Российская попытка решения палестинского кризиса

26-27 июня с.г. состоялся визит министра иностранных дел России Сергея Лаврова на Ближний Восток, в ходе которого он посетил Израиль и Западный берег реки Иордан (ЗБРИ). Именно за счет визита главы своего МИДа Москва стремилась, с одной стороны, найти выход из ситуации, сложившейся после гражданской войны в Палестине, которая фактически привела к ее разделу на два государства с двумя правительствами, а с другой стороны, подчеркнуть свою статусность не только как участника ближневосточного «квартета», но и как «великой державы», способной решать конфликты, в том числе и внутрипалестинский. Как пишет «The Jerusalem Post» (26 июня с.г.), визит Лаврова призван «уравновесить» поездку премьер-министра Израиля Эхуда Ольмерта в США и показать, что Москва также хочет принимать непосредственное участие в дипломатическом процессе, последовавшем за захватом ХАМАСом сектора Газы. Тем более что у России есть главный «козырь»: она единственная из «великих держав» признает легитимность ХАМАСа как политической силы на палестинских территориях, признавала законность правительства Исмаила Хании и не включила ХАМАС в список террористических организаций. К тому же и ХАМАС воспринимает Россию как «великую державу с большим международным весом, которая стремится видеть арабский мир свободным, сильным, духовно независимым, играющим достойную роль в международном сообществе», о чем сказал в своем интервью газете «Завтра» (№26 от 27 июня с.г.) глава Политбюро ХАМАСа Х. Машаль. И если кто и сможет воздействовать на ХАМАС и к чьему мнению будут прислушиваться в секторе Газы, так это только Москва.

Визиту главы российского МИДа предшествовал саммит 25 июня с.г. в Шарм-аш-Шейхе с участием главы Палестинской национальной администрации М. Аббаса, премьер-министра Израиля Э. Ольмерта, президента Египта Х. Мубарака и короля Иордании Абдаллы II. Сама по себе эта встреча, как нам кажется, стала очередным безрезультатным раундом переговоров, который ни к чему в общем-то не привел, если не считать того факта, что Эхуд Ольмерт подтвердил свое намерение перевести часть причитающихся ПНА налоговых и таможенных поступлений, а также решение Израиля выпустить на свободу 250 палестинских заключенных. Это касается, как пишет «Der Tagesspiegel» (26 июня с.г.), только тех заключенных, «на руках которых нет крови» (всего в израильских тюрьмах отбывают наказание, по сведениям этой же газеты, свыше 9 тысяч палестинцев). Впрочем, в Москве были довольны самим фактом проведения подобной встречи, а также тем оптимистическим выводом, к которому пришли в Шарм-аш-Шейхе, о том, что «шансы на возобновление мирного процесса на Ближнем Востоке сохраняются». В российском МИДе также крайне удовлетворены тем фактом, что участники саммита сделали акцент на неделимости палестинских территорий, едином международно-правовом статусе сектора Газы и ЗБРИ, поскольку по этому вопросу заметно различие мнений между Москвой и Вашингтоном. Последний придерживается стратегии «Вначале – Западный берег», что означает поддержку исключительно М. Аббаса, что, впрочем, было и до палестинской гражданской войны. Похоже, США смирились с тем фактом, что в секторе Газы в результате захвата власти ХАМАСом было окончательно потеряно любое влияние главы ПНА, и без того слабо контролировавшего этот палестинский анклав.

На это мягко и дипломатично намекнул Сергей Лавров еще до поездки на Ближний Восток, сказав в своем интервью ведущему телепрограммы «Пятая студия» (ВГТРК) С.Б. Брилеву (22 июня с.г.), что «кому-то хочется не допустить восстановления палестинского единства и кто-то может попытаться развязать в Палестине настоящую гражданскую войну в расчете на то, что удастся прикончить ХАМАС целиком, не только радикалов, но весь ХАМАС как движение». При этом в российском МИДе считают, что в захвате власти в секторе Газы и сопровождавших его расправах над членами ФАТХа виновен не весь ХАМАС, а его радикальное крыло. Подобный аргумент имеет под собой основание, если учитывать тот факт, что глава Политбюро этого исламского движения Х. Машаль неоднократно заявлял о желании переговоров с М. Аббасом. Однако Аббас не только отказался, но и в последнее время даже сменил политическую фразеологию и теперь называет членов ХАМАСа «убийцами» и «террористами».

Глава внешнеполитического ведомства России встретился в Израиле с президентом страны Шимоном Пересом, премьер-министром Эхудом Ольмертом и своим коллегой, главой израильского МИДа Ципи Ливни. Шимон Перес попросил Лаврова оказать содействие в освобождении израильских военнослужащих Гилада Шалита, похищенного ХАМАСом в районе сектора Газы, и Эхуда Гольдвассера и Эльдада Регева, захваченных «Хизбаллой» на ливано-израильской границе. Сам Лавров встречался с родственниками похищенных солдат. Уже почти год прошел с момента их похищения, были осуществлены две крупные военные операции в 2006 г. («Летние дожди» в секторе Газы и «Достойное возмездие» в Ливане, известное также как вторая ливанская война), однако пока вопрос об их освобождении так и нерешен. С. Лавров заявил журналистам перед встречей с Ципи Ливни, что видел видеопленку, на которой был показан Гилад Шалит, что позволяет говорить о том, что этот захваченный капрал ЦАХАЛа все еще жив. Глава российского МИДа заявил, что «все, кто может повлиять на ситуацию, должны действовать, включая политическое руководство ХАМАСа».

В Израиле недовольны тем, что Россия даже после захвата власти ХАМАСом в секторе Газы продолжает признавать это исламистское движение легитимным и законным участником политической жизни Палестины. Несмотря на то что в российском МИДе теперь стали разделять ХАМАС на радикальный и нерадикальный, причем вину за все преступления, совершенные в ходе палестинской гражданской войны в секторе Газы, возлагают на радикалов, Москва по-прежнему настаивает на начале диалога между двумя ведущими палестинскими политическими силами, видя единственный выход из кризиса в диалоге между Газой и Рамаллой. Это и раздражает Израиль. Как пишет газета «Коммерсант» (№ 110 от 27 июня с.г.), «в новых условиях после военного переворота в Газе заявления Москвы вступают в противоречие с новым планом по нормализации отношений с Палестиной, выдвинутым израильским премьером Ольмертом». Теперь, после того как М. Аббас сформировал новый кабинет министров во главе с С. Файядом, Израиль только его признает законным и легитимным правительством. Соответственно, когда Россия требует соблюдения договоренностей в Мекке и призывает начать диалог между ФАТХом и ХАМАСом, это вбивает клин в намерение Израиля окончательно изолировать последний. В то же время как в Израиле, так и на ЗБРИ понимают, что только Россия остается единственным участником ближневосточного «квартета», с кем готов вести переговоры ХАМАС и кто хоть как-то может воздействовать на это исламистское движение.

В ходе встречи с главой Палестинской национальной администрацией М. Аббасом в Рамалле глава российского МИДа хоть и делал упор на межпалестинском согласии ради решения главной задачи – обретения независимого палестинского государства, однако, учитывая существующее пока нежелание председателя ПНА идти на переговоры с ХАМАСом, остановился главным образом на проблеме гуманитарной катастрофы, в условиях которой могут оказаться палестинцы. Поэтому главный круг вопросов, обсуждаемых Лавровым и Аббасом, касался именно международной помощи Палестине. Впрочем, как сообщил позже С. Лавров в интервью «Российской газете» (№ 4399 от 28 июня с.г.), глава ПНА готов к сотрудничеству с палестинским парламентом, где большинство депутатов являются членами ХАМАСа. Это можно воспринимать как начало диалога между противоборствующими палестинскими группировками, что будет свидетельствовать об успехе российской дипломатии.

Хотя в Израиле и раздражены позицией России, которая признает легитимным главу ПНА, но не считает ХАМАС террористической организацией, там в целом положительно отнеслись к тому, что Москва может поставить Рамалле 60 боевых разведывательно-дозорных машин БРДМ-2 для укрепления сил безопасности ПНА, поскольку это поможет усилить позицию М. Аббаса, что крайне важно в свете существующей опасности попытки переворота ХАМАСом и на территории ЗБРИ.

В конечном итоге, Россия выступила с инициативой проведения встречи министров иностранных дел стран — участниц ближневосточного «квартета» в середине июля для выработки разрешения кризисной ситуации, в которой оказался Ближний Восток. К тому же, как пишет «Независимая газета» (27 июня с.г.), Москва решила тем самым возродить свою идею проведения широкомасштабной ближневосточной конференции. И нельзя исключать того, что в ней может принять участие ХАМАС.

В США явно недовольны активизацией России на Ближнем Востоке. Поэтому для выхода из кризиса Белый дом предложил назначить экс-премьер-министра Великобритании Тони Блэра на должность спецпредставителя ближневосточного «квартета», что впрочем, мало что сможет изменить. Примечательно, что в Москве выбор именно кандидатуры Т. Блэра остальными членами «квартета» не вызвал особого энтузиазма. Более того, как пишет «The Scotsman» (27 июня с.г.), первоначально Кремль даже предполагал заблокировать кандидатуру британского экс-премьер-министра, учитывая, что на саммите «большой восьмерки» в Хайлигендамме Тони Блэр весьма негативно отзывался о внутриполитическом курсе президента России Владимира Путина. Однако после телефонного разговора В. Путина с Т. Блэром Москва согласилась на избрание последнего на эту должность. В Газе к новому спецпредставителю ближневосточного «квартета» отнеслись крайне негативно, обвинив его в том, что он неоднократно поддерживал «сионистский оккупационный террор и кровавую расправу над нашим (палестинским. – Р.С.) народом». Приблизительно такого же мнения придерживаются и в Сирии, где официальная правительственная газета «Тишрин» (30 июня с.г.) усомнилась в возможности Т. Блэра стать «посланником мира», поскольку «его руки замазаны кровью невинных», намекая на участие Великобритании в военной операции против Ирака.

Таким образом, один из вариантов выхода из существующего внутрипалестинского кризиса, неизбежно влияющего на всю ситуацию на Ближнем Востоке, предложен Россией, которая с самого начала палестинской гражданской войны предлагала начать диалог между ХАМАСом и ФАТХом и продолжает на этом настаивать. Этим подход России крайне отличается от позиций США, Израиля, Египта, Иордании, Евросоюза и даже Ирана. Если первые поспешили признать легитимным кабинет министров во главе С. Файядом, придерживаясь тем самым стратегии «Вначале – Западный берег», а Тегеран обвинил Каир и Амман в том, что они помогают «сионистскому режиму угнетать палестинский народ» (тем самым Иран осудил признание ими легитимным правительства С. Файяда), то только Москва занимает, как нам кажется, наиболее центристскую позицию и может стать тем партнером, при посредничестве которого Израиль и ПНА смогут вести переговоры с ХАМАСом. Как справедливо отметил президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский («Независимая газета», 20 июня с.г.), в решении внутрипалестинской проблемы, конечно, могут пригодиться связи Москвы с Дамаском, а также с некоторыми из лидеров ХАМАСа, посещавших РФ. Скорее всего, несмотря на пока еще непримиримую позицию М. Аббаса, не желающего идти на переговоры с ХАМАСом, главе ПНА в конечном счете придется обратиться к России за помощью в налаживании диалога с Газой. Хотя бы потому, что и в Газе, где тотальная изоляция палестинского анклава может привести в итоге к состоянию элементарного массового голода, крайне заинтересованы в начале диалога с Рамаллой. И здесь уже ХАМАСу будет сложно обойтись без России, поскольку только Россия, в отличие от США, ЕС и Израиля, предлагает переговоры как средство выхода из кризиса.

23MB | MySQL:57 | 0,432sec