Об обострении британо-иранских отношений и оценках американских аналитиков ситуации вокруг Ирана

Министерство обороны Соединенного Королевства подтвердило, что иранские катера пытались остановить британское торговое судно в Ормузском проливе. Об этом в четверг 11 июля сообщило агентство Рейтер со ссылкой на заявление правительства Великобритании. «Фрегат британских ВМС Montrose [«Монтроуз»] был вынужден расположиться между иранскими судами и торговым судном British Heritage [«Бритиш херитидж»] и сделать устное предупреждение, после которого они развернулись», — сообщили власти. Как отметили в ведомстве, в инциденте участвовали три иранских катера, а не пять. В среду 10 июля телеканал Си-эн-эн со ссылкой на источники в американской администрации сообщил, что пять катеров, которые могли принадлежать Корпусу стражей исламской революции (КСИР, элитные части ВС Ирана), пытались остановить британский танкер в Ормузском проливе. За последние два месяца несколько нефтяных танкеров подверглись нападению в регионе Персидского залива. США и Саудовская Аравия обвиняют в нападениях Иран, который отвергает эти обвинения. 20 июня иранские вооруженные силы сбили американский беспилотник, объявив, что он нарушил воздушное пространство страны, что привело к очередному витку напряженности. КСИР опроверг информацию о том, что катера формирования пытались задержать британский танкер в Персидском заливе. Об этом говорится в сообщении пресс-службы КСИР, опубликованном в четверг 11 июля агентством Фарс. «ВМС КСИР в Персидском заливе внимательно и последовательно исполняют поставленные задачи. За последние 24 часа столкновений с иностранными судами, включая британские корабли, не зафиксировано», — отмечается в заявлении. При этом подчеркивается, что «если будет отдан приказ о задержании иностранного судна, военно-морские силы корпуса способны без промедлений справиться с этой задачей». Есть большие сомнения в искренности заявлений иранской стороны, это были несомненно иранские катера, другой вопрос — они действительно не пытались останавливать танкер, поскольку это автоматически означало бы боестолкновение с фрегатом ВМС Великобритании. Речь в данном случае идет скорее об имитации задержания или, если совсем точнее, о приближении иранских катеров к танкеру на минимальную дистанцию. Речь о попытке остановки танкера можно было бы вести, если бы катера давали соответствующие сигналы команде танкера (от световых сигналов до предупредительной стрельбы), чего не было. Таким образом, очевидно, что иранцы начинают  играть на нервах у британцев (и заодно у всего Запада) в рамках направления соответствующих сигналов о возможных последствиях для них в случае продолжения практики захвата иранских танкеров. Нынешние маневры ракетных катеров ВМС Ирана в общем-то совершенно оправданно надо рассматривать как ответ Лондону на его явно провокационную акцию в Гибралтаре в связи с захватом иранского танкера.  Тегеран не оставит без ответа инцидент с задержанием властями Гибралтара (заморской территории Великобритании на побережье Пиренейского полуострова) танкера Grace 1 («Грейс-1»). Об этом во вторник заявил начальник Генштаба ВС Исламской Республики Иран генерал Мохаммад Багери. «Задержание иранского танкера не останется без ответа, который мы дадим в нужном месте и нужное время», — цитирует агентство Тасним Багери. По его словам, «сегодня враги стремятся запугать Иран при помощи психологического давления, и в этих условиях вооруженные силы страны несут ответственность за сохранение безопасности и поддержание мощи государства». В понедельник 8 июля официальный представитель МИД Ирана Аббас Мусави назвал задержание властями Гибралтара танкера Grace 1 «актом пиратства».  Вот собственно этот ответ как бы и был обозначен, но пока очень схематично. Обратим внимание и на еще одно сообщение. Задержание властями Гибралтара  танкера Grace 1 («Грейс-1») никак не связано с делом сотрудницы фонда «Томсон-Рейтер»» Назанин Загари-Рэтклифф, находящейся в иранской тюрьме. Об этом заявил в среду 10 июля глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф. «Вопрос о задержании иранского танкера никак не связан с делом Загари-Рэтклифф», — цитирует агентство Тасним слова Зарифа. Как он отметил, «действия Великобритании являются нарушением их обязательств, поскольку они продиктованы позицией США и наложенными Вашингтоном санкциями на иранский нефтяной сектор и не имеют отношения к ситуации в Сирии». «Это прямое нарушение ядерной сделки», — подчеркнул министр. Обладательница двойного британо-иранского гражданства Загари-Рэтклифф была арестована в Иране в 2016 году и приговорена к пяти годам тюрьмы за участие в политическом заговоре с целью свержения действующей власти. МИД Великобритании последовательно добивается оправдания и освобождения женщины. Данный вопрос неоднократно поднимался в ходе встреч министров иностранных дел двух стран и остается одним из самых сложных моментов в отношениях между Лондоном и Тегераном. Когда супруги Рэтклифф начали голодовку в середине июня, глава британского МИД Джереми Хант в очередной раз призвал иранские власти освободить сотрудницу «Томсон-Рейтер»», что осталось без ответа со стороны иранской стороны. Собственно своим сообщением в отношении взаимосвязи этих двух дел М.Д.Зариф четко дал понять Лондону, что Тегеран не собирается менять свой танкер на подданную Великобритании, и  обсуждать этот сценарий даже теоретически он не готов.

Теперь по сути происходящего. Зачем Лондону, который собственно одной ногой уже вышел из ЕС, надо бежать впереди всей шеренги европейских стран в рамках соблюдения антисирийских санкций  и идти на сознательное обострение своих отношений с Тегераном? Да и еще в момент жестких дискуссий о судьбе СВПД как вообще дееспособного формата? Рискнем предположить, что в данном случае Лондон, несмотря на всю свою публичную риторику, работает уже совершенно осознанно на разрушение этой сделки, и при этом выступает в рамках своеобразного «троянского коня»  США в рядах ЕС.  Пакет санкций ЕС против Дамаска запрещает практически все виды контактов европейского бизнеса с Сирией, особенно в сфере торговли нефтью и нефтепродуктами. Кроме того, санкции наложены на руководство этой страны — в обширный черный список включены, в частности, президент Башар Асад и члены его семьи. Ограничения также включают полное блокирование финансовых операций. Но в данном случае не было совершенно никаких исчерпывающих данных, которые свидетельствую о том, что этот танкер шел именно в Сирию. Были догадки, которые сейчас Лондон и пытается выдать в качестве некого оправдания своих действий. В связи со всем этим еще раз отметим то, о чем мы уже говорили ранее. «Красной линией» для иранцев в рамках начала серьезных и осмысленных действий по блокированию судоходства в Ормузском проливе и вообще каких-либо подрывных действий будет  попытки западных стран арестовывать их танкера, вне зависимости от пункта их назначения. Британцы сделали первый «продуктивный шаг» в этом направлении, явно идя на обострение ситуации и провоцируя иранцев на ответные действия, которые затем можно представить Брюсселю в качестве весомого аргумента о том, что поддерживать СВПД более не имеет смысла. Борьба за Европу — это основное сейчас направление противостояния США и Ирана, и Великобритания в данном случае уже работает на стороне США. Прекрасно осознавая при этом, что негативные экономические последствия от брекзита можно в достаточной степени купировать только с помощью двустороннего торгового соглашения с Вашингтоном. И американцы такой жест со стороны британцев оценили. Помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон назвал в четверг «отличной новостью» сообщения о задержании властями Гибралтара танкера Grace 1 («Грейс 1»). «Отличные новости: Великобритания задержала супертанкер Grace 1 с грузом иранской нефти, направлявшийся в Сирию в нарушение санкций ЕС. США и наши союзники будут продолжать препятствовать получению режимами Тегерана и Дамаска прибыли от незаконной торговли», — написал он на своей странице в «Твиттере».

Причем отметим, что эти действия Лондона совпадают по времени с двумя важными моментами. Британское правительство рассматривает вместе со своими партнерами по Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД) дальнейшие шаги, которые будут предприняты в связи с нарушением условий ядерной сделки Тегераном. Об этом заявил в понедельник 1 июля журналистам официальный представитель премьер-министра Великобритании.  «Мы последовательно заявляли о том, что наша приверженность соблюдению СВПД зависит от того, будет ли Иран полностью придерживаться условий сделки, и призываем власти страны повернуть назад после своего последнего шага, — сказал сотрудник премьерской канцелярии на Даунинг-стрит, 10, слова которого приводит агентство Рейтер. — Вместе с нашими партнерами по СВПД мы срочно рассматриваем наши дальнейшие шаги в соответствии с условиями сделки»».  В понедельник в Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ) сообщили корр. ТАСС, что Иран превысил лимит в 300 кг низкообогащенного урана, который был разрешен СВПД. Генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано доложил об этом Совету управляющих агентства. Глава МИД Великобритании Джереми Хант заявил о том, что Лондон крайне обеспокоен тем фактом, что Тегеран нарушил условия СВПД. Проблема иранского ядерного досье резко обострилась после одностороннего выхода США из СВПД 8 мая 2018 года и ввода против Ирана американских экономических санкций в сфере нефтяного экспорта. Ровно через год — 8 мая 2019 года — президент Ирана Хасан Роухани объявил, что Тегеран приостанавливает часть обязательств по ядерной сделке и дает другим участникам шесть месяцев на то, чтобы вернуться к ее выполнению. Намерения Ирана касаются остановки на 60 суток продаж имеющегося у него обогащенного урана и тяжелой воды в другие страны. СВПД был заключен Ираном с постоянными членами Совета Безопасности ООН (Россия, Великобритания, Китай, США, Франция) и Германией в 2015 году. Сделка ограничивала ядерные разработки Тегерана в обмен на отмену санкций ООН и односторонних ограничительных мер США и ЕС. Иран тогда обязался в течение 15 лет не обогащать уран более чем на 3,67% и поддерживать запасы обогащенного урана на уровне, не превышающем 300 кг, а также не сооружать дополнительных тяжеловодных реакторов, не накапливать тяжелую воду и не заниматься разработкой ядерного взрывного устройства. И второй момент. Это формальный запуск европейцами после долгих проволочек системы альтернативных платежей с Ираном.   Страны «евротройки» — Франция, Германия и Великобритания — запустили механизм финансовых расчетов с Ираном INSTEX с целью обхода американских санкций, который доступен для всех стран — участниц Европейского союза. Об этом говорится в пятницу 28 июня в заявлении Европейского союза, генсек внешнеполитической службы которого — Хельга Шмид — председательствовала на заседании Совместной комиссии по обзору иранской ядерной сделки в Вене. «Франция, Германия и Великобритания сообщили участникам, что INSTEX запущен и доступен для всех государств — членов ЕС, и что происходят первые транзакции. Ускорится дополнительное сотрудничество с иранской соответствующей организацией (STFI), которая уже создана. Они подтвердили, что некоторые государства — члены ЕС присоединяются к INSTEX в качестве акционеров специального механизма, призванного содействовать законному ведению бизнеса с Ираном. Они также работают над тем, чтобы открыть INSTEX для экономических операторов из третьих стран», — отметили в ЕС. В то же время в Евросоюзе указали на необходимость дальнейшего соблюдения ядерного соглашения с Ираном всеми оставшимися участниками, а также важность снятия санкций с Ирана и смягчения негативного воздействия санкционного давления США. «СВПД остается ключевым элементом глобальной архитектуры ядерного нераспространения, единогласно одобренным резолюцией 2231 Совета Безопасности ООН. Кроме того, в свете недавней напряженности его сохранение по-прежнему имеет важное значение для региональной стабильности и безопасности», — подчеркнули в ЕС. В пятницу 28 июня в Вене прошло заседание совместной комиссии по рассмотрению реализации Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) с целью сохранения этого соглашения на фоне давления и санкций со стороны США, а также намерения Ирана отказаться от выполнения части своих обязательств. Участниками соглашения остаются Иран и «пятерка» международных посредников (Россия, Великобритания, Германия, Китай, Франция). Вот собственно эти моменты и стимулируют США и Великобританию на проведение откровенных провокаций с целью срыва всех попыток Брюсселя сохранить формат СВПД. И делается это  путем вынуждения Тегерана пойти на очевидное нарушения правил игры: начиная от обогащения урана и заканчивая какими-то осмысленными попытками нарушить судоходство в Ормузском проливе.

Как и ожидалось, международная реакция на последний курс действий Ирана была негативной. Остальные стороны СВПД в целом осудили это решение, и французы сейчас пытаются привесит консультации по этой теме, для чего в Тегеран 9 июля срочно вылетел спецпосланник президента Франции. И история с захватом иранского танкера в унисон с этими попытками нормализовать ситуацию  очень знаковые. При этом американские эксперты указывают на то, Иран и Европейский союз исчерпывают дипломатические варианты купирования проблемы, и в этой связи перспективы деэскалации по ядерной проблеме становятся все более ограниченными в связи с лимитом способностей Европейского союза предоставить альтернативу санкциям США. Иран, не сумев добиться внятного и широкомасштабного диалога по своей ядерной программе, очевидно, рассчитывает, что эскалация может быть лучшим способом для получения того, что он хочет. Сообщается, что Тегеран потребовал возможности экспортировать 1,5 млн баррелей сырой нефти в день-примерно на уровне, который он экспортировал до решения США в мае 2019 года не продлевать отказы для нефтяных клиентов Ирана — в обмен на сохранение полной приверженности СВПД. Экспорт иранской нефти сейчас ниже 500 000 баррелей в сутки. Рискнем предположить, что эту цифру надо увеличить как минимум на четверть с учетом того, что часть сделок идет по очень непрозрачным схемам или путем движения танкеров с выключенными транспондерами.  По оценке Вашингтона, Европейский союз не имеет никакого влияния на финансовые санкции США, которые оказались эффективными в сдерживании иранских нефтяных клиентов. И теперь официальная позиция Тегерана заключается в том, что он будет говорить только с Соединенными Штатами, если Вашингтон снимет связанные с СВПД санкции, которые он реализовал в прошлом году. Это означает по факту, что перспектива переговоров между Вашингтоном и Тегераном остается мрачной. Тем не менее, Иран может использовать европейцев, чтобы донести до Вашингтона, что Тегеран рассмотрит возможность прекращения своих ядерных провокаций или других эскалационных действий в обмен даже на частичный откат санкций США — через отказ от покупки нефти. В этой связи Иран пока воздерживается от возобновления некоторых из наиболее агрессивных видов деятельности, запрещенных СВПД. Но вот ситуация с арестом танкера британцами эту ситуацию может изменить. Вернее, это произойдет, если такая практика будет продолжена.

На данный момент европейским странам еще предстоит решить, запускать ли процесс урегулирования споров пои СВПД, который занимает около 45 дней. В конце этого периода санкции ООН по отношению к Ирану могут быть  автоматически возобновлены без учета вето со стороны России или Китая. Французские официальные лица заявили, что на данный момент этот вариант не обсуждается, но если Иран продолжит курс на эскалацию, то это, безусловно, подтолкнут европейцев к его использованию. Министры иностранных дел европейских стран должны встретиться в Брюсселе 15 июля, чтобы обсудить иранскую проблему и, возможно, скоординировать ответные меры. Иран заявил, что он будет продолжать сокращать свою приверженность соглашению каждые 60 дней. Этот преднамеренный темп демонстрирует, что страна пытается действовать осторожно, чтобы не вызвать возвращение режима санкций ООН  слишком быстро. Признаки того, что Иран продолжит расширять пределы СВПД, включают в себя на сегодня увеличение обогащения урана до 20%, использование более эффективных и передовых центрифуг для более быстрого обогащения урана и изменение конструкции реактора тяжелой воды в Араке до его первоначальной конструкции, которая могла бы облегчить производство оружейного плутония.

Американские эксперты полагают, что если Иран предпримет более провокационные шаги, это увеличит вероятность того, что Соединенные Штаты – или, возможно, союзник, такой как Израиль, – рассмотрят возможность военного удара по иранскому ядерному объекту, чтобы осложнить его программу и удлинить сроки создания Исламской Республикой надежного  ядерного оружия. До сих пор Соединенные Штаты обещали ответить на последние по времени действия Ирана дополнительными односторонними санкциями. Рискнем предположить, что эта тактика остается главной в среднесрочной перспективе,  военные удары при нынешней ситуации маловероятны.  Вашингтон созвал экстренное заседание Международного агентства по атомной энергии, запланированное на 10 июля и собирается  использовать этот форум, чтобы настаивать на дополнительных международных санкциях в отношении Ирана, конечным результатом которого должно быть возвращение санкций ООН. Это на сегодня главная задача Вашингтона (и Лондона), и все их действия надо оценивать именно с этого угла. И в данном случае основным инструментом провоцирования Ирана на эскалацию напряженности являются безусловно санкции, но не военные удары. В Вашингтоне полагают, что Тегеран дрогнет и согласился на переговоры раньше, чем дело дойдет до реальных перспектив получения Ираном ядерного оружия.   США в ближайшее время в значительной степени ужесточат действующий санкционный режим против Ирана. Соответствующее сообщение разместил в среду 10 июля в «Твиттере» президент Дональд Трамп. «Иран долгое время втайне обогащал [уран], что является грубейшим нарушением сделки на 150 млрд долларов, заключенной [бывшим госсекретарем] Джоном Керри и администрацией [44-го президента США Барака] Обамы. Не забывайте, что срок этой сделки должен был истечь через несколько лет. Санкции [против Ирана] скоро будут усилены в значительной степени!», — написал глава государства, говоря о Совместном всеобъемлющем плане действий (СВПД) по иранской ядерной программе.  Речь идет о том, что в рамках СВПД американские власти разблокировала иранские активы, которые ранее были заморожены из-за санкций. В среду 10 июля спецпредставитель США по Ирану Брайан Хук заявил, что Вашингтон введет новые санкции против Тегерана в связи с тем, что, по мнению американской стороны, иранские власти не меняют своей политики без внешнего давления. При этом совершенное очевидно, что конечной целью этой политики является возобновление в полной степени санкционного прессинга ООН, поскольку в одиночку выдержать этот режим в долгосрочной перспективе американцы не смогут. Им нужен универсальный международный механизм, который должен заменить их односторонние санкции,  имеющие много лакун. Это и тот факт, что американцы вынуждены оглядываться в рамках своих санкций на принципиальные интересы ряда своих ключевых союзников или региональных партнеров (те же Ирак, Индия, Турция, и др.) и соответственно делать исключение из правил, а также на позицию тех же России и КНР. ООН в данном случае является универсальным инструментом, который снимает единоличную ответственность Вашингтона за последствия своей политики и дает его действиям международную легитимизацию. И вот собственно в данном случае речь идет в большей мере о том, кто одержит очень серьезную дипломатическую победу — Россия или Вашингтон. Или, если проще, сможет ли Вашингтон дойти в своих усилиях до логического конца (возобновление санкций ООН) или Москве (и Пекину) удасться этому воспрепятствовать. И последние реверансы США в отношении российского направления только лишний свидетельствует о том, что американцы в очередной раз пытаются самым серьезным образом обмануть Москву. В этом контексте надо рассматривать и недавнюю встречу на уровне глав советов безопасности в Израиле, и попытки американской дипломатии играть на российском направлении. Россия и Соединенные Штаты намерены начать стратегический двусторонний диалог по широкому кругу вопросов. Об этом сообщила во вторник 9 июля пресс-служба Госдепартамента США. Согласно изложенной ею информации, предварительную встречу, нацеленную на запуск таких переговоров, проведут в Хельсинки заместитель министра иностранных дел России Сергей Рябков и заместитель госсекретаря США по политическим делам Дэвид Хейл. Замглавы внешнеполитического ведомства США во вторник начал поездку по Европе, первым пунктом которой стало посещение столицы Финляндии. У него запланированы в Хельсинки консультации с должностными лицами Финляндии и политическими директорами 28 стран — членов ЕС в целях обсуждения трансатлантической безопасности, наряду с другими представляющими взаимный интерес вопросами. «Заместитель госсекретаря Хейл также увидится с заместителем министра иностранных дел Сергеем Рябковым для проведения предварительной встречи с целью запуска широкого стратегического политического диалога по американо-российским отношениям», — отмечается в сообщении для печати, которое распространило внешнеполитическое ведомство США. Не принесет такой диалог никаких результатов, а единственный результат, которого от него ждут в Вашингтоне, это занятие Москвой примирительной позиции по вопросу возобновления антииранских  санкций под зонтиком ООН.

Еще одним моментом, который свидетельствует о том, США не смогут в одиночку долго и эффективно держать санкционный режим против Ирана является фактическое фиаско их попыток создать коалицию по защите мореходства в регионе Ближнего Востока. После серии нападений на танкеры Соединенные Штаты были намерены инициировать новую программу укрепления безопасности в регионе Персидского залива при значительном участии своих союзников и партнеров.  Эти усилия напоминают аналогичную операцию в регионе во время ирано-иракской войны, хотя некоторые ключевые различия указывают на изменение подхода США к региону.  Белый дом, однако, будет действовать в рамках поиска союзников,  которым он готов оказать свою поддержку, при этом всячески воздерживаясь от втягивания в возможный конфликт между США и Ираном. При этом, по оценкам аналитиков Пентагона,  эта программа Вашингтона в конечном итоге окажется неудачной в рамках сдерживании возможных будущих атак со стороны Ирана. И причина такой неудачи в редакции американских военных аналитиков  выглядит очень любопытно: она не решает основную проблему, побуждающую Иран на такие действия, а именно сокрушительное экономическое давление, которое Соединенные Штаты оказали за последний год. В ответ на недавний всплеск связанных с Ираном нападений в Персидском заливе (которые еще предстоит доказать — авт.) Соединенные Штаты выдвинули инициативу по обеспечению безопасности движения нефтяных танкеров в этом районе, обеспечивая при этом лучшую  атрибуцию любых будущих инцидентов. Согласно программе «Сентинел», операция будет включать развертывание дополнительных военных кораблей и морских патрульных самолетов, а также размещение камер и других устройств наблюдения на судах, перевозящих нефть, проходящих через регион. Чтобы помочь уменьшить нагрузку на свой бюджет в рамках своих планов, Белый дом пытается заручиться поддержкой в этой связи как региональных, так и глобальных союзников, которые также рискуют сорвать свои поставки нефти из-за иранских атак. Но сделать это будет нелегко, так как тяжелый санкционный подход Вашингтона к Ирану в прошлом году оттолкнул даже его ближайших партнеров. Однако даже если США смогут формально создать такую коалицию, этого все равно будет недостаточно для снижения риска будущих атак против танкеров и последующей угрозы мировым энергетическим потокам. В этой связи обратим внимание на то, что о такой инициативе американцев пока еще никто внятно не просил.  Иностранные государства пока не обращались к Соединенным Штатам с просьбой обеспечить сопровождение их судов в регионе Персидского залива. Об этом заявил в понедельник 25 июня  на телефонном брифинге для журналистов представитель американской администрации высокого ранга. «Мы пока не получали официальных запросов от каких-либо стран на сопровождение или замену флага, под которым идет судно, для обеспечения безопасности его прохода через залив. Но мы ведем дискуссии со своими союзниками и партнерами, а также всеми, кого затрагивает угроза, которую представляет Иран для свободы судоходства, и эти разговоры продолжаются», — сказал он. Кроме того, представитель администрации вновь заверил, что Соединенные Штаты больше не будут делать никаких исключений из нефтяных санкций против Ирана, действие которых было возобновлено в ноябре 2018 года. «Я не в курсе того, чтобы были какие-то запросы на дополнительные исключения из санкций. Мы намереваемся опустить закупки до нуля в том, что касается нефти. И мы находимся в процессе достижения этой цели», — подчеркнул он. По его словам, политика оказания экономического давления на Тегеран будет продолжаться. Ранее представитель Госдепартамента США заявил журналистам, что США вместе с союзниками создают коалицию с целью обеспечения свободы судоходства в регионе Персидского залива. Речь идет о программе Sentinel («Страж»), которой США и их союзники будут оказывать материально-финансовую поддержку. Какие страны войдут в коалицию, представитель американского внешнеполитического ведомства не уточнил. Он также ушел от ответа на вопрос о том, готовятся ли США к отправке в регион своих кораблей в рамках этой программы. При этом Трамп в этой связи снова прибегнул к своей излюбленной тактике повышения ставок. 24 июня он заявил, что его страна экономически не заинтересована в охране судоходства в Ормузском проливе, через который на мировой рынок доставляется большая часть ближневосточной нефти, поскольку Соединенные Штаты сами стали крупным производителем этого сырья. На фоне роста напряженности между США и Ираном, в том числе в районе Персидского залива и Ормузского пролива, Трамп отметил, что охраной своих нефтяных танкеров в этом районе должны заниматься Китай, Япония и другие страны, зависящие от поставок нефти с Ближнего Востока. То есть, снова ясный намек на то, что за свою безопасность надо платить собственно странам региона и получателям углеводородов оттуда. Лукавит Трамп как всегда: любая эскалация напряженности в Персидском заливе автоматически вызовет повышение розничных цен на бензин в самих США. А это совсем не надо хозяину Белого дома накануне его новой перевыборной кампании.

По оценке американских военных аналитиков,  волна недавних инцидентов и нападений в Персидском заливе подчеркивает риск эскалации и потенциал конфликта между Соединенными Штатами и Ираном. Усилия США по сдерживанию нападений на судоходство и связанные с этим препятствия во многом определят, можно ли избежать более крупного конфликта, который будет иметь серьезные региональные и глобальные последствия. Это не первый случай, когда Соединенные Штаты и Иран столкнулись в Персидском заливе по вопросу обеспечения безопасности танкерных перевозок по области. Аналогичная волна нападений имела место во время ирано-иракской войны в 1980—х годах, когда Тегеран и Багдад нацелились на нанесении ущерба соответствующему экспорту нефти друг друга. Иран также нацелился тогда на большое число кувейтских и других танкеров государств Персидского залива, которые помогали транспортировать иракскую нефть. Нападения неуклонно обострялись, и в конечном итоге вынудили Соединенные Штаты, которые были обеспокоены угрозой своему собственному импорту нефти из региона, пойти на ответные меры. В 1987 году администрация тогдашнего президента США Рональда Рейгана начала операцию «Истовая воля» — крупнейшую в мире операцию по конвоированию военно-морских сил со времен Второй мировой войны. Вашингтон развернул тогда десятки военных кораблей и патрульных самолетов в Персидском заливе и перерегистрировал кувейтские танкеры под американским флагом, чтобы позволить ВМС США защитить их. Но, несмотря на свои внушительные размеры, армада все же не смогла остановить Иран от нападения на Ирак и нефтяные танкеры его союзников с помощью морских мин, катеров и противокорабельных крылатых ракет.

При оценке эффективности и потенциальных рисков программы Sentinel можно извлечь несколько важных уроков, сравнив противостояние «войны танкеров» 1980-х годов с той эскалацией, которая произошла в прошлом месяце. Во-первых, ясно, что программа — даже если она будет успешно реализована — никоим образом не гарантирует, что Иран прекратит или уменьшит свои нападения на нефтяные танкеры, идущие через Персидский залив. Это более верно на сегодня, поскольку в регионе слишком много потенциальных энергетических целей и слишком мало потенциальных эскортов для их защиты.  Во-вторых, мотивация иранских нападений в 1980-х годах была связана с более глубоким кризисом, в частности, продолжающейся войной с Ираком. Последние по времени нападения на танкеры, вероятно, указывают на более глубокое разочарование  в Иране, которое, несомненно, подпитывается тяжелыми экономическими санкциями за последний год. Учитывая, что терять иранцам больше нечего, все более тяжелое финансовое положение Тегерана, вероятно, делает его  гораздо более готовым к проведению рискованных операций.

В дополнение к этим сходствам, однако, не менее важно понять, что изменилось за это время. Причем одним из наиболее заметных факторов является изменение импорта нефти из региона за последние 40 лет. Во время ирано-иракской войны европейские страны и Соединенные Штаты были одними из главных покупателей нефти Персидского залива. Но с тех пор эта зависимость сместилась с Запада в сторону индо-тихоокеанских стран, включая ключевых партнеров США, таких как Индия и Южная Корея, а также конкурентов США, включая Китай. Изменение этой  динамики диктует другой подход администрации Трампа к угрозам национальной безопасности с этого угла. В отличие от традиционно более «ястребиного» Рейгана, президент США Дональд Трамп уделяет приоритетное внимание усилиям по сокращению общих обязательств Соединенных Штатов в области безопасности за рубежом и более сдержанно относится к несению тяжелого бремени военных ресурсов, необходимых для адекватного обеспечения танкерного движения в Персидском заливе. В результате Белый дом оказывает давление на своих союзников в Персидском заливе, а также на других крупных импортеров нефти в регионе (таких как Япония, Южная Корея, Индия и, в меньшей степени, европейские страны), чтобы они внесли значительный материальный вклад в свою программу Sentinel, утверждая, что эти страны, по сути, потеряют еще больше от нарушения танкерного движения, учитывая их большую зависимость от нефти Персидского залива. И из-за этого они должны быть тем более готовы участвовать и выделять ресурсы на возглавляемую США инициативу по сдерживанию будущих иранских нападений.

Однако, несмотря на свою зависимость от потока нефти из региона, многие союзники и партнеры США, включая Японию и Германию, по-прежнему остерегаются американских мотивов и не готовы перемещать значительные военные активы в Персидский залив, опасаясь дальнейшей эскалации напряженности с Ираном. Это недоверие в значительной степени связано с выходом Трампа из иранской ядерной сделки 2015 года в прошлом году и жестким подходом его администрации к Ирану в последующие месяцы. Пока Соединенные Штаты продолжают усиливать санкционное давление против Ирана, риск того, что напряженность между ними может перерасти в прямой конфликт, будет значительным. С учетом того, что ряд высокопоставленных советников Белого дома открыто поддержали сценарий прямого военного удара по Ирану, страны-союзники США обеспокоены тем, что увеличение их военного присутствия в Персидском заливе только еще больше втянет их в потенциальную конфронтацию между Соединенными Штатами и Ираном и сделает их заложником ситуации. Даже Объединенные Арабские Эмираты, которые традиционно выступали против регионального поведения Ирана, не решались публично указывать пальцем на Тегеран за недавние нападения на танкеры, опасаясь потенциально разрушительных последствий войны для их экономики и общей стабильности, учитывая его географическую близость к Ирану.   ОАЭ не обладают неопровержимыми доказательствами чьей-либо вины в причастности к нападению на танкеры в Оманском заливе. Об этом заявил 26 июня министр иностранных дел и международного сотрудничества Объединенных Арабских Эмиратов шейх Абдалла бен Заид Аль Нахайян на пресс-конференции по итогам переговоров с российским коллегой Сергеем Лавровым.  «К этом вопросу надо подойти очень серьезно, над расследованием этого происшествия работают эксперты, — сказал он. — Пока мы не можем обвинить какое-либо государство в причастности к нападению, так как у нас нет неопровержимых доказательств. Если такие доказательства появятся, я уверен, международное сообщество примет их во внимание». Аль Нахайян подчеркнул, что любая информация, которая сможет повлиять на ход следствия, должна быть проверенной и достоверной. «Речь идет об очень турбулентном регионе, и мы не хотим эскалации напряженности, надеясь на стабильность и сотрудничество», — отметил глава МИД ОАЭ.

По оценке американских экспертов,  суть вопроса не столько в размере и стоимости программы Sentinel, сколько в том, что подобные инициативы направлены только на устранение симптомов, а не коренных причин иранской агрессии. Будь то в Персидском заливе или на других театрах военных действий на Ближнем Востоке, Тегеран явно заинтересован в продолжении ответных мер против того, что он воспринимает как усилия Вашингтона по содействию смене режима и ослаблению Ирана.  Поэтому факт остается фактом: пока Соединенные Штаты продолжают наращивать санкционное давление на Тегеран, риск того, что напряженность между двумя странами может перерасти в откровенный конфликт, будет усиливаться — будь то очередной инцидент в Персидском заливе, отдельное столкновение в другом регионе или даже конфронтация, связанная с ядерной программой Ирана. Такой конфликт, несомненно, будет иметь гораздо более разрушительные последствия для движения танкеров в Персидском заливе по сравнению с ограниченными терактами в последние недели. И чтобы поднять ставки еще выше, Иран  значительно увеличил свой военный потенциал для проведения танкерных атак за последние четыре десятилетия, что означает, что эскалация в регионе сегодня будет представлять гораздо большую угрозу для глобального экспорта энергоносителей, чем  в 1980-х годах.

43.71MB | MySQL:92 | 1,202sec