Израиль: конец партии «Кулану»

В воскресенье израильские СМИ сообщили о том, партийный суд возглавляемой премьер-министром Биньямином Нетаньяху крупнейшей правой израильской партии Ликуд отверг целый ряд исков, поданных в течение последних недель против резолюций секретариата Ликуда, касающихся формирования партийного списка в назначенных на сентябрь новых досрочных выборах в Кнессет 22-го созыва (следует упомянуть, что досрочные выборы в Кнессет состоялись лишь в апреле этого города, однако Биньямин Нетаньяху в конечном итоге не сумел из-за конфликта с лидером партии «Наш дом – Израиль» (НДИ) депутатом Кнессета Авигдором Либерманом сформировать после них нового правительства, несмотря на очевидную победу право-религиозного лагеря).

Наиболее существенным из решений, принятых партийным судом Ликуда под председательством адвокаты Михаэля Кляйнера, является то, что он, в частности, отверг минимальным большинством в три голоса против двух иск против соглашения между Ликудом и возглавляемой министром финансов Моше Кахлоном правоцентристской партией «Кулану». Данное соглашение постановляет, что партия «Кулану» входит в состав Ликуда и для ее представителей бронируются 4 реальных места в списке Ликуда на ближайших выборах в Кнессет.

Таким образом, история партии «Кулану», судя по всему, подошла к концу. Это была довольно типичная для израильской политики «партия одного человека». Она была создана совсем недавно, в преддверии выборов в Кнессет 2014 года, специально под Моше Кахлона и, естественно, по его инициативе. Собственно, полное название этой правоцентристской партии – «Кулану бе-рашут Моше Кахлон» («Все мы во главе с Моше Кахлоном»).

Ранее (с конца 1980-х годов) Моше Кахлон, родившийся в 1960 году в израильском городе Хадера в семье репатриантов из Ливии, на протяжении многих лет был членом Ликуда. В 2003 году он был впервые избран от этой партии в Кнессет. Несмотря на то, что после создания партии «Кулану» он позиционировал себя в качестве правого центриста, Моше Кахлон отнюдь не проявлял склонности к уступкам арабам. Показательно, что в 2004 году он решительно выступил против подразумевавшей ликвидацию еврейских поселений сектора Газа и Северной Самарии программы «Размежевание», выдвинутой тогдашним премьер-министром и лидером Ликуда Ариэлем Шароном. А когда в 2005 году премьер-министр Ариэль Шарон расколол не поддержавший его Ликуд и создал оппортунистскую партию «Кадима», которая в конечном счете и несет прямую ответственность за реализацию упомянутой программы, одним из очевидных последствий которой является захват сектора Газа ХАМАСом, он предложил депутату Моше Кахлону присоединиться к нему. За это ему был обещан не слишком престижный, но все же министерский портфель – портфель министра абсорбции (алии и интеграции). Однако Моше Кахлон отказался от этого похожего на взятку предложения и остался в Ликуде.

В 2006 году депутат Моше Кахлон неожиданно для всех занял первое место на праймериз (предварительных выборах) в Ликуде. В результате он стал председателем этой сильно ослабевшей в результате выхода из нее Ариэля Шарона и группы его сторонников партии. А председателем ЦК Ликуда стал нынешний премьер-министр Биньямин Нетаньяху.

В 2009 году Моше Кахлон впервые стал министром. Он был назначен министром связи во втором правительстве Биньямина Нетаньяху. На этом посту ему удалось ввести конкуренцию на израильский рынок сотовой и телефонной связи, а также интернета, что в конечном результате привело к существенному снижению цен на эти услуги для потребителей. Именно это стало одной из причин резкого роста популярности министра Моше Кахлона. Видимо, тогда в нем дали знать о себе амбиции, приведшие к его выходу из Ликуда и к созданию им партии «Кулану».

Не для кого в Израиле не является секретом, что политику легче получить престижный министерский портфель в качестве пусть небольшой, но «своей» собственной партии, выступающей в качестве коалиционного партнера партии власти (а в последние полтора десятилетия партией власти в Израиле является Ликуд), чем будучи членом партии власти. Это происходит потому, что при существующей в еврейском государстве политической системе, когда партия власти (будь то ныне ставшая маргинальной левая Авода или правый Ликуд) ни разу не получила не только более половины, но даже просто половины мест в Кнессете, при формировании коалиции лидер партии власти, будущий премьер-министр, сначала договаривается с партнерами по правящей коалиции, а уже потом распределяет оставшиеся министерские портфели среди своих однопартийцев. В этой связи представляется местным упомянуть о том, что когда-то членами Ликуда были и Авигдор Либерман, создавший в 1999 году НДИ, и Нафтали Беннет, возглавивший в 2012 году новую партию «Израильтяне», в потом возглавивший религиозно-сионистскую партию «Еврейский дом», официально именовавшуюся «Еврейский дом во главе с Нафтали Беннетом», и Аелет Шакед, борющаяся сейчас за первое место в списке Блока правых партий.

В октябре 2012 года министр Моше Кахалон объявил, что он берет «тайм-аут» от политики и фактически ушел из Ликуда. Полтора года он занимался подготовкой к созданию собственной партии, а в апреле 2014 года объявил о своем возвращении в политику во главе новой партии «Кулану», которая позиционировала себя как правоцентристская и делала особый акцент на решении социальных проблем. На выборах 2015 года эта партия добилась впечатляющего успеха, получив 10 мандатов (всего в Кнессете – 120 депутатов). Это позволило Моше Кахлону получить пост министра финансов, одни и трех самых престижных министерских портфелей наряду с портфелями министра обороны и министра иностранных дел.

Нельзя сказать, чтобы деятельность Моше Кахлона на этом посту была особенно успешной. Вопреки своим предвыборным обещаниям, он не сумел решить проблему дороговизны жилья. Более того, как выяснилось, его неуклюжие попытки решить эту проблему привели к созданию серьезного платежного дисбаланса в государственном бюджете, за который придется расплачиваться сокращениями своих бюджетов всем министерствам, кроме Министерства обороны. Несколько раз в течении каденции министр Моше Кахлон вступал в конфронтацию с премьер-министром Биньямином Нетаньяху, пытаясь продемонстрировать, что именно он достоин стать в обозримом будущем его преемником на посту премьер-министра (Нетаньяху родился в 1949 году, а Кахлон – в 1960 году). Однако состоявшиеся в апреле этого года досрочные выборы показали, что претензии Моше Кахлона были чрезмерными. Его партия получила всего 4 мандата, с трудом преодолев электоральный барьер, составляющий сейчас в Израиле 3,25% от общего числа всех поданных на выборах голосов.

Тем не менее, на коалиционных выборах с Ликудом, Моше Кахлон сумел выторговать сохранение за собой министерства финансов. Однако карты спутал лидер НДИ. Авигдор Либерман в силу целого ряда причин отказался войти в состав новой возглавляемой Биньямином Нетаньяху правящей коалиции, в результате чего были назначены новые досрочные выборы (до сих ни разу в истории Израиля выборы не проводились дважды в один год). Опросы общественного мнения дают понять, что на этот раз партия «Кулану» самостоятельно не сможет преодолеть электорального барьера. Поэтому возвращение в Ликуда стало для министра Моше Кахлона единственным выходом.

Как было сказано выше, он сумел выторговать для себя и для депутатов от «Кулану» бронирование 4 реальных мест в объединенном списке. Однако проблема состоит в том, что, согласно данным опросов, на сентябрьских выборах Ликуд вместе с присоединившейся к нему «Кулану» получит 35 мандатов, ровно столько же, сколько у него есть и сейчас без «Кулану». Соответственно несколько депутатов от Ликуда, получившие свои места в результате внутрипартийных выборов, будут вытеснены на нереальные места, фактически уступив свои места в списке выходцам из «Кулану». Этим, собственно, и объясняется подача отвергнутых партийным судом Ликуда исков. Однако премьер-министр Биньямин Нетаньяху явно считает эти жертвы оправданные, поскольку в противном случае партия «Кулану» либо пошла бы на выборы одна, что скорее всего привело бы к потере большого количества голосов для правого лагеря, так как она не преодолела бы электорального барьера, либо присоединилась бы к какому-либо иному списку – к НДИ, либо — к основному сопернику Ликуда, левоцентристскому блоку «Бело-голубые», возглавляемому депутатами Кнессета Бени (Биньямином) Ганцем и Яиром Лапидом.  Как НДИ, так и «Бело-голубые» проявляли интерес к такому объединению.

В заключения надо упомянуть о том, что, помимо юридического подтверждения условий соглашения между Ликудом и «Кулану» об объединении, партийный суд Ликуда отверг иски, поданные против отмены праймериз. При этом в своем решении члены суда подчеркнули, что в уставе Ликуда не предусматривается ситуации, при которой одна за другой с небольшим разрывом проводятся две избирательные кампании в Кнессет. Вместе с тем партийный суд постановил, что, если руководство партии пожелает забронировать дополнительные места в списке, ему придется получить на это согласие ЦК.

43.89MB | MySQL:92 | 0,962sec