О влиянии ситуации в Сирии на американо-турецкие и российско-турецкие отношения

Россия признает абсолютно законными интересы безопасности Турции, для обеспечения которых Анкара планирует создать зону под своим контролем на северо-востоке Сирии. Об этом заявил 1 сентября глава МИД РФ Сергей Лавров, отвечая на вопросы программы «Москва. Кремль. Путин» на телеканале «Россия-1», рассказывая об итогах состоявшихся во вторник переговоров президентов РФ и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана. Ответы Лаврова опубликованы в воскресенье на сайте МИД РФ. «Это другая часть Сирии — северо-восток, — сказал Лавров, отвечая на вопрос об отношении России к планам Турции по созданию зоны безопасности в Сирии. — Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сказал, что Турция хочет обеспечивать там свои интересы безопасности. Президент Путин подтвердил, что мы признаем эти интересы абсолютно законными и поддерживаем достижение договоренности, которая в первую очередь учитывала бы уважение суверенитета и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики». Ранее президент Турции Р.Т.Эрдоган заявил, что Турция может через несколько недель самостоятельно приступить к реализации плана действий по установлению зоны безопасности на северо-востоке Сирии, если Анкара не сможет договориться с Вашингтоном в вопросе обеспечения контроля над ней. Военные Турции и США 7 августа договорились о создании в Сирии центра совместных операций. 12 августа в турецкий город Шанлыурфа в 50 км от границы с Сирией прибыла первая группа военнослужащих США, которые будут работать в этой структуре. Центр организован двумя странами для реализации плана по созданию на севере Сирии буферной зоны, куда смогут вернуться из Турции сирийские беженцы и которая бы стала защитным поясом для турецкой границы. Анкара настаивает на том, чтобы контроль над планируемой зоной безопасности обеспечивался исключительно ВС республики. То есть, речь идет о создании бесполетной зоны, на что американцы пока точно пойти не могут. В этой конструкции подконтрольные им силы курдов фактически остаются без зонтика воздушного прикрытия, что делает вопрос их военного выживания безальтерантивным. В этой связи США пытаются возглавить процесс создания гарантий безопасности Анкаре с первоочередной целью — затягивать его до бесконечности. Основная цель — добиться отсрочки возможных решительных действий со стороны Турции и подконтрольных ей отрядов сирийской оппозиции на севере до тех пор, пока Вашингтон ведет очень неутешительные по итогам переговоры со своими западными союзниками в отношении ротации своего воинского контингента на севере Сирии. В данном случае надо понимать, что американские военные находятся между молотом и наковальней: со одной стороны они должны рапортовать президенту Д.Трампу о выводе 90 процентов своего контингента в Сирии, с другой — в Пентагоне прекрасно отдают себе отчет в том, чем такая обвальная эвакуация может закончится для их присутствия на севере Сирии в принципе.  Отсюда и тактика затягивания процесса со стороны американцев. Министр обороны Турции Хулуси Акар заявил 30 августа, что, по данным США, вооруженные курдские формирования покинули северные регионы Сирии. Турция, по его словам, хочет убедиться в этом лично. «С американской стороны нам поступают сведения о том, что террористы «Сил народной самообороны» (СНС, запрещена в Турции — прим. ТАСС) ушли из региона [севера Сирии]. Но эта информация нуждается в подтверждении. Мы хотим лично в этом убедиться», — сказал он. Акар добавил, что США также говорят о разрушении некоторых позиций и укрепрайонов СНС, однако и эти данные Турция хочет перепроверить лично. «Мы рассчитываем скоро начать наземное патрулирование [на севере Сирии]. У нас там уже работают беспилотники и вертолеты. Вчера два турецких и два американских вертолета полтора-два часа проводили разведку в регионе», — сообщил министр. Эти разведывательные полеты безусловно большая профанация, поскольку ничто не мешает американским военным вовремя предупреждать курдов о такого рода инспекциях. В общем-то совершенное очевидно, что такого рода совместные инспекции имеют очень малый КПД просто по факту, и в них много политики, но очень мало практического смысла. Собственно, коснувшись вопроса о создании зоны безопасности на севере Сирии, Эрдоган отметил, что военные двух стран продолжают обсуждать детали проекта. «Ранее мы договорились с [президентом США Дональдом] Трампом о том, что ширина этой зоны составит 20 миль (около 32 км — прим. ТАСС). Затем американские военные захотели сузить зону. Скоро откроется Генассамблея ООН, в рамках которой мы с Трампом снова встретимся и обсудим эти вопросы», — добавил он.

В этой связи интересна позиция России. Сначала о вышеприведенном заявлении министра иностранных дел С.Лаврова. Рискнем прослыть дилетантами, но совершенно непонятно, как сочетается принцип суверенитета и территориальной целостности Сирии с созданием на ее территории бесполетной зоны Турцией, которую Дамаск официально туда  не приглашал. Эти вещи пока несовместимы с международной правовой  точки зрения. Таким образом Москва пытается усидеть на двух стульях. С одной стороны — необходимо поддерживать нужный градус отношений с Анкарой (в том числе и в надежде закрепить положительную тенденцию в области сотрудничества по ВТС), с другой добиться наконец какого-то прогресса в отношении зачистки Идлиба. Повторим, что без этого обстоятельства говорить о каком-то положительном результате в деле мирного урегулирования в Сирии бесполезно. Все эти заявления появились в ясно артикулированной форме после визита Р.Т.Эрдогана в Москву на прошлой неделе. Стороны по заявлению российского президента В.В.Путина «плодотворно поработали». Теперь постараемся предположить, что включала в себя эта работа. Россия дала Турции гарантии того, что сирийские войска не будут атаковать турецкие наблюдательные пункты в провинции Идлиб. Об этом заявил 30 августа министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу. «Россия заверила нас, что силы сирийского режима не будут нападать на наши наблюдательные посты в Идлибе», — приводит его слова газета «Миллиет». 19 августа армейская колонна ВС Турции подверглась обстрелу в этом регионе, когда направлялась на усиление наблюдательного пункта номер девять. Конвой двигался по трассе Алеппо — Дамаск и, как считает МИД Сирии, мог доставлять оружие оппозиции в городе Хан-Шейхун, на который в то время наступала сирийская армия. Удар, по заявлению Минобороны Турции, нанесла сирийская авиация. В 2017 году в провинции Идлиб и пограничных районах Алеппо, Латакии и Хамы была создана северная зона деэскалации.  На ее территории действует сейчас 12 наблюдательных постов турецкой армии. В этой связи логично предположить, что оптимистичные заявления С.Лаврова и эти гарантии имеют между собой тесную связь. А именно, если совсем грубо и линейно, то в Москве полагают, что карт-бланш на создание Турцией своей бесполентной зоны (и ввод туда своих войск) на севере Сирии можно условно обменять на содействие Анкары в рамках зачистки Идлиба. Ровно по тем лекалам, которые ранее использовались в ходе ликвидации зон безопасности в Алеппо, Восточной Гуте и на юге Сирии:  путем выхода большей части непримиримых боевиков из Идлиба в условно вновь создаваемую турецкую зону безопасности. В данном случае мы наблюдаем здесь смесь политических и военных причин. Среди последних однозначно — два неудачных наступления сирийских правительствены сил в Идлибе летом этого года, что дает российским военным повод для пессимизма. Или, если еще более внятно, ясное осознание того факта, что необходимость проведения такой операции  требует не только концентрации там серьезных сухопутных сил (а ливанская «Хибалла» фактически вышли из страны), но и безусловно массированного применения российской авиации по схемам начала входа группы ВКС в Сирию. Против этого выступают «гражданские» в органах исполнительной власти в Москве: они до сих пор питают надежды на то, что ситуацию можно трансформировать в политический процесс в нынешней системе координат. Их позицию безусловно укрепляет история с поставками Турции  С-400, что расценивается как «образование необходимой щели в ранее плотно закрытой двери».  Сторонники такой идеи четко дают понять, что история с С-400 дает весомый шанс на развитие успеха. Особенно на фоне позиции Конгресса США, который вознамерился ввести против Турции серьезные санкции по экспорту вооружения. И Анкара эти надежды всячески стимулирует. Турция ведет переговоры с Россией по вопросам возможного приобретения российского вооружения, в том числе и по теме истребителей ОКБ Сухого. Об этом в пятницу 30 августа сообщил президент Турции Р.Т.Эрдоган, чье заявление передал телеканал Эн-ти-ви. «Наше сотрудничество с РФ [в сфере закупок вооружения] уже реализуется в рамках контракта по [зенитным ракетным системам] С-400. Но после того, что мы увидели на выставке [МАКС-2019], наши ведомства — Минобороны, Управление оборонной промышленности — продолжили переговоры с российской стороной», — сообщил президент, отвечая на вопрос, были ли предприняты дальнейшие шаги после того, как в Москве Эрдогану представили истребитель Су-57. Эрдоган указал, что видит «перспективу широкого взаимодействия в сфере оборонной продукции». «Это и боевые беспилотники, и разведывательные дроны. В этом вопросе мы на взаимной основе делаем определенные шаги», — сказал он. Коснувшись вопроса об исключении Турции из программы создания истребителя F-35 и о поиске возможных альтернатив в виде самолетов ОКБ Сухого, Эрдоган отметил, что «эти самолеты очень отличаются друг от друга». «Если Америка продолжит вести себя прежним образом, мы позаботимся о себе. То есть оценим — Су-35 или F-35, Су-57 или что-то другое. Когда начнутся соответствующие переговоры, мы выдвинем свои условия на основании того, что будет необходимо нашей оборонной сфере», — сообщил Эрдоган. Он добавил, что на таких переговорах Анкара планирует поднимать вопросы «совместного производства, кредитования». Пока налицо чистый шантаж Запада, и ничего более. Но оппоненты такой идеи говорят в противовес об успехе сделки по С-400, и их аргументация пока очевидно побеждает и заставляет С.Лаврова допускать взаимоисключающие тезисы в одном заявлении. В данном случае рискнем предположить, что в Вашингтоне готовы простить условно Эрдогану его решение по С-400, но в последний раз. Пока Трамп сдерживает негативные решения Конгресса в рамках введения реальных санкций против Турции, но любые реальные шаги Анкары по закупке российских самолетов сделают такой сценарий однозначным. Американцы вполне могут обрушить своими санкциями без больших последствий для себя экономику Турции, и этот момент с учетом итогов недавних муниципальных выборов является для политического выживания самого Р.Эрдогана ключевым. И он это понимает очень отчетливо. Это о перспективах ВТС. В данном ключе надо отдавать себе отчет в том, что США понимают, что Турция — это не только Эрдоган. Первый аспект является константой, второй — переменным эпизодом. В Москве же стараются «стричь купоны», пока это возможно. Это разность в подходах диктуется простым фактом: наличием печатного станка пока мировой валюты в Вашингтоне, а не в Москве. Это к вопросу аргументации ряда российских политологов о том, что США сдерживает от резкой реакции вопрос прекращения членства Турции в НАТО. Не сдерживает: гарантией тому является сама экономическая система Турции и ее громадный корпоративный долг именно в долларах США.  И даже в случае создания газового хаба в Турции с прицелом на европейский рынок эту ситуацию не изменит: покупать этот газ будут за доллары.   Касаясь участия турок в демилитаризации Идлиба отметим, что есть два момента. Один из них касается того факта, что в отличие от того же Алеппо турки не имеют такого доминирующего влияния на местные группы оппозиции. Там действует в основном Саудовская Аравия. Но главное в другом: В Анкаре не заинтересованны принципиально в ликвидации фактически автономного от Дамаска государственного образования в Идлибе. Кто бы что ни говорил о наличии там джихадистов. Наличие такого оплота в любом его исполнении дает туркам самый весомый козырь в рамках сохранения своего влияния в Сирии. И выводить оттуда джихадистов без реальной угрозы их физического уничтожения Анкара не будет. Это собственно подтвердил сам турецкий президент. Эрдоган   пребывая в Москве, подчеркнул, что «ситуация в Идлибе развивается нежелательным для Турции образом: «События в Идлибе разворачиваются не так, как нам хотелось бы. Они провоцируют массовый приток сирийцев в Турцию». В этой связи напомним, что Анкара пошла на договоренности по ликвидированным ранее зонам деэскалации только перед угрозой военного поражения оппозиционеров. В Идлибе пока до этого далеко.

Еще один фактор — это безусловно отрицательная реакция Дамаска на все эти маневры Москвы. Об этом четко свидетельствует ясный факт. Два наблюдательных пункта ВС Турции в сирийской провинции Идлиб подверглись обстрелам. Об этом заявил в пятницу 30 августа президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. «9-й и 10-й наблюдательные посты [Турции] в Идлибе подверглись атакам. После нашей встречи с [президентом РФ Владимиром] Путиным были сделаны необходимые предупреждения [Дамаску]», — цитирует турецкого лидера Анатолийское агентство. То есть Башар Асад очень оперативно послал сигнал о своем недовольстве Москве как раз в тот день, когда она дала Анкаре свои гарантии о прекращении атак на турецкие посты с позиций правительственных сил.

52.6MB | MySQL:104 | 0,313sec