Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (26 августа – 1 сентября 2019 года)

Наиболее важные события в регионе на минувшей неделе происходили в Сирии, где 31 августа правительственные войска в одностороннем порядке прекратили огонь в зоне Идлиба.

Ситуация в Сирии, особенно в провинции Идлиб, стала основной темой переговоров в Москве между президентами России и Турции В. Путиным и Р. Т. Эрдоганом. По их итогам В. Путин заявил, что главная задача сирийского урегулирования — стабилизировать обстановку и обеспечить продвижение процесса политического урегулирования. По словам российского президента, создание зоны безопасности в районе турецко-сирийской границы послужит хорошим условием, в том числе для сохранения территориальной целостности Сирии. Президенты обсудили дополнительные меры по нейтрализации террористов как в Идлибе, так и в Сирии в целом. «Террористы продолжают обстрелы позиций сирийских правительственных войск, пытаются атаковать российские военные объекты. Убеждены, зона деэскалации не должна служить прибежищем для боевиков, а тем более плацдармом для совершения новых нападений», — отметил Путин — «В этом контексте мы наметили с президентом Турции дополнительные совместные меры для нейтрализации террористических очагов в Идлибе и нормализации обстановки и в этой зоне, и как следствие в Сирии в целом». Со своей стороны Эрдоган заявил, что турецкое правительство защитит военных, находящихся в сирийском Идлибе, если это потребуется. По оценке турецкого президента, «действия правительственной армии Сирии, которая допускает бомбардировки в том числе гражданских объектов в зоне деэскалации Идлиб, затрудняют выполнение подписанного в Сочи меморандума».

На прошедшей неделе сирийские правительственные войска при поддержке авиации ВКС России и ВВС САР продолжали наступление на позиции боевиков террористических и экстремистских группировок на юге провинции Идлиб, в ходе которого овладели городом Эт-Таманаа и рядом других населенных пунктов. В то же время противник оказывал сирийской армии упорное сопротивление, часто совершал контратаки. Боевики обстреливали населенные пункты в провинциях Алеппо, Латакия, Хама и Идлиб. С 06.00 31 августа на территории Идлиба сирийские правительственные войска в одностороннем порядке прекратили огонь. По состоянию на вечер 1 сентября о серьезных нарушениях режима прекращения огня не сообщалось.

29 августа президенты США и Турции Д. Трамп и Р. Т Эрдоган в ходе телефонного разговора выразили «общую обеспокоенность гуманитарной ситуацией» в Идлибе и «достигли согласия по вопросу защиты гражданского населения в этой провинции». Два руководителя также условились продолжать сотрудничество, чтобы не допустить нового гуманитарного кризиса. 30 августа Эрдоган подчеркнул, что «события в Идлибе разворачиваются не так, как нам хотелось бы. Они провоцируют массовый приток сирийцев в Турцию». Глава турецкого МИД М. Чавушоглу заявил 30 августа, что Россия дала Турции гарантии того, что сирийские войска не будут атаковать турецкие наблюдательные пункты в провинции Идлиб (в настоящее время российские военные развернуты возле турецкого наблюдательного поста в Муреке). Кроме того, Чаувшоглу заявил, что турецкие войска покинут территорию Сирии в том случае, если будет найдено политическое решение конфликта в стране. «Но сейчас режим [Асада] не верит в политическое урегулирование».

Курдские формирования, входящие в коалицию «Сил демократической Сирии», начали 27 августа отвод своих формирований из пограничного с Турцией города Рас-эль-Айн. Военные Турции и США на вертолетах провели 29 августа патрулирование приграничной с Сирией территории в рамках реализации планов по созданию зоны безопасности на севере САР. Патрулирование проходило в воздушном пространстве Турции. Министр обороны Турции Х. Акар заявил 30 августа, что, по данным США, курдские вооруженные формирования покинули северные регионы Сирии, однако Турция, по словам министра, «хочет убедиться в этом лично». 31 августа президент Р. Т. Эрдоган заявил: «Турция больше не может допустить затягивания вопроса с зоной безопасности, которая будет создана в сирийских районах к востоку от Евфрата. Мы считаем, что обеспечивать контроль над ней должны только наши солдаты, другого решения мы не приемлем. Если наши военные в течение нескольких недель не будут ее контролировать, то у нас не останется выбора, как реализовать собственный план действий».

Власти США подтвердили нанесение 31 августа авиационного удара по целя группировки «Аль-Каида» (запрещена в РФ) в окрестностях города Идлиб. В Минобороны России заявили, что этот удар, приведший к значительным человеческим жертвам, был нанесен американцами в нарушение всех договоренностей, без уведомления Москвы и Анкары. Было подчеркнуто, что действия США поставили плод угрозу сохранение режима прекращения огня в этом регионе.

Напряженная ситуация сохраняется в Йемене, прежде всего в южной части страны, где продолжается противостояние между силами, лояльными международно признанному правительству республики и сепаратистами из Южного переходного совета (ЮПС). 26 августа было объявлено, что правительственные силы установили контроль над провинцией Шабва на юго-востоке Йемена, а 28 августа под контроль правительства перешел город Зинджибар, административный центр южной провинции Абьян, а главное – силы лояльные президенту Йемена А. М. Хади полностью вернули контроль над Аденом — временной столицей страны. Однако уже на следующий день – 29 августа – формирования ЮПС восстановили контроль над Аденом, а также вновь заняли город Зинджибар.

Международно признанное правительство Йемена 29 августа обвинило ОАЭ в нанесении авиаударов по позициям проправительственных сил в городах Аден и Зинджибар, в результате которых были убиты и ранены свыше 300 человек. В ответ в АбуДаби заявили, что удары эмиратских ВВС в Йемене были нацелены на формирования террористов, напавших на силы возглавляемой Саудовской Аравией коалиции. Президент А. М. Хади обратился с очередным призывом к КСА положить конец вмешательству ОАЭ и их поддержке южных сепаратистов. Эксперты отмечают, что без авиационной поддержки со стороны ОАЭ, сепаратисты из ЮПС вряд ли смогли вернуть контроль над Аденом и Зинджибаром.

Тем временем действующие на севере Йемена шиитские мятежники-хоуситы продолжают наносить удары беспилотниками по объектам на территории КСА. Так, 26 августа хоуситы нанесли «удар по военной цели, расположенной в Эр-Рияде». При атаке было задействовано несколько БПЛА «Самад-3». В то же время авиация аравийской коалиции в главе с КСА нанесла 31 августа удар по тюрьме в центральной йеменской провинции Даммар. Сообщается о примерно 100 убитых и десятках раненых.

Сложная ситуация сохраняется вокруг Ирана. Иранское руководство не станет корректировать свой политический курс, если США не отменят введенные против страны санкции, заявил 28 августа президент ИРИ Х. Роухани. Иран хочет продавать нефть, и достижение этой цели является предпосылкой для полного выполнения обязательств в рамках ядерной сделки, отметил глава МИД Ирана М. Д. Зариф. По его словам встреча президентов Ирана и США невозможна, пока Вашингтон не вернется к исполнению положений ядерной сделки.

США не стремятся к смене режима в Иране, но настаивают на том, чтобы Тегеран не обзавелся ядерным оружием, заявил 26 августа президент США Д. Трамп. Он сообщил, что готов к встрече с президентом ИРИ Х. Роухани при наличии надлежащих условий и находит реалистичной идею президента Франции Э. Макрона о проведении американо-иранского саммита в ближайшее время. Вашингтон не стремится к конфликту с Ираном и видит спад напряженности в отношениях с Тегераном, заявил 28 августа глава Пентагона М. Эспер.

Иран способен производить по 60 центрифуг нового поколения ежедневно, заявил 27 августа глава Организации по атомной энергии Ирана А. А. Салехи. МАГАТЭ зарегистрировало увеличение запасов низкообогащенного урана в ИРИ и превышение ограничений ядерной сделки по обогащению. Так, с июля Иран увеличил запасы низкообогащенного урана на 241,6 кг (по состоянию на 19 августа). При этом в стране продолжается обогащение этого актиноида до 4,5% (Совместный всеобъемлющий план действий по ядерной программе ИРИ устанавливает лимит в 3,67%). Запасы тяжелой воды составляют 125,5 т, что не превышает допустимые нормы.

Тегеран подготовил третий шаг по сокращению своих обязательств по ядерной сделке, который будет жестче прежних двух, сообщили 1 сентября в МИД ИРИ.

Иран на минувшей неделе продал груз нефти с танкера «Андриан Дариа I», который был задержан, а затем освобожден в Гибралтаре, заявив, что новый владелец нефти решит, куда направится это судно. Сообщается, что в настоящее время танкер находится недалеко от побережья Сирии.

28 августа начался второй этап поставок российских ЗРС С-400 в Турцию. Он завершится в середине сентября.

Россия и Турция могут объединить свои усилия в реализации планов высокотехнологичного развития двух стран. Такое мнение высказал президент РФ В. Путин на переговорах со своим турецким коллегой Р. Т. Эрдоганом на полях международного авиасалона МАКС-2019. Два лидера обсудили совместное производство российской авиатехники. «Поговорили о сотрудничестве по Су-35 и о возможной работе даже по новому самолету Су-57. Турция заинтересована в совместном с Россией производстве военной техники, сотрудничество в данной области может быть распространено и на военные самолеты», — заявил Эрдоган.

США могут рассмотреть возможность возвращения Турции в программу создания истребителя F-35 только в том случае, если она избавится от приобретенных у РФ ЗРС С-400, сообщил 28 августа глава Пентагона М. Эспер. Турция не собирается отказываться от членства в НАТО и своих союзников, заявил 31 августа Эрдоган. Он добавил, что наличие у Турции С-400 не означает отказа от приобретения американских ЗРС «Пэтриот». Однако Эрдоган отметил, что Анкара без колебаний предпочтет другие системы ПВО, если вопрос продажи «Пэтриот» превратится в инструмент давления на Турцию. Аналогично он высказался и по теме F-35: «Самолеты F-35 отказываются передавать Турции. Мы, безусловно, не будем сидеть сложа руки и ожидать решения США».

30 августа глава Минобороны Турции Х. Акар сообщил, что «с момента попытки государственного переворота в середине июля 2016 г. до настоящего времени из турецкой армии уволено 17478 человек». По словам министра, увольнения будут продолжаться до тех пор, пока турецкая армия полностью не избавится от сторонников оппозиционного деятеля Ф. Гюлена.

Напряженность между Ливаном и Израилем заметно усилилась после инцидента, произошедшего 25 августа с израильскими беспилотниками в районе Бейрута. Лидер ливанской «Хизбаллы» Х. Насралла заявил о намерении «ответить на агрессию Израиля в нужном месте в нужное время». Израиль же предупредил Ливан, что любое нападение «Хизбаллы» приведет к ответной реакции против Ливана в целом. 1 сентября артиллерия ЦАХАЛ обстреляла ливанскую территорию, а израильский беспилотник сбросил зажигательные бомбы на ливанской территории. Позже Израиль сообщил об обстрелах боевиками «Хизбаллы» своих приграничных районов и нанес ответные огневые удары по Ливану.

31 августа спецпредставитель США по Афганистану З. Халилзад сообщил, что девятый раунд переговоров США с радикальным движением «Талибан» (запрещено в РФ) завершен, и отметил, что стороны находятся «на пороге соглашения, которое снизит насилие и откроет для афганцев возможность сесть за стол переговоров, чтобы согласовать устойчивый мир».

Президент США Д. Трамп полагает, что по итогам консультаций с представителями движения «Талибан» в Афганистане останутся менее 8,6 тыс. американских военнослужащих.

 

 

Приложение

 

 

О состоянии военно-морских сил Саудовской Аравии

 

 

Расположение Саудовской Аравии КСА на перекрестке международных морских путей, связывающих Европу, Азии и Африку, большая протяженность морских границ королевства (2640 км, в том числе 840 км в Персидском залива и 1800 км в Красном море), необходимость защиты собственных морских коммуникаций, особенно путей экспорта нефти, а также защиты прибрежных районов, где расположены важнейшие экономические центры страны, обусловливают повышенное внимание руководства КСА к вопросам развития национальных военно-морских сил, повышения их боевой мощи и эффективности. Немаловажное значение имеют и престижные соображения – наличие сильного флота наглядно демонстрирует мощь государства в целом.

Военно-морские силы КСА представляют собой самостоятельный вид королевских ВС и насчитывают 15,5 тыс. чел. Они являются наиболее многочисленными среди аравийских монархий. Штаб ВМС страны находится в Эр-Рияде.

Организационно ВМС состоят из 2 флотов – Западного (на Красном море, штаб в Джидде) и Восточного (в Персидском заливе, штаб в Эль-Джубайле), а также командования морской пехоты. Кроме того, имеется морская авиация и береговая оборона. Каждый флот состоит из нескольких тактических групп кораблей и катеров. Учитывая приоритетные угрозы со стороны Ирана, большее внимание уделяется развитию Восточного флота, который отличается в лучшую сторону по качеству подготовки личного состава.

На саудовские ВМС возложено решение следующих основных задач: защита территориальных вод страны и континентального шельфа, патрулирование в Персидском заливе и Красном море, оборона морского побережья, портов, военно-морских баз, морских нефтяных площадок, защита собственных морских коммуникаций, борьба с минной опасностью, подводными лодками и надводными кораблями противника, противодействие высадке морских десантов, поддержка боевых действий сухопутных войск на приморских направлениях.

Саудовское военное руководство предполагает, что в случае возникновения крупномасштабного военного конфликта в зоне Персидского залива и прилегающих к ней районах, Иран (фактически считается главным противником КСА) будет проводить морские десантные операции и операции по проводке транспортных конвоев, попытается развязать «танкерную войну», наподобие той, что велась в 1987-1988 гг. в период ирано-иракской войны, а также будет высаживать в арабских странах Залива диверсионные отряды для вывода из строя важных прибрежных экономических объектов, вести боевые действия силами авиации и подводных лодок в Оманском заливе и Индийском океане, наносить удары по американским военным базам и другим объектам в регионе. Особое опасение саудовцев вызывают возможности ведения Ираном минной войны на море.

В составе ВМС КСА имеется 18 боевых кораблей (фрегатов – 7, корветов – 4, тральщиков – 7 (морских – 3, базовых — 4) и 70 боевых катеров, в том числе 9 ракетных. Основные корабельные силы распределены между флотами следующим образом: Западный флот: 7 фрегатов, 1 тральщик, 2 ракетных катера; Восточный флот: 4 корвета, 6 тральщиков, 7 ракетных катеров. Вспомогательный флот представлен 17 судами, включая королевскую яхту.

Большая часть боевых кораблей и катеров саудовского флота находится в строю около 30 лет. В последнее десятилетие ВМС не пополнялись новыми крупными боевыми единицами. Часть кораблей прошла модернизацию.

Наиболее современными и мощными кораблями ВМС КСА являются 3 фрегата типа F 3000S («Усовершенствованный Лафайет»). Они построены во Франции в 2002-2004 гг., вооружены ПКР и ЗУР.

Саудовские ВМС располагают сетью военно-морских баз и пунктов базирования: на Красном море – Джидда (главная ВМБ), Янбу, Аль-Вайх, Хаги, Джизан; в Персидском заливе – Эль-Джубайль (ГВМБ), Даммам, Рас-Танура, Эль-Катиф, а также пункты базирования в Эль-Шамах, Дуба, Тамва, Рас аль-Мишаб.

Морская авиация (4 эскадрильи) имеет на вооружении 15 противолодочных/боевых вертолетов, оснащенных противокорабельными ракетами «Экзосет». Кроме того, имеется 34 поисково-спасательных и многоцелевых вертолета. В составе саудовских ВВС имеется 6 самолетов базовой патрульной авиации Р-3С «Орион», которые действуют в интересах ВМС. В интересах ВМС также могут быть задействованы самолеты ДРЛО Е-3А системы АВАКС. Морская пехота (3000 человек) состоит из одного полка и имеет на вооружении 140 БТР. В составе сил береговой обороны имеется 4 батареи подвижных береговых ракетных комплексов «Отомат».

Береговая охрана КСА (4,5 тыс. человек) находится в оперативном подчинении Министерства обороны и авиации. Она располагает 16 патрульными и 8 десантными катерами, а также примерно 100 моторными лодками. Кроме того, имеется 4 вспомогательных судна, в том числе королевская яхта.

В ходе мероприятий по боевой подготовке саудовские военные моряки основное внимание уделяют отработке задач по защите морских коммуникаций, борьбе с минным оружием, различными средствами воздушного нападения и подводными лодками. ВМС КСА регулярно участвуют в совместных учениях флотов стран-членов ССАГПЗ «Солидарность». Периодически саудовские корабли участвуют в совместных учениях с ВМС США, Великобритании, Египта и некоторых других стран. В королевском флоте работает большое число иностранных советников и технических специалистов. Поддерживается военно-техническое сотрудничество с флотами США, Великобритании, Франции и Италии.

Слабой стороной саудовских ВМС остается большая зависимость от иностранной технической помощи, недостаточное развитие тыла и системы обслуживания. Слабым остается взаимодействие с сухопутными войсками и ВВС. Нехватка вспомогательных судов не позволяет флоту активно действовать в океанской зоне. По оценке иностранных военно-морских специалистов, боеспособность и эффективность саудовского флота повышаются медленно. Имеются проблемы с ремонтом корабельного состава.

В интересах развития флота принята Saudi Naval Expansion Program II — «Программа усиления саудовских ВМС II», которая предусматривает как приобретение кораблей и военно-морской техники за рубежом, так и налаживание собственного военного кораблестроения.

В 2018 г. подписан контракт с испанской компанией Navantia на постройку пяти корветов, стоимость которых составит 1,8 млрд евро. Контракт должен быть выполнен в 2022 г. Кроме того, компания будет отвечать за обслуживание кораблей в течение пяти лет с момент поставки первого корвета. В 2019 г. саудовская государственная военно-промышленная корпорация SAMI подписала предварительное соглашение с французской компанией Naval Group о строительстве военных кораблей в КСА. Соглашение предусматривает проектирование и постройку боевых кораблей, в том числе типа фрегат и корвет, а также их послепостроечное техническое обслуживание. Агентство по сотрудничеству в сфере безопасности Министерства обороны США (DSCA) уведомило Конгресс о возможной продаже КСА четырех фрегатов, типа MMSC, оснащения и вооружения для них на общую сумму 11,25 млрд долларов. Предстоящую сделку одобрил американский Госдепартамент. С 2018 г. саудовский флот получает американские противолодочные вертолеты МН-60R «Си Хок» (всего заказано 10 машин).

В целом мероприятия, намеченные руководством страны по модернизации национальных ВМС, должны заметно повысить уровень их технической оснащенности и обновить корабельный состав. Однако, как полагают военно-морские специалисты, и после реализации соответствующих программ саудовский флот не сможет в полном объеме решать стоящие перед ним задачи.

С марта 2015 г. саудовский флот совместно с ВМС Египта и при поддержке королевских ВВС участвует в войне против йеменских шиитских мятежников-хоуситов. Основной задачей флота при этом является блокада побережья Йемена с целью недопущения военных и иных поставок противнику. Участие флота в йеменской компании выявило многие недостатки. Так, в марте 2016 г. саудовские боевые корабли во время наступления сухопутных сил на позиции хоуситов под портом Ходейдой «не смогли обеспечить жесткое огневое прикрытие наступающих с моря и блокировать прибытие обороняющимся транспортов с подкреплением и боеприпасами». В результате наступление захлебнулось, а для поддержания морской блокады Эр-Рияду пришлось спешно просить о помощи командование ВМС США, ОАЭ и Египта. Да и в целом блокадные действия ВМС КСА не приносят должного эффекта. К тому же в ходе боевых действий королевские флот понес ощутимые потери. В частности, в январе 2017 г. в результате ракетной атаки хоуситы повредили саудовский фрегат. Было потоплено несколько боевых катеров.

39.82MB | MySQL:93 | 0,982sec