Иран в водной геополитике региона

В июне 2007 г. во время выездного заседания правительства Ирана под председателем президента страны Махмуда Ахмадинежада было принято решение о строительстве ГЭС «Кулесе» на реке Малый Заб в районе Сардашт[1].

Предварительная стоимость этого проекта оценивается в 3 трлн риалов (324 млн долл. США). По словам Мохаммада Каримияна ранее водные ресурсы района Сардашт практически не использовались и утекали в Ирак. Объём водных накоплений водохранилища составит 600 млн куб. м. Предполагается, что кроме производства электроэнергии, проект позволит орошать сельскохозяйственные угодья, а также создать значительные запасы пресной воды. При этом, как заявил депутат, в связи со значительными водными запасами, рядом с проектируемой плотиной рассматривается возможность сооружения ещё одной плотины и ГЭС[2].

Указанные проект выходит за рамки внутрииранского проекта и может повлиять на ирано-иракские отношения.

Можно предположить, что использование водных ресурсов Малого Заба приведёт к уменьшению стока этой реки в Ирак, для которого Малый Заб имеет важное значение, как с точки зрения производства электроэнергии на Дуканской ГЭС, ирригации (в провинции Киркук), так и в целом в качестве одного из основных притоков Тигра. При этом с учётом обеспокоенности Ирака турецкими проектами на Тигре, в частности, проектом Ылысу, и в целом по месопотамским рекам, Ирак может оказаться в крайне тяжёлом положении с точки зрения гидростратегической безопасности.

Традиционно Иран не считался участником «водной геополитики» в регионе, основными акторами которой являлись Турция, арабские страны и Израиль. Однако, жесточайшая засуха летом 2001 г., вызвавшая в Иране (в основном в центральной части страны) «водные бунты», да и в целом, значительный дефицит водных ресурсов на протяжении последних нескольких лет вынуждают Иран «подключиться» к гидростратегическим противоборствам.

Иран начинает предпринимать широкомасштабные попытки использования водных ресурсов Иранского Курдистана, которые транспортируются на территорию Иракского Курдистана, в основном в регионе Загроса и водных ресурсов, полностью не используемых на территории Иранского Курдистана в силу неразвитой промышленности и сельского хозяйства. В природно-географическом и гидрографическом смысле запад Иранского Курдистана и восток Иракского Курдистана представляют собой единый регион, который условно можно назвать Загросским (Трансзагросским) Курдистаном.

В настоящее время водотоки, формируемые на территории Ирана, дают Тигру в среднем 9,7 – 11,2 куб. км в год и 20 – 25 куб. км ежегодно даёт Карун Шатт-Эль-Арабу.

Малый Заб является одной из важнейших рек, протекающих по территории Ирака, и одним из основных притоков Тигра, значение которого для Ирака невозможно переоценить. Другими притоками реки являются:

— река Большой Заб, берущая начало в Турецком Курдистане, в провинции Ван, недалеко от границы с Ираном, и протекающей далее по территории провинции Хакяри. В Турецком Курдистане в Б. Заб впадет ряд рек, в т. ч. достаточно крупная река Нехиль (в Хакяри). Общая длина реки – 392 км, на территории Ирака – 230 км. Б. Заб обеспечивает значительную часть объёма стока «иракского Тигра» — около 13 куб. км. На Б. Забе велось строительство плотины Бехме, которое было прекращено после войны в Персидском заливе. Площадь бассейна реки – 25,8 тыс. кв. км, из которых более 60% приходится на территорию Ирака;

— река  Сирван-Дияла, берущая начало в Иранском Курдистане, и впадающая в Тигр к югу от Багдада. Общая длина реки – 386 км, в т. ч. по территории Ирака – 300 км. Площадь бассейна реки – почти 32 тыс. кв. км, из которых ¾ приходится на территорию Ирака. На этой реке построена плотина Дербендихан. Дияла даёт Тигру более 5,7 куб. км;

— Аль-Адхайм, полностью протекающая на территории Ирака. Даёт Тигру около 0,8 куб. км.

— (Аль-)Кархе, берущая начало в Иранском Курдистане;

— река Хабур[3], берущая начало в северо-западной части провинции Хакяри. Далее эта река течёт строго на юг, пересекает к западу от Чиглы (на турецкой стороне) и Чаллека (на иракской стороне) турецко-иракскую границу, и сворачивает на запад, через Захо, формирует далее небольшую часть иракско-турецкой границы и впадает в Тигр и Фиш-Хабура (Фаиш-Хабура).

Общая длины Малого Заба составляет около 400 км, в том числе по территории Ирака – 250 км. На М.Забе сооружены плотина Дукан и одна из крупнейших иракских электростанций (установленная мощность 410 МВт). Кроме того, Малый Заб имеет большое значение для Ирака с точки зрения ирригации, особенно в провинции Киркук. Площадь бассейна реки – 21,5 тыс. кв. км, из которых почти ¾ приходится на территорию Ирака. М. Заб даёт Тигру более 5 куб. км (до постройки плотины Дукан давал более 7 куб. км).

Притоки Тигра дают ежегодно около 29 куб. км, из них, как видно, почти половина приходится на Большой Заб. На Турцию приходится около 11,8% бассейна Тигра, на Сирию – 0,2%, в то время как на Ирак и Иран соответственно 54% и 34%. Таким образом, Иран имеет значительный потенциал для использования этих водных ресурсов.

Все эти реки впадают в Тигр с левого берега, исключительно со стороны Курдистана

Кроме того, в Шатт Эль-Араб, сформированный из слияния Тигра и Евфрата, впадает одна из крупнейших рек Ирана – Карун (даёт почти 25 куб. км). Река протекает по территории юго-западного Ирана, большей частью по территории этногеографического Иранского Курдистана.

«Перспективным» гидроконфликтным узлом может стать турецко-иранское направление. Турция предполагает начать использование вод Аракса изменив течение реки, которая берёт начало в одном из высокогорных озёр на Бингёльском плато, и протекает по территории Турции (точнее – по территории Турецкого Курдистана) на протяжении 568 км. По сообщениям «информированных источников» газеты Tehran Times, в результате сток Аракса в Иран уменьшится на 50%, что неизбежно вызовет недовольство властей этой страны, испытывающей дефицит воды. Для Ирана Аракс имеет важное значение с точки зрения выработки электроэнергии и орошения сельскохозяйственных земель. На Араксе в районе Джульфы в провинции Восточный Азербайджан Ираном ещё в 1971 г. была построена плотина высотой 42 м и объёмом водных накоплений 1,35 млрд кубометров. С Нахичеванью Иран уже подписал протокол о равном использовании вод Аракса, хотя, по мнению иранских властей, нахичеванская сторона превышает оговорённую квоту[4]. Однако противоречия по поводу распределения вод Аракса, по-видимому, могут возникнуть не только между Турцией и Ираном. Последний в 2001 г. заключил с Арменией соглашение о строительстве на Араксе Мегринской ГЭС (в 20 км от городка Мегри). Установленная мощность мегринской ГЭС составит почти 80 МВт, а ежегодная выработка электроэнергии – 470 млн кВт·ч. Стоимость проекта – около 100 млн долл.

Против строительства Мегринской ГЭС выступает Азербайджан. Как сообщало 20 апреля 2001 г. агентство «Медиамакс», министр иностранных дел Азербайджанской Республики Вилаят Гулиев заявил, что мнение его страны «должно быть учтено в соответствии с нормами международного права об использовании водных ресурсов». По словам азербайджанского министра, «река Аракс имеет жизненно важное значение для Азербайджана». Баку неоднократно обвинял Ереван в загрязнении вод Аракса. Как говорят в Азербайджане из-за загрязнения Аракса армянской стороной, эта река стала такой же грязной, как и Нил, Амударья и Хуанхэ. Армения всё эти обвинения отвергает.

Следует отметить, что Армения в настоящее время, в отличие от Турции, использует лишь половину своей квоты на водные ресурсы Аракса: Армения и Турция имеют равные права на Аракс, однако Турция использует 53 кубометров в секунду, в то время как Армения – 25 кубометров.

Армения и Иран вырабатывают по вопросу Аракса единую политику. В июле 2002 г. министры энергетики Армении и Ирана Армен Мовсесян и Хабиболла Битараф подписали меморандум «О сотрудничестве в области электроэнергетики», важной частью которого является совместное использование для гидроэнергетических целей водных ресурсов Аракса. В настоящее время в Армении разработана программа развития гидроэлектроэнергетики, которой придаётся большое значение, как из-за дешевизны вырабатываемой электроэнергии, так и безопасности её получения по сравнению с атомной электростанцией[5].

Примечательно, что распределение вод Аракса (как, впрочем, и Куры) между странами, по которым протекает эта река, происходит по схемам, согласованным ещё во времена Советского Союза. Одна сторона – это бывшие союзные республики Закавказья, а другая – Турция и Иран. В настоящее время использование водных ресурсов Аракса регулируется соглашениями, подписанными советскими ведомствами. Этими соглашениями являются Конвенция о водопользовании на пограничных реках, речках и ручьях СССР и Турецкой республики и протокол к ней (от 8 января 1927г.); Соглашение между Правительством СССР и Правительством Турецкой республики о сотрудничестве и строительстве плотины и водохранилища на пограничной реке Ахурян и инструкция к нему (от 26 октября 1973г ); Договор между Правительством СССР и Шахиншахским Правительством Ирана о порядке урегулирования пограничных конфликтов и инцидентов (от 14 мая 1957г.); Соглашение между Правительством СССР и Шахиншахским Правительством Ирана о составлении предварительных проектов по равноправному и совместному использованию пограничных участков рек Аракс и Атрек в целях орошения и производства электроэнергии (от 11 августа 1957г.) и Правила использования водных и энергетических ресурсов гидроузла “Аракс” у Мильско-Муганской водозаборной плотины. Следует отметить, что доля закавказских стран в водных ресурсах Аракса (и Куры) не установлена ни в абсолютных, ни в относительных величинах. Армения и Азербайджан получают остатки после использования водных ресурсов Турцией и Ираном. Особенно в тяжёлой ситуации находится Азербайджан, который является государством нижних течений рек Аракса и Куры. Всего почти три четверти водных ресурсов Азербайджана формируется на территории сопредельных государств. Если следовать той концепции, которая отстаивается Турцией в вопросе распределения вод Тигра и Евфрата, Азербайджан может вовсе остаться без воды. Азербайджанский МИД стал требовать, чтобы при строительстве Мегринской ГЭС учитывались его интересы, армянская сторона воспользовалась теми аргументами, которыми часто оперирует турецкая сторона: «Нет никакого международного документа, запрещающего какой либо стране использовать на своей территории потенциал рек»[6].

Хотя стоку Куры в Азербайджан мало что грозит, так как Грузия и без того богата водными ресурсами, являясь наиболее водообеспеченной страной региона (на душу населения приходится более 10 тыс. кубометров в год), загрязнение этой реки достигло ужасающих размеров. А проблема Аракса может стать весьма сложной, так как широкомасштабные собственные планы использования вод этой реки имеют все четыре государства, по которым она протекает.

 


[1] На юге провинции Западный Азербайджан начинается строительство ГЭС “Кулесе”. // www.iran.ru, 12.06.2007.

[2] На юге провинции Западный Азербайджан начинается строительство ГЭС “Кулесе”. // www.iran.ru, 12.06.2007.

[3] Не путать с рекой Хабур, берущей начало у Вераншера в провинции Урфа, протекающей далее по сирийской территории, и являющейся одним из крупнейших притоков Евфрата.

[4] Turkey diverts Aras River, influx to Iran reduced. // Tehran Times, August 16, 2001.

[5] Кроме того, в Турции время от времени раздаются протесты по поводу армянской АЭС, которая, по мнению турецкой стороны, угрожает жизни приграничных с Арменией районов, в первую очередь Игдыра. По мнению турок, армянская АЭС, находящаяся всего в 15 км от турецко-армянской границы, является технологически устаревшей и не соответствует стандартам ЕС. Как заявляют турки, армянская АЭС наряду с болгарской АЭС Козлодуй является самой опасной на территории Европы. (Armenian nuclear plant casts threat for Igdir residents. // TDN, 20 September 2003.)

[6] Акопян Т. Строительство ГЭС на Араксе политических целей не преследует. // AZG” Armenian Daily, # 93, 23.05.2001.

44.7MB | MySQL:110 | 0,775sec