О развитии политической ситуации в Тунисе в преддверии президентских выборов

Президент Туниса Беджи Каид эс-Себси идет на поправку, в понедельник или во вторник он может покинуть военный госпиталь. Об этом агентству Франс Пресс (АФП) сообщил в субботу 29 июня сын главы государства Хафез Каид эс-Себси. «Президенту становится лучше, он вне опасности, и мы надеемся, что он покинет госпиталь в понедельник или во вторник», — сказал он. В четверг 27 июня утром президент страны был госпитализирован в связи с резким ухудшением самочувствия. Позднее в ряде региональных СМИ начала циркулировать информация о кончине 92-летнего тунисского лидера, которая была быстро опровергнута официальными лицами республики и членами семьи главы государства. Беджи Каид эс-Себси , который выздоравливает после недомогания, покинул госпиталь 1 июля и был перемещен в домашнюю резиденцию, что однако совершенно не означает того, что он окончательно поправился. Его срочное «выздоровление» мотивируется не состоянием его здоровья, а необходимостью его клана быстро вернуть себе политическую инициативу на фоне опасений того, что организация парламентских и президентских выборов в конце года окончательно выйдет из-под его контроля.
Теперь, официально вернувшись в свою резиденцию и исполнению президентских обязанностей он должен в первую очередь решить, публиковать ли избирательный кодекс, который был составлен исключительно с целью исключения главы Nessma TV Набиля Карауи, лидера в опросах общественного мнения, из новой избирательной президентской кампании. Отметим при этом, что Н.Карауи смог объединить «под своим знаменем» и людей из ближнего круга экс-президнгта Бен Али, и из партии «Дустур» сторонников Х.Бургибы. В рамках привлечения последних Карауи воспользоваться своим сахельским происхождением и смог объединить элиты этого региона, которые являются основными спонсорами «Неодестурской партии» Бургибы. По информации французских источников, президент, который очень слаб, не торопится с решением. Эксперты полагают, что президентский клан начал секретные переговоры с Карауи, в частности, через известного «теневого кардинала» тунисской политики Камеля Эльтаифа. Последний, который когда-то был доверенным человеком Бен Али, теперь близок к президентской партии «Призыв Туниса». По тем же данным, в рамках этих консультаций обсуждается следующая опция: президент может позволить Карауи участвовать в выборах в обмен на обещание, что его семейный клан не будет подвергнут антикоррупционным расследованиям после передачи власти. То есть, ситуация по большому счету развивается по алжирскому сценарию, где нерешительность и боязнь клана президента А.Бутефлики привела страну в конечном счете к глубочайшему конституционному кризису и аресту всех ярких представителей этого клана и его ближайшего окружения. В Тунисе ситуация несколько иная, если не считать опасения президентского клана в отношении судьбы своего собственного бизнеса. В отличие от Алжира в Тунисе имеется очень серьезная линейка преемников действующего президента. Такой компромисс с Карауи, если он будет в конечном счете достигнут, в значительной степени подорвет шансы на избрание нынешнего премьер-министра Юсефа Шахеда, которого клан президента боится более всего. Тем более, что 27 июня, согласно достоверным источникам, Шахед изучал вопрос о том, чтобы Беджи Каид эс-Себси был признан парламентом временно непригодным для выполнения своих президентских обязанностей в силу устойчивой степени неработоспособности. В этой связи возникает закономерный вопрос: кто в Тунисе должен решать такого рода вопросы?
Как правило, только Конституционный суд может принять решение о том, годен ли президент к исполнению своих обязанностей, временно или нет. Однако его 12 членов никогда не назначались, и это упущение вряд ли будет исправлено в ближайшие несколько недель. Поэтому на заседании комиссии по здравоохранению и социальным вопросам 28 июня около десяти депутатов, являющихся врачами по профессии, предложили создать «экспертную комиссию» для диагностики состояния здоровья президента. Предложение было поддержано депутатами всех политических фракций, но инициатива по нему исходила фактически от партии «Тахья Тунис», которая была создана Юсефом Шахедом и который в этой связи последовал прежде всего цель стать временным президентом на фоне недееспособности Беджи Каида эс-Себси и тем самым получить в свои руки еще более мощный административный ресурс накануне активной фазы предвыборной кампании. В этой связи отметим, что такая инициатива о создании комиссии врачей-депутатов была оформлена заместителем председателя «Тахьи Тунис» Сахби Бен Фреджем с одобрения генерального секретаря правительства Риада Муахера, который также является врачом. При этом глава исламистской партии «Ан-Нахда» Рашид Ганнуши в этой ситуации предпочел, чтобы такое решение было принято органом, который проверил его на соответствие конституции Туниса. Как мы говорили выше, такой орган по факту в Тунисе отсутствует. Если говорить совсем грубо, то действующий президент сейчас удержался у власти только благодаря позиции исламистов, которые таким образом стараются получить от него и Карауи ряд уступок. При этом обозреватели отмечают, что Беджи Каиду эс-Себси в любом случае будет трудно избежать игнорирования этого вопроса. Авторитетная местная НПО «Альбавсала» уже начала эффективную пиар-кампанию с требованием информировать общественное мнение о состоянии здоровья президента.
Таким образом, в краткосрочной перспективе Беджи Каид эс-Себси должен будет все-таки в достаточно исчерпывающей степени продемонстрировать, что находится в соответствующей физической кондиции для выполнения функций президента или же возникают серьезные риски того, что «Ан-Нахда» изменит свое первоначальное решение. На протяжении всего его пребывания в больнице исламистская партия создавала впечатление, что она стремится ускорить его уход. Лидер «Ан-Нахды» и дочь Рашида Ганнуши Интиссара Хериги, даже объявила о его смерти, в то время как председатель Ассамблеи Мохаммед Энакер сам находился в госпитале у президента и заседание вел его заместитель Абдельфаттах Моуру. Интересно, что он по требованию исламистов готовился собрать всех лидеров фракций для принятия решения о степени дееспособности президента. В этой связи Энакер, предупрежденный лидером парламентской фракции «Призыв Туниса» Софиане Тубель, был вынужден срочно выехать в парламент и сорвать эту встречу. Но «Ан-Нахда» продолжает свои маневры. 1 июля депутат-исламист Хабиб Хедхер призвал Беджи Каида эс-Себси отказаться от поста президента в пользу Ю.Шахеда, если он сам не сможет выполнять свои обязанности. Такие противоречивые маневры Р.Ганнуши можно объяснить только его шатким положением в собственной партии. Отказ «Ан-Нахды» до сих пор публиковать свои списки на парламентские выборы, которые должны быть сданы к 22 июля, по нашим данным, связан с плохими результатами, полученными его кандидатами на праймериз партии. «Ан-Нахда» также до сих пор не определилась со своим кандидатом на пост президента.
Этот внутрипартийный раздрай собственно случился за последний год. Еще год назад Рашид Ганнуши имел тотальный контроль над партией, более, чем когда-либо, и официально готовился к выборам 2019 года в рамках выдвижения своей кандидатуры на пост президента. Это решение было оформлено в мае 2016 года, когда на 10-м съезде «Ан-Нахды» кандидатура Р.Ганнуши была выдвинута в качестве кандидата в президенты или председателя Ассамблеи представителей народа (АРП). Это было новым веянием в тактике партии, поскольку ранее исламисты всегда оставляли эти позиции своим партнерам по коалиции из «Призыва Туниса» В частности, эти две позиции занимали «светские» Монсеф Марзуки и Мустафа Бен Джафар. Такое положение дел было определено в рамках соглашения о разделе власти между «Призывом Туниса» и «Ан-Нахдой» еще в 2014 году (так называемое Карфагенское соглашение). Историческое значение 10-го съезда «Ан-Нахды» заключалось в том, что партия решила отойти в будущем от заключения обязательных избирательных альянсов, и во многом такая позиция была обусловлена позицией низовых ячеек партии. Ровно по этой причине в свое время партия разорвала соглашения с «Призывом Туниса» о партнерстве, что противоречило позиции сына президента Хафеза Каида эс-Себси, который сейчас фактически контролирует «Призыв Туниса», и последовательно выступал за продление сделки между его партией и «Ан-Нахдой». Эта стратегия поддерживалась и его ближайшим советником и спонсором в то время Набилем Карауи, который сейчас ведет самостоятельную игру. Вот этот момент определяет сейчас тот факт, что Н.Карауи ведет четкую линию на альянс с исламистами в рамках фактического размена поста президента на пост спикера парламента. В этой связи все маневры «Ан-Нахды» по вопросу нахождения у власти Беджи Каида эс-Себси связаны во многом с позицией того же Карауи, с которым исламисты, судя по всему, уже обо всем договорились. И опция запуска такой процедуры пока зависит от итогов секретных консультаций Карауи с Хафезом эс-Себси.
При этом обе эти силы откровенно стараются всячески минимизировать шансы Ю.Шахеда на получение поста президента. В общем-то его партия уже с конца прошлого года демонстрирует очевидные проблемы с монолитностью. И связано это было с тем фактом, что был провален план единения с «Ан-Нахдой», что требовало от Ю.Шахеда больших уступок. Такое положение дел было зафиксировано 16 ноября прошлого года, когда эмиссары «Ан-Нахды» тайно встретились с Шахедом во дворце Дар-Диафа в Карфагене. На этой встрече лидер парламентской группы «Ан-Нахды» Нуреддин Бхири предложил возобновить работу механизма координации между партиями правящего большинства, который действовал до раскола между премьер-министром и партией «Призыв Туниса» президента Беджи Каида эс-Себси. Предложение Бхири было поддержано партией «Аль-Мубадара», которая входит в альянс с премьером и была представлена на совещании ее вице-президентом и министром гражданской службы Мухаммедом Гариани. Но Мохсен Марзук, глава еще одной пропремьерской партии Machrou Tounes, наложил тогда вето на это предложение. Это разногласие в партийном альянсе сейчас привело собственно к нынешнему трудному положению для самого Ю.Шахеда, который, судя по всему, столкнется на предстоящих выборах уже с монолитной оппозицией со стороны «Призыва Туниса», Н.Карауи и «Ан-Нахды». Некоторые из советников премьер-министра подозревают, что Марзук — это «троянский конь», засланный в окружение премьера кланом президента. Тем более, что он долгое время был одним из его ведущих помощников Беджи Каида эс-Себси. Не совсем с этим согласимся. Прежде всего Марзук пытается позиционировать себя как наследника президента после того, как сын последнего, Хафез не смог удержать контроль над «Призывом  Туниса». И этот парад амбиций вообще типичен для «лоскутной» партии Ю.Шахеда. Например, лидер еще одной из партий этого альянса «Аль-Мубадары», министр обороны Камель Морджан, также не скрывает своего намерения участвовать в президентских выборах. Он рассчитывает на поддержку влиятельной элиты региона Сахель восточного побережья Туниса, в котором он является ведущей фигурой. Между тем, «Ан-Нахда», которая является ключом к политическому выживанию Ю.Шахеда, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, колеблется. В любом случае, это утверждение справедливо применительно к фракции Р.Ганнуши, которая, как мы показали выше, сейчас теряет внутрипартийное влияние. Основным тезисом этой фракции является нежелание брать на себя единоличную ответственность во власти на фоне серьезного экономического кризиса. Она предпочитает играть в «серого кардинала» в составе сложных союзов и теперь делает ставку на альянс с Карауи, что совершенно не приемлет большая часть партийного аппарата.

43.63MB | MySQL:92 | 1,093sec