Характер изменений в силовых структурах САР: мотивы и предпосылки

С начала июля 2019 г. в ряде арабоязычных изданий и социальных сетях стали появляться сведения о масштабных и «качественных» преобразованиях в сирийских органах безопасности. При этом официальные сирийские источники никак не подтверждали и не опровергали данную информацию. Согласно этим данным изменения коснулись ряда ключевых фигур в основных спецслужбах Сирии.

Так глава Бюро национальной безопасности (БНБ) Али Мамлюк был снят со своего поста и назначен заместителем Бюро по вопросам безопасности. Вместо него главой БНБ был назначен дивизионный генерал Махмуд Диб Зейтун, который прежде возглавлял УВКР ВС САР. Дивизионный генерал Джамиль Хасан был уволен с поста главы Управления разведки ВВС и ПВО и отправлен на пенсию. Вместо него на этот пост был назначен дивизионный генерал  Гасан Джаудат Исмаил. Возглавлявший  прежде Департамент политической безопасности (ДПБ) МВД САР дивизионный генерал Хусам Лука был назначен главой УВКР ВС САР. Новым главой ДПБ МВД САР был назначен дивизионный генерал Насер Али. Дивизионный генерал Насер Диб  возглавил УГРО МВД САР вместо  Сафвана Уэйми.

Характерно, что указанные перестановки совпали по времени с непростым для Сирии периодом, который, по оценкам ряда экспертов, характеризуется определенным тупиком в сфере политического разрешения сирийского кризиса и растущим градусом враждебности среди его ключевых участников. В этой связи нельзя исключать, что производя данные перестановки, правящий режим руководствовался рядом соображений.

Традиционно различного рода изменения в составе армейского руководства и служб безопасности  происходят в Сирии в начале и середине каждого года. В обычной ситуации режим путем подобного рода назначений переформатирует сложившиеся центры силы в соответствии со своими установками и соображениями.

Действительно указанные мероприятия затронули ряд офицеров, чей возраст превысил 70 лет. Обычно высокопоставленным военным продлевался срок службы с учетом кризисной ситуации в стране. Так, например, обстояло дело с Дж.Хасаном и М.Д. Зейтуни, которым президент Башар Асад своим указом продлевал срок службы последние десять лет. Что же касается Гасана Исмаила, то его назначение может выглядеть как рутинное повышение, поскольку он долгое время был заместителем Дж.Хасана. Также обстоят дела с Х.Лукой, который в течение определенного времени был заместителем  начальника УВКР ВС САР до назначения на пост главы ДПБ МВД САР.

Однако, несмотря, на внешне штатный характер перемещений в армии и спецслужбах, базирующийся, прежде всего, на критериях лояльности и преданности режиму, последние по времени изменения могут обозначать некоторые «сигналы» которые президент Башар Асад пытается направить внутрь страны и внешним  участникам конфликта в непростой для него период развития сирийского кризиса.

Прежде всего, это может касаться изменения конфессионального состава высшего руководства сирийских силовых структур, чтобы попытаться сбалансировать религиозную структуру сирийских органов безопасности и изменить прежние центры силы и механизмы влияния в них.

В пользу этого может свидетельствовать назначение на пост главы одной из самых могущественных сирийских спецслужб Управления военной контрразведки Хусама Лука (черкеса[1] по национальности, уроженца г. Сафира провинции Алеппо). Назначенный на пост ДПБ МВД САР Насер Али – суннит и также уроженец провинции Алеппо. В тоже время контроль над УВКР и Управлением разведки ВВС и ПВО остался в руках алавитов.

С другой стороны режим путем почетных увольнений на пенсию пытается избавиться от лиц, замешанных в жестоком обращении с населением в ходе сирийского восстания.

Таким образом, сирийские власти хотят выполнить требования международного сообщества и правозащитных организаций, которые уже давно составили списки подобных лиц и безуспешно пытаются привлечь их к ответственности через различные международные институты.

Нельзя исключать, что путем указанных перестановок режим пытается сохранить основные рычаги своего влияния в армии и спецслужбах, которые могут подвергаться серьезным вертикальным и горизонтальным разломам в результате российско-иранского соперничества за контроль над силовыми структурами САР.

Москва уже давно выступает за переформатирование сирийских силовых структур и улучшения их управляемости и боеспособности.  Сирийский режим не обладает сегодня необходимым инструментарием в механизме управления силовыми структурами. Поэтому ему затруднительно противостоять нажиму России, и он вынужден проявлять определенную гибкость и внешне соглашаться с предложениями Москвы.

Так в начале 2019 г. Москва направила на учебу в различные военные академии несколько сирийских офицеров для их переподготовки по ряду специальностей, в том числе ПВО. Одновременно Москва оказала определенный нажим на Дамаск, назначив около 100 «своих» людей на ключевые посты в МО и МВД САР. Россия настояла также на увольнении нескольких высокопоставленных военных под предлогом достижения ими пенсионного возраста, чтобы таким образом избавиться от лояльных Ирану офицеров служивших в частях, дислоцированных в Дамаске и его пригородах.

Таким образом, произведенные летом 2019 г. перестановки в спецслужбах должны были по мысли режима сохранить в его руках контроль над силовиками на случай различных сценариев в развитии ситуации в САР.

С другой стороны, они во многом носят поверхностный характер и призваны продемонстрировать лояльность режима своим союзникам в лице России и Ирана, от поддержки, которых полностью зависит выживаемость действующей власти.

На самом деле сирийские силовые структуры нуждаются в глубоком и коренном реформировании. Реформы органов безопасности должны носить системный характер, затрагивать всю структуру сирийских спецслужб и иметь законодательный характер, закрепленный в новой конституции.

Необходима работа над изменением приоритетных целей  и задач, выполняемых спецслужбами задач, изменения философии их деятельности, характера взаимоотношений с обществом в рамках переформатирования всей системы военно-гражданских отношений в стране.

В тоже время, автор полагает, что произведенные во многом «косметические» изменения в духе демонстрации лояльности внешним и внутренним силам,  все же могут считаться важным сдвигом в осознании режимом неизбежности начала переходного периода, который лучше пытаться мониторить самим, чем доверить кому-то другому. К тому же терпение союзников Дамаска в лице России и Ирана не беспредельно и рано или поздно, они могут полностью взять бразды правления в свои руки, отодвинув остатки этого режима далеко в сторону.

 

[1]Черкесами в Сирии называют выходцев с Северного Кавказа, которые эмигрировали в Сирию в 17-18 в.в. XX в. Всего на момент начала сирийских событий численность «черкесской» общины в САР составляла 200-250 тыс. человек.

43.58MB | MySQL:92 | 1,132sec