Перестановки в руководстве ЕС и перспективы для Израиля

Во вторник Европейский совет представил кандидатуры новых руководителей ключевых институтов ЕС, выдвинув на пост главы Еврокомиссии министра обороны ФРГ У. фон дер Ляйен, а в качестве  Верховного представителя ЕС по внешней политике и политике безопасности – министра иностранных дел Испании Ж.Борреля. Для Израиля эти кадровые решения имеют большое значение по нескольким причинам. С одной стороны, как ожидают эксперты, в ближневосточной политике многое будет зависеть от общего восприятия ситуации новыми лидерами и характера принимавшихся ими ранее решений по чувствительной для Израиля проблематике. С другой стороны, Иерусалим в силу личных дружественных отношений между Б.Нетаньяху и европейскими правыми политиками, такими как М.Сальвини, а также по причине опоры на определенные группы государств-участниц ЕС, такие как «Вышеградская четверка», имел своих фаворитов в борьбе за важные посты в Брюсселе.

Основные опасения государства и его союзников связаны с предложенным главой европейской дипломатии Ж.Боррелем. При этом такого мнения придерживаются не только израильские политологи и журналисты, но и некоторые депутаты Европарламента. К примеру, представитель Нидерландов Б.Бельдер написал в связи с решением Европейского совета в твиттере: «Боюсь, для отношений Израиля и ЕС наступают тяжелые времена». Разумеется, Ф. Могерини на этом посту не была идеальным для Израиля партнером, однако многими она воспринимается сейчас как более сдержанный в решениях политик в сравнении с ее преемником. Причина тому проста – его заявление, прозвучавшее в сентябре прошлого года, о возможности для стран ЕС признавать палестинское государство в одностороннем порядке в условиях, когда достижение консенсуса не представляется возможным.

Впрочем, в предложенной кандидатуре верховного представителя ЕС по внешней политике и политике безопасности все не так страшно, как может показаться на первый взгляд. С одной стороны, в МИД Израиля его всерьез не опасаются, о чем свидетельствуют комментарии дипломатов, появляющиеся в прессе, пусть пока и на условиях анонимности. В 2004-2007 гг. он, к примеру, был председателем Европарламента и, выступая тогда в Кнессете, подчеркивал важность обязательств ЕС по обеспечению безопасности государства. Кроме того, если он действительно допускает возможность большей самостоятельности государств Евросоюза на палестино-израильском треке, то Иерусалим может это использовать в своих интересах, добиваясь от лояльных к себе стран официальных заявлений по статусу Иерусалима или Голанских высот. Ранее уже отмечалось, что в вопросе переноса посольств в действительную израильскую столицу большую  роль сыграла А.Меркель, способствуя замораживанию этих намерений с целью обеспечения единой линии ЕС. Наконец, радикальной трансформации общеевропейского подхода к себе Израиль не ждет, а значит теоретически готов к тому, что продолжится расхождение во взглядах на ближневосточную ситуацию между ЕС и США, а также не удивиться к критике в свой адрес. В последнем случае, возможно, некоторое смещение ее акцентов при Ж.Борреле с поселенческой активности на борьбу с нарушением прав палестинского населения.

С У. фон дер Ляейн ситуация обстоит несколько иначе. В Израиле ее рассматривают как дружественного политика главным образом из-за поддержки сотрудничества Израиля и ФРГ в оборонной сфере, включая сделку по аренде израильских БПЛА Heron-TP. Эти договоренности министр обороны Германии продвигала с 2016 г., настаивая на преимуществах израильских дронов, несмотря на возражения оппозиции, озабоченной тем, что аппараты могут нести вооружение. Впрочем, У. фон дер Ляейн является сторонником сохранения СВПД, что в Израиле при нынешнем правительстве кажется неприемлемым.

В кандидатуре немецкого политика есть еще несколько важных для Израиля обстоятельств, а именно то, с кем она конкурировала за этот пост. Для израильской стороны вполне подходящим кандидатом мог бы стать М.Сальвини, однако, при успешных результатах внутри страны амбиции министра внутренних дел Италии не получили поддержки на общеевропейском уровне из-за недостаточной поддержки правых партий на выборах в Европарламент в том числе и по причине итогов голосования в той же Германии.

Вместе с тем, кандидатура У. фон дер Ляейн еще и свидетельство наличия сложностей  между Германией и Францией, при этом министр обороны ФРГ, как ни странно, протеже французского президента Э.Макрона, в то время как федеральный канцлер А.Меркель хотела бы видеть в данном качестве М.Вебера – члена баварской ХСС и лидера Европейской народной партии. Важно, что У. фон дер Ляейн является сторонником общеевропейских проектов, включая вооружения, в то время как партнеры выразили серьезное недовольство Берлином из-за его моратория на экспорт вооружений в КСА, что отразилось и на проектах, где ФРГ была лишь поставщиком комплектующих. Более того, по некоторым данным, немецкого министра обороны поддерживают страны «Вышеградской группы», и если им действительно удастся сблизиться в ЕС, то Израиль вполне может получить определенные преимущества.

В целом  указанные кандидаты еще нуждаются в утверждении со стороны Европейского парламента, где на этот счет существуют противоречия, особенно это касается У. фон дер Ляейн. Как бы там ни было, на ближневосточном треке Израиль, судя по всему, серьезных перемен в свой адрес не ожидает, а значит, и кардинального нового подхода в отношениях с ЕС со своей стороны также готовить, вероятно, не будет.

49.65MB | MySQL:115 | 1,119sec