О вариантах возможных военных действий против Ирана. Часть 3

Американский политолог Энтони Х. Кордесман, возглавляющий кафедру стратегии в Центре стратегических и международных исследований в Вашингтоне, округ Колумбия, изложив стратегический контекст возможной войны с Ираном и варианты военных действий против Исламской Республики Иран (ИРИ) (Часть 1 и 2) анализирует частные вопросы, связанные с предотвращением военного конфликта и поиском путей диалога между Ираном и США.

Является ли смена режима в Иране стратегической победой?

Если гипотетическая война действительно приведет к краху режима в ИРИ, то к чему это приведет? Применение США санкций в комплексе с военными действиями должно вызвать крупные народные потрясения в Иране, однако, невозможно оценить, смогут ли они привести к власти лояльное США правительство.

В настоящее время в ИРИ нет оппозиционного движения, пользующегося широкой поддержкой населения. У старшего сына шаха Реза Кир Пехлеви нет настоящих последователей, а остатки «Организации моджахедов иранского народа» («Моджахедин-э-Халк») население ИРИ рассматривает как террористов и наемников Саддама Хусейна. В США понимают, что если в стране нет сильной оппозиции с опытными лидерами, способными управлять людскими массами и быстро завоевывать поддержку населения, то большинство революций и «внешних усилий» по смене режима неминуемо терпят неудачу. В других случаях, если к власти приходят экстремисты или авторитетные деятели, то конечным результате формируется слабое правительство, которое не способно эффективно управлять государством из-за внутренней напряженности и разногласий.

В этом плане показательны конкретные примеры в регионе. Новый режим в Тунисе оказался относительно дееспособным, но это тот случай, когда уже в стране существовали элементы оппозиции, и все произошло без какого-либо серьезного вмешательства извне.

В Ираке США пришлось вести две войны против Саддама Хусейна, а затем – третью против ИГ («Исламское государство», запрещено в России). Прошло уже около 15 лет с тех пор, как США вторглись в Ирак, оккупировали его и предприняли серьезные усилия по строительству государства. Однако, успех в Ираке можно охарактеризовать как «нерешительный и неуверенный».

Война в Афганистане продемонстрировала, что у США нет универсальных решений для «национального строительства». Так, афганские сухопутные войска по-прежнему в значительной степени зависят от авиации США, боевой и информационной поддержки. Экономика Афганистана зависит от иностранной помощи и экспорта наркотиков. Неясно, будут ли будущие выборы успешнее прошлых.

Ливия, Сирия и Йемен все еще находятся в состоянии войны. Все три страны понесли серьезные жертвы среди гражданского населения и сталкиваются с серьезными финансовыми проблемами при восстановлении инфраструктуры государства. Кроме того, Сирия и Йемен сталкиваются с серьезными проблемами в работе с миллионами беженцев и временно перемещенными лицами.

Таким образом, возможная война с Ираном представляет гораздо более сложный случай, по сравнению с другими войнами. Ситуация усложняется тем, что на практике не существует альтернативной замены нынешнему режиму даже с учетом наличия «умеренных» элементов в иранском обществе на сегодняшний день.

Проблема пространственного масштаба

Иран – это страна с населением около 83 миллионов человек, и его площадь составляет более 1,5 миллиона квадратных километров, глубоко разделенных горными хребтами и пустынями. Иран достиг среднего уровня экономического развития, его ВВП превышает 1,6 триллиона долларов, и в настоящее время находится в состоянии экономического кризиса в результате собственной недальновидной экономической политики и санкций США. Любая попытка оккупировать или стабилизировать Иран после военного конфликта скорее всего будет более сложной и дорогостоящей, чем попытки США сделать это в Ираке и Афганистане. Кроме того, США придется одновременно заниматься внутренними делами трех государств: Ирака, Ирана и Афганистана. Это скорее всего вызовет новые серьезные проблемы с Россией и Турцией по вопросам ближневосточной политики.

Альтернативные варианты несвязанные с военными действиями

У США существуют альтернативы военным действиям против Ирана. Соединенные Штаты могут выдержать нынешнюю серию иранских провокаций, а затем совместно с европейскими союзниками дать понять Ирану, что только в случае диалога с ними возможны изменения в «Совместном всеобъемлющем плане действий» (СВПД) и ослабление санкций.

Госсекретарь Помпео уже заявил, что в настоящее время нет предварительных условий для переговоров с ИРИ, поэтому необходимо сосредоточиться на работе со странами Европы, чтобы убедить Иран окончательно разобраться с временными рамками и порядком проведения инспекций ядерных объектов в рамках СВПД. США должны действовать оперативно, чтобы за счет проводимой стратегической коммуникации убедить страны региона в том, что именно Иран является причиной возникновения будущих военных действий, а вовсе не их жертвой.

Изменение подхода США к иранской ракетной угрозе

Ядерная угроза реальна, некоторые специалисты полагают, что в перспективе ИРИ будет обладать межконтинентальными баллистическими ракетами, способными нанести ядерный удар по США. Никто не может отрицать этот риск, но США должны помнить, что Иран стал жертвой ирано-иракской войны, где против него был применен отравляющий газ и оружие массового поражения. Что еще более важно, ядерная программа Ирана является ответом на тот факт, что Иран и страны Персидского залива оказались вовлеченными в многолетнюю гонку вооружений, где государства Ближнего Востока сосредоточены на развитии возможностей нанесения высокоточных ударов и опираются на силы и средства ВВС и ВМС США, дислоцированные в регионе. Поэтому, развертывание Ираном своих вооружений и развитие возможностей ведения асимметричной войны (например, передача оружия третьей стороне, такой как Хизбалла) являются единственными возможностями сравнять преимущество США и союзников в регионе.

Некая специальная форма контроля за ракетными технологиями и режим инспекций могли бы устранить ядерный риск со стороны Ирана. США могли бы предложить более широкие усилия по контролю над вооружениями, которые бы ограничивали будущие закупки и развертывание вооружений в регионе и потенциально могли бы заморозить региональную гонку вооружений.

Более широкий подход к прекращению региональной гонки вооружений и снижению напряженности в регионе

В настоящее время практически нет шансов, что США или любая третья сторона могут объединить Иран, государства Персидского залива и Соединенные Штаты вместе, чтобы рассмотреть альтернативы снижению напряженности между ними и положить конец региональной гонке вооружений. Необходимо задействовать неофициальные контакты, чтобы начать серьезные переговоры для определения альтернатив решения ядерной проблемы Ирана.

Целесообразно создание коллективного антикризисного центра. Центр может находиться на нейтральной территории, или существовать в киберпространстве с возможностью подключения участников онлайн. Так, США могли бы моделировать конфликтные ситуации, а их арабские партнеры и Иран могли бы безопасно общаться и напрямую решать любые проблемные вопросы. Такой центр прямого диалога помог бы избежать или ограничить новые ракетные атаки, танкерные атаки, обстрелы дронов, а также информационное противоборство против США и арабских стран. В перспективе зона ответственности центра может быть расширена за счет включения в диалог Сирии, Ирака и Йемена.

Другой, более амбициозный, вариант – укрепление доверия. США и Иран некоторое время сотрудничали в Афганистане до появления «оси зла». Меры укрепления доверия предлагают широкий спектр способов для достижения этой цели. Может помочь открытость проведения военных учений и продаже оружия, соглашения о взаимных инспекциях и о патрулировании Оманского залива и др.

Третьим вариантом является согласование границ регионального наращивания военной мощи и гонки вооружений. Напряженность в настоящее время настолько высока, что попытка положить конец многолетней конфронтации между Ираном и США является чуть ли не идеалистической мечтой. Иран и все страны Персидского залива сталкиваются с серьезными проблемами в финансировании экономического развития и создания рабочих мест. В то время, как большинство стран НАТО тратят менее 2% своего ВВП на вооруженные силы, США тратят около 3,2%; Бахрейн – 3,8%, Иран – 4,6%, Ирак – 7,5%, Кувейт – 4,3%, Оман и Саудовская Аравия – 11%, Катар и ОАЭ – более 10%. Всем им нужны средства для инвестирования в развитие гражданского общества, экономический рост, создание рабочих мест и социальные услуги. Лучший вариант –отказаться от чрезвычайно дорогого набора военных программ. Он может быть неосуществимым сейчас, возможно, что он может быть создан со временем, если нынешний кризис не перерастет в большую войну.

Сотрудничество в решении периферийных конфликтов

Если США, их партнеры и Иран найдут альтернативу войне в Персидском заливе, то они смогут рассмотреть практические подходы к прекращению войн в Ираке, Сирии, Йемене так, чтобы обеспечить прочную стабильность, восстановление и развитие, а также резко ограничить возможность возвращения к этническим и межконфессиональным конфликтам, межплеменным расколам, экстремизму и терроризму. Нынешний уровень конфронтации в регионе вынуждает Иран использовать каждую линию разлома для получения асимметричных союзников и влияния, чтобы компенсировать военное преимущество США.

Приведенные Энтони Х. Кордесманом оценки возможных военных действий в отношении Ирана, безусловно, представляют интерес для специалистов в области международных отношений, политологов и дипломатов. Кроме того, обращает внимание тот факт, что он ранее работал помощником по национальной безопасности сенатора Джона Маккейна из комитета Сената по вооруженным силам, директором разведывательно-аналитической службы Министерства обороны и гражданским помощником заместителя министра обороны, консультантом по Афганистану в Министерстве обороны США и Государственном департаменте США. Поэтому, оценки профессора Кордесмана целесообразно воспринимать как рекомендации ведущего специалиста в области противоракетной обороны США, ведения асимметричной войны и защите объектов критически важной инфраструктуры.

Таким образом, в результате проведенного анализа оценок Энтони Х. Кордесмана представляется возможным сделать следующие выводы в отношении возможных действий против Ирана со стороны США:

  1. В современных условиях США не могут игнорировать вызовы в сфере военной безопасности и угрозу развития программы создания ядерного оружия со стороны ИРИ. Но, прежде чем вступить в конфликт с Ираном и применить силу, необходимо провести расчеты неприемлемого ущерба, чтобы исключить избыточные человеческие и финансовые потери во время войны.
  2. США ведут слишком большое количество военных действий одновременно, поэтому необходимо искать менее затратные альтернативы. Война с Ираном усложняется тем, что не существует альтернативной замены нынешнему режиму. Поэтому предлагается задействовать инструменты информационно-психологического противоборства. В частности, предлагается использовать инструментарий стратегической коммуникации США.
  3. Соединенным Штатам целесообразно скорректировать свой подход к иранской ядерной угрозе. Предлагается создать коллективный антикризисный центр США и Ирана, укреплять доверие между двумя странами, согласовывать границы наращивания военной мощи и гонки вооружений в регионе.
  4. США в настоящее время и в ближнесрочной перспективе не пойдут на открытую конфронтацию и ведение боевых действий против Ирана. Проведение военной операции ВС США против Ирана экономически нецелесообразно. Кроме того, в условиях отсутствия авторитетной оппозиции в Иране у американских политологов существуют обоснованные сомнения в возможности применения «традиционного подхода» по смене режима в ИРИ.

 

Источник

https://www.csis.org/analysis/iran-more-wars-middle-east-there-still-may-be-options

43.44MB | MySQL:87 | 0,751sec