заявление с точки зрения перспектив дальнейшей военной эскалации. Быть признательным за то, что иранцы не сбили еще и разведывательный самолет, это что-то новое в американской внешней политике. Но также  отметим, что Тегеран очень четко рассчитал свои действия и «красную черту» не перешел. Он прекрасно осознавал, что удар по пилотируемому летательному аппарату уже не оставит Трампу никакого выбора. И президент США такой сигнал оценил. Ровно по той причине, что такие сигналы являются обычным делом в том бизнесе, которым он занимался всю свою жизнь. Президент США Дональд Трамп не считает, что Иран пытался спровоцировать Соединенные Штаты нанести ответный удар. Таким мнением американский лидер поделился в интервью телеканалу Эн-би-си, которое было показано в воскресенье 23 июня утром.  Трампу был задан вопрос о том, считает ли он, что Иран, сбив американский беспилотник, пытался подтолкнуть Вашингтон к началу военной операции. «Нет, я так не думаю, — подчеркнул американский лидер. — Я думаю, что они хотят вести переговоры, я думаю, что им не нравится их нынешнее положение, их экономика разрушена». То же самое спустя два дня транслировал и госсекретарь США М.Помпео, который перед вылетом в Эр-Рияд обозначил, что «Вашингтон готов к переговорам бе всяких условий». То, что он это заявил перед своими переговорами в КСА и ОАЭ показательно и отвечает на вопрос, почему мы имеем такую примирительную позиции Белого дома. Это серьезный испуг двух этих ключевых союзников США в регионе в связи с ясными перспективами большой войны в Персидском заливе. Там прекрасно отдают себе отчет в том, что такой сценарий с обменом взаимными ударами автоматически жестко обострит ситуацию на объектах нефтяной инфраструктуры этих стран и путях логистики. Государственный министр иностранных дел ОАЭ Анвар Гаргаш заявил, что кризисная ситуация, сложившаяся в регионе Персидского залива, может быть решена только политическим путем. «Напряженность в Персидском заливе может быть снята только политическим путем, — написал он в воскресенье 23 июня на своей странице в «Твиттере». — Кризис, нагнетаемый долгое время, требует коллективного внимания для того, чтобы добиться его деэскалации, а затем политического решения путем диалога и переговоров». Гаргаш также отметил важность участия представителей властей стран региона для «достижения жизнеспособных решений». Это совершенно очевидный сигнал в сторону Вашингтона, который надо расшифровывать очень четко: дальнейшее обострение ситуации грозит вопросам насыщения мирового рынка нефти. Вот собственно для снятия таких опасений Помпео и едет в эти аравийские монархии сейчас, поскольку визит помощника президента США по национальной безопасности Дж.Болтона на прошлой неделе никакого успокоения не дал. Вот эта реакция арабских союзников плюс собственные опасения в рамках дестабилизации мирового нефтяного рынка и объясняет миролюбивую относительно риторику Трампа сейчас. А совсем не забота о 150 потенциальных жертвах ответной операции против. Это пока главная и основная причина, которая удерживает на сегодня Д.Трампа от проявления «решительности».

В этой связи отметим, что это очень четкая оценка ситуации, кто бы что не говорил  о недальновидности американского президента.   Трамп отметил, что он стремится к заключению сделки, которая ограничивала бы ядерные разработки Тегерана. «Это может быть и отдельная сделка [с Тегераном], и включающая другие [стороны]», — подчеркнул президент, отвечая на соответствующий вопрос ведущего. При этом он четко вывел Брюссель за рамки обсуждения этого вопроса, заявив буквально, что «ему все равно, что думают и считают в Европе по этому поводу». Таким образом, Вашингтон готов на сепаратную сделку с Тегераном. Об этой перспективе поговорим ниже, а пока зафиксируем, что все сказанное совершенно не означает того, что ситуация не перерастет в обмен  ударами. Но на сегодня очевидно, что Соединенные Штаты воздержатся от удара по Ирану в отместку за сбитый американский беспилотник ракетой класса «земля-воздух» Корпуса стражей исламской революции (КСИР). Иран избежал ответных ударов  на данный момент и, почти наверняка, продолжит свою агрессивную региональную стратегию. По мнению американских экспертов это означает, что  Трамп рискует снова оказаться в аналогичном сложном положении выбора. А пока американцам важно удержать ситуацию в относительно мирном ключе и продолжать воздействие на ситуацию через санкции и подрывные операции, в том числе и в киберсфере.  Ужесточение санкционного режима против Тегерана, о котором 24 июня объявит президент США Дональд Трамп, станет ответом на сбитый иранскими силами американский беспилотный летательный аппарат и совершенное в районе Оманского залива нападение на танкеры. Об этом заявил в воскресенье 23 июня вице-президент США Майкл Пенс в интервью телеканалу Си-би-эс. «Мы ожидаем, что завтра (24 июня — прим. ТАСС) президент объявит об очередном раунде санкций в ответ на сбитый Ираном американский беспилотник, а также на атаку на два танкера в [Ормузском] проливе, которая явно была совершена Ираном», — отметил он. При этом Пенс отказался подтвердить или опровергнуть сообщения американских СМИ о том, что Трамп приказал Пентагону совершить кибератаку на компьютерные системы Ирана, отвечающие за управление ракетами, в ответ на сбитый беспилотник. «Как вы знаете, мы никогда не комментируем проведение секретных операций», — подчеркнул вице-президент. Как сообщила в субботу 22 июня газета «Вашингтон пост» со ссылкой на свои источники в американской разведке, начатая сотрудниками Киберкомандования США в четверг вечером атака прорабатывалась «неделями, если не месяцами». Минобороны, по ее сведениям, предложило Трампу провести операцию после нападения на танкеры в Оманском проливе. Кибератаки против Ирана, информация о которых появилась в субботу 22 июня в СМИ, оказались безуспешными. Об этом написал в понедельник на своей странице в «Твиттере» иранский министр информационно-коммуникационных технологий Мохаммад Джавад Азари Джахруми. «Средства массовой информации спрашивают о кибератаках против Ирана, — написал Джахруми. — Атаки не увенчались успехом, хотя [их организаторы] приложили много усилий».  По словам министра, «в минувшем году иранской стороне удалось обезвредить 33 миллиона кибератак». «Хочу отметить, что мы уже в течение долгого времени имеем дело с кибертерроризмом», — добавил он. Президент США Дональд Трамп одобрил проведение американским Министерством обороны кибератаки, в результате которой иранские компьютерные системы, используемые для управления запуском ракет, были отключены. Об этом сообщила в субботу газета «Вашингтон пост» со ссылкой на свои источники в американской разведке. Кибератака проводилась при координации с Центральным командованием Вооруженных сил США (СЕНТКОМ) и пришлась на контролируемые иранским Корпусом стражей исламской революции (КСИР) компьютерные системы. Белый дом и Киберкомандование отказались прокомментировать данную информацию. Официальный представитель Минобороны Элисса Смит при этом сообщила: «В рамках проводимой политики и обеспечения безопасности операций мы не обсуждаем операции, разведдеятельность и наши планы в киберпространстве». Сразу отметим, что никакой кибератаки не было, а системы ракетного запуска ИРИ вообще не имеют выходы в мировую сеть, а без этого условия проводить кибератаки бессмысленно.

По данным «Вашингтон пост», в последние несколько лет иранские хакеры пытались взломать компьютерные системы на кораблях ВМС США в Персидском заливе. В субботу телеканал Эй-би-си сообщил, что иранские хакеры резко увеличили количество кибератак, проводимых против американских властей и инфраструктурных объектов. По информации телеканала, в последние несколько недель участились случаи массовой отправки фишинговых писем сотрудникам государственных структур США, а также работникам экономической сферы. В их число попали в первую очередь те, кто трудятся в области нефте- и газодобывающей промышленности. Такие данные телеканалу предоставили компании CrowdStrike («Краудстрайк») и FireEye («Файр-ай»).  В субботу 22 июня Министерство внутренней безопасности США предупредило американские компании о том, что Иран усилил кибератаки против критически важных отраслей промышленности, включая энергетическую, а также против госучреждений. Власти не исключают, что такие атаки могут привести к выходу из строя компьютерных систем.

Отметим важный момент в связи со всеми этими сообщениями, и в том числе и в связи с тем, почему такая кибератака не была сейчас проведена. Сразу отметим, что ракеты вывести из строя у американцев вряд ли получится, а вот атаковать систему энергетики и компьютерных систем министерств и ведомств ИРИ вполне. И такой сценарий мы видели недавно в Венесуэле, когда таким образом было вызван энергетический «блэк-аут». Но в рамках отказа США от такого сценария сейчас (и вообще поднятия на щит темы иранского кибершпионажа) надо иметь ввиду и следующией моменты. 1.США сейчас всячески хотят продемонстрировать  аравийским монархиям уязвимость их системы киберзащиты.

2.Ситуация с этим вопросом действительно на сегодня неудовлетворительная, что могло привести в случае такой атаки к аналогичному ответу иранцев против саудовских и эмиратских целей с неясными последствиями.

В этой связи  Министерство обороны США (МО) сейчас ведет активные переговоры с аравийскими монархиями на предмет  улучшения их компьютерной безопасности в сжатые сроки. В том числе и в рамках  обмена разведданными во время совместных операций. На сегодня риски уязвимости таким систем высока, что учитывалось Пентагоном в рамках планирования кибератаки против ИРИ. ВВС США, которые возглавляют эту инициативу, начали серию консультаций в начале этого месяца с компаниями, которые были бы заинтересованы в предоставлении готовых решений в рамках иностранных военных продаж (FSM). Хотя страны-адресаты такой помощи и не были напрямую обозначены  Пентагоном, документ, который был предоставлен компаниям, включает в себя карту Саудовской Аравии. Программа, ориентированная на обеспечение взаимодействия командования, управления, компьютеров, систем связи и разведки (C4I) в интересах прежде всего воздушных операций, также направлена на предотвращение утечек данных. Архитектура интегрирует полную платформу кибербезопасности, которая включает в себя службы контроля доступа и шифрования, соответствующие стандартам США. Предлагаемое решение также должно быть способно обнаруживать активность advanced persistent threat (APT) в смежных сетях, а также использование периферийных устройств, содержащих вредоносные файлы. Пентагон в настоящее время реорганизует свою собственную кибербезопасность в готовности к запуску программы Jedi cloud и расширению milCloud 2.0. Куратором этих операций будет  Агентство по оборонным информационным системам (DISA), которые в конечном счете   приведет к отмене систем паролей и общих карт доступа (CAC), которые будут заменены непрерывной многофакторной аутентификацией (CMFA) на основе поведенческой биометрии  и использования безопасных устройств аутентификации. Таким образом, за счет нынешнего всплеска этих публикаций американцы с одной стороны активно лоббируют покупку аравийскими союзниками своих технологий, а с другой — готовятся с проведению крупномасштабных   операций своих ВВС в рамках взаимодействия с региональными союзниками.

В этой вязи американские эксперты делают вывод о том, что стало совершенно очевидным тот факт, что за последние шесть недель Иран пересмотрел свою стратегию в отношении Соединенных Штатов. После нескольких месяцев сдержанности перед лицом кампании давления США и выхода из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) Иран  приступил к агрессивному курсу действий, который включал в себя нанесение ударов по танкерам в Оманском заливе дважды, попытку сбить американские беспилотники дважды, и в одном случае — сокращение своих обязательств по СВПД, связанных с ядерным оружием. Пока такие усилия  Тегерана только несколько приглушили воинствующие меры США. Далее такая политика будет продолжаться. И в рамках интенсификации атак саудовских целей с позиции йеменских хоуситов,  и в связи с дальнейшим поэтапным отказом от условий СВПД. Решение Ирана о сокращении своих обязательств в рамках Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) не будет иметь обратного действия до выполнения требований Тегерана. Об этом, как передало агентство Рейтер, заявил в воскресенье заместитель главы иранского МИДа Аббас Арагчи. «Европейские страны, подписавшие СВПД, не имеют достаточно воли и желания, чтобы спасти этот договор», — отметил Арагчи. По его словам, решение Тегерана сократить некоторые из своих обязательств по СВПД «является национальным решением, и оно останется необратимым» до тех пор, пока не будут выполнены требования Ирана. Другими словами, иранцы выдвинули свои условия переговоров (будет то сепаратные с США, или при участии ЕС и России). Другой вопросу, что условия США по началу таких переговоров являются для Ирана неприемлемыми (отказ от ракетных программ  и допуск американцев к осмотру иранских объектов). Это обстоятельство делает начало таких переговоров сейчас практически нереальным делом.  Как и военный конфликт той или иной интенсивности. Он возможен только при пересечении иранцами «красных линий». На сегодня США переместили эти линии, и теперь готовы ответить, только если Иран ударит по американским коммерческим интересам или в отношении  граждан США.

Усилия Трампа по снижению риска вовлечения США в другой ближневосточный конфликт  до президентских выборов 2020 года не удивляют. Но это представляет риск создания у Тегерана впечатления, что администрация Трампа склонна не отвечать на будущие провокации. И это означает, что Иран, вероятно, сохранит свою новую агрессивную позицию, будь то в Персидском заливе, Оманском заливе или на другом театре военных действий, возобновляя при этом определенную ядерную деятельность. В конечном итоге это может просто вынудить США нанести военный удар по Ирану. Последствия такого удара могут быть неоднозначными: с одной стороны они могут снять попытки иранцев пересекать эти «красные линии», а с другой — это может стимулировать  такой конфликт, которого Трамп не хочет.

Будущие вспышки открытой враждебности между Ираном и Соединенными Штатами весьма вероятны. Следующая такая эскалация может проявиться в течение нескольких ближайших недель с связи с началом второго этапа сокращения Ираном своих ядерных обязательств, который  начнется 7 июля и может повлечь за собой повышение Ираном уровня обогащения урана до 5 или 20%. При этом  Соединенные Штаты будут продолжать  пытаться сохранить нынешнее положение вещей в рамках гарантий безопасности своим союзникам на Аравийском полуострове. Вашингтон также попытается начать диалог с Тегераном. Но при этом  риск ответного удара США будет оставаться острым в течение третьего квартала с.г.

43.93MB | MySQL:92 | 1,101sec