Россия усиливает давление на Турцию по ситуации в сирийской провинции Идлиб

Министры иностранных дел Турции и России Мевлют Чавушоглу и Сергей Лавров обсудили в понедельник 9 сентября ситуацию в Сирии и формирование конституционного комитета. Об этом сообщил ТАСС источник в турецком внешнеполитическом ведомстве. «Наш министр обсудил с министром иностранных дел Российской Федерации Сергеем Лавровым ситуацию в Сирии, в Идлибе, политическое урегулирование в формате Астаны. Они также обсудили вопросы формирования конституционного комитета Сирии», — отметил собеседник агентства. Решение о создании конституционного комитета было принято на Конгрессе сирийского национального диалога в январе 2018 года. Ранее спецпосланник генсека ООН Гейр Педерсен заявил, что комитет может быть создан до конца сентября. По данным ряда источников в турецком парламенте, речь во время этого разговора помимо конституционного комитета, шла и о ситуации в Идлибе. Это стало продолжением той линии Москвы, которая была продемонстрирована во время последней по времени российско-французской встречи на высшем уровне в августе с.г. Выступая на совместной пресс-конференции перед встречей с президентом Франции Эммануэлем Макроном в Форт-де-Брегансон во Франции 19 августа 2019 года, Путин сказал: «Мы обязательно поговорим о Сирии. Хотел бы отметить, что до подписания соответствующих соглашений в Сочи, как сейчас сказал президент Макрон, о демилитаризации части зоны Идлиб, около 50 процентов этой территории находилось под контролем террористов, а сейчас эта цифра составляет 90 процентов». Он добавил, что «мы наблюдаем постоянные рейды оттуда, и более того, мы видим перемещение боевиков из этого региона в другие части мира, и это чрезвычайно опасно».  На пресс-конференции российский лидер косвенно обвинил Турцию в том, что она позволила террористическим группировкам в Идлибе «усилить контроль над демилитаризованной зоной» и создать атмосферу, в которой «боевики чувствуют себя комфортно».
Турецкие источники также полагают, что последние по времени  события подтверждают наличие секретного соглашения между Анкарой и Москвой по Сирии, которое было оформлено 8 августа. В соответствии с этим соглашением Россия разрешила протурецким группам при поддержке Турции атаковать поддерживаемых США курдских боевиков в Сирии в обмен на отказ Турции от контроля над Идлибом. Турция согласилась вывести свои войска и военную технику из Идлиба в соответствии с этой сделкой. О существовании которой сейчас активно стали говорить турецкие оппозиционеры в парламенте. В частности, заместитель председателя главной оппозиционной Народно-республиканской партии (НРП) и бывший посол Юнал Чевикез в официальном ответе на запрос от одного из информационных агентств указал, что Турция и Россия подписали секретное соглашение, позволяющее поддерживаемым Турцией силам Свободной сирийской армии (ССА) атаковать районы, контролируемые курдскими «Силами народной самообороны» (СНС) в Сирии. По словам Чевикеза, Турция должна была согласиться в свою очередь вывести свои войска и военную технику из Идлиба. Еще 6 мая 2019 года Чевикез представил парламентский запрос на эту тему министру иностранных дел Мевлюту Чавушоглу с просьбой подтвердить или опровергнуть это утверждение. Министр отказался отвечать на этот вопрос, хотя он был обязан дать ответ в течение двух недель в соответствии со статьей 98 Конституции Турции. Считается, что Чевикез узнал о секретной сделке из своих обширных контактов в Министерстве иностранных дел, где он служил в течение многих лет и пользуется большим уважением среди сотрудников дипломатической службы Турции.
При этом в пользу существования такого соглашения говорит и тот факт, что с середины августа поддерживаемые Турцией повстанческие группы одновременно начали наступление на территории, удерживаемой СНС, и захватили некоторые деревни впервые с 2018 года. При этом реакция Москвы на эти действия была молчаливой. Чевикез также обвинил турецкое правительство во вмешательстве во внутреннюю политику Сирии и запросил информацию о возможной дате прямого контакта с Дамаском; мерах безопасности, препятствующих въезду членов террористических групп в Турцию в случае их вынужденного отъезда из Идлиба; причинах принятия очень сложной задачи обеспечения отделения радикальных группировок от умеренной оппозиции в соответствии с Астанинским/Сочинским процессом урегулирования сирийского конфликта. Поскольку Турция считает курдские силы террористическими группировками и угрозой своей национальной безопасности, она уже давно угрожает в одностороннем порядке атаковать СНС, которые контролируют обширную территорию в Северной Сирии. С этой целью турецкое правительство сосредоточилось на получении поддержки от международных субъектов в Сирии для своих военных интервенций. Нерешительность США по курдскому вопросу в Сирии подтолкнула Анкару ближе к Москве. Похоже, что Турция хотела заключить сделку по курдам с Россией, что могло бы затем заставить США изменить свою позицию. Совместное заявление Министерства обороны Турции и посольства США в Анкаре от 7 августа 2019 года свидетельствует о том, что США пытаются противостоять турецко-российской сделке. Согласно заявлению, Турция и США договорились о создании совместного оперативного центра для координации и управления созданием безопасной зоны на севере Сирии. В американо-турецком соглашении не упоминается ни размер пограничной зоны, ни присутствие СНС в этом районе, но признается намерение турецкого правительства вернуть сирийских беженцев на родину. В последнем по времени докладе Human Rights Watch (HRW) в августе сообщается, что турецкие власти задержали сотни сирийцев, а затем депортировали их в Идлиб и северную провинцию Алеппо через пограничный переход Силвегезю/Баб-эль-Хава. Новая зона безопасности на севере Сирии предоставит Турции реальную возможность увеличить насильственное возвращение сирийцев. В этой связи не исключено также, что при выходе Турции из Идлиба в соответствии с секретным соглашением она может расселить радикальные группировки, вынужденные покинуть Идлиб среди сирийских беженцев в безопасной зоне. На пресс-конференции во Франции президент РФ В.В.Путин также косвенно коснулся этой темы, высказав озабоченность в отношении намерения Турции «использовать переселяемых радикалов» в других частях Сирии.
Идлиб — единственный крупный регион в Сирии, который до сих пор контролируется незаконными вооруженными формированиями. В мае 2017 года Россия, Турция и Иран, три партнера Астанинского процесса, договорились о создании зон деэскалации в Дераа, Восточной Гуте, Хомсе и Идлибе. Турция не добровольно взяла на себя ответственность в первых трех зонах деэскалации, но заинтересована в Идлибе. В том же году в Идлибе была создана северная зона деэскалации для предоставления убежища боевикам и их семьям.
Когда правительственные силы готовились начать наступление в Идлибе год назад, президенты России и Турции встретились в Сочи 17 сентября 2018 года, и их переговоры привели к соглашению о создании демилитаризованной зоны в Идлибе, глубина которой должна была составлять 15-20 километров. В соответствии с этой сделкой Турция развернула силы в Идлибе на десятке позиций вокруг контролируемой повстанцами северо-западной провинции, где она создала наблюдательные пункты, чтобы предотвратить столкновения между сирийскими правительственными войсками и повстанцами. При этом Москва обвинила Анкару в излишней мягкости и поддержке «Хайят Тахрир аш-Шам» ( ХТШ , она же — «Джебхат ан-Нусра», которая был официальным филиалом «Аль-Каиды» в Сирии, запрещена в России). Ответственность за предотвращение нападений этих групп на сирийскую территорию лежит на Турции. Сегодня ХТШ в значительной степени контролирует провинцию Идлиб, включая ее столицу и пограничный переход с Турцией в Баб-эль-Хава. Тем не менее, по оценке турецких источников, реализация сделки, похоже забуксовала, и Москва, поднимая свою критику действий правительства Р.Т.Эрдогана на этом направлении в последние дни, сигнализирует, что ей, возможно, придется прибегнуть к другим вариантам, чтобы очистить последний оплот джихадистских групп в Сирии. Фактически, за четыре дня до нападения сирийских правительственных сил на конвой Вооруженных сил Турции, 15 августа, официальный представитель МИД России Мария Захарова заявила, что Сочинский меморандум не должен использоваться в качестве оправдания «для защиты террористов, которые были квалифицированы как таковые Советом Безопасности ООН», и попросила Турцию «строго соблюдать свои обязательства». М.Захарова также подтвердила позицию России по Северной Сирии, которая основана на восстановлении суверенитета Сирии в регионе и исключении курдской автономии в Сирии. Несмотря на это дипломатическое послание российского МИДа, Турция направила значительное количество танков и войск вглубь Сирии в явной попытке укрепить позиции террористов вокруг города Хан-Шейхун. Однако турецкие войска, которые пересекли южную границу провинции Идлиб, были остановлены российскими и сирийскими войсками.  19 августа армейская колонна ВС Турции подверглась обстрелу, когда направлялась на усиление наблюдательного пункта в городе Морик на границе провинций Хама и Идлиб. Колонна двигалась по шоссе Алеппо — Дамаск и, как утверждалось в заявлении МИД Сирии, могла перевозить оружие для боевиков в городе Хан-Шейхун, за который в тот момент шел бой между сирийской армией и экстремистами. Все это в целом (последние по времени  военные операции сирийской армии и дипломатические разоблачения) демонстрирует растущий уровень давления на Турцию с целью вывода ее войск и военной техники из Идлиба.
Президент Турции неоднократно угрожал начать новое наступление в регионе к востоку от реки Евфрат на севере Сирии в попытке убрать курдские СНС с сирийско-турецкой границы. Его главная цель — попытаться создать коридор вдоль сотен километров совместной границы. 5 августа лидеры поддерживаемых Турцией оппозиционных группировок (Свободная сирийская армия [ССА]) заявили, что 14 000 человек готовы присоединиться к турецким силам, которые могут начать операцию к востоку от Евфрата. В этой связи очевидно, что Анкара пытается использовать схему, которую она успешно реализовала в Африне в 2018 году. С тех пор она продолжает военную подготовку повстанцев. Помимо ССА, Эрдоган также хочет привлечь ХТШ в Идлибе для нового наступления в регионе к востоку от Евфрата на севере Сирии.
Теперь несколько уточнений в рамках этой информации.

  1. Такие разногласия реально существуют, но пока они купируются с разной долей успеха чисто политическим контактами. Пресс-секретарь президента Турции Ибрагим Калын заявил 11 сентября, что Турция, Россия и Иран проведут трехсторонний саммит в Анкаре 16 сентября, чтобы обсудить развитие событий в Сирии. У нас есть большие сомнения в том, что этот саммит состоится: пока обсуждать нечего, собираться есть смысл для фиксирования подготовленных МИД проекта согласованных положений. Их пока нет. Вернее — соглашения и договоренностей сколько угодно, практических продвижений по их реализации нет.
  2. Москва сделала очень важный шаг в рамках подталкивания Анкары к полной реализации турецких обязательств, проведя операцию в городе Хан-Шейхуне. Вооруженные силы Сирии полностью очистили северные районы провинции Хама от террористических формирований. Об этом заявил 23 августа представитель Генштаба сирийской армии в заявлении, переданном по телеканалу «Аль-Ихбария». «В ходе наступательной операции сирийские военнослужащие окружили противника и нанесли ему сокрушительное поражение, освободив 16 населенных пунктов на севере Хамы, а также город Хан-Шейхун на юге провинции Идлиб», — сказал военй представитель. Он сообщил, что инженерные части сирийской армии приступили сейчас к разминированию поселков от фугасов и прилегающей к ним территории, где обнаружены минные поля. Как сообщил «Аль-Ихбария», в пятницу сирийские военнослужащие взяли под контроль все населенные пункты на севере провинции Хама.

Это принципиальный момент, поскольку именно этот город был основной целью двух в принципе неудачных военных операций сирийской армии летом этого года. Намек для турок более, чем весомый, тем более, что войска Турции не рискнули силовым способом это наступление остановить. В этой связи примечательна позиция МИД РФ. Операция сирийской армии в Хан-Шейхуне не нарушает никаких договоренностей, в том числе договоренности России и Турции о создании демилитаризованной зоны в Идлибе. Об этом заявил в понедельник 22 августа на пресс-конференции министр иностранных дел РФ Сергей Лавров. «Насчет происходящего в зоне деэскалации в Идлибе, в частности в районе Хан-Шейхуна и его окрестностей: сирийские вооруженные силы при нашей поддержке не нарушают никаких договоренностей», — сказал он. Министр подчеркнул, что на террористов режим прекращения боевых действий не распространялся изначально. «Самое главное, что, несмотря на все принятые меры, включая создание наблюдательных пунктов турецких вооруженных сил, обстрелы изнутри идлибской зоны, в том числе, как не раз мы говорили, через голову турецких наблюдателей, продолжались и даже в какой-то мере стали более интенсивными. Для пресечения подобных нарушений и подобных провокационных действий используются удары по тем целям, откуда исходят угрозы, с сирийской территории и с территории нашей военно-воздушной базы», — указал он. «Поэтому, когда сирийская армия ликвидировала этот очаг в Хан-Шейхуне, это было совершенно легитимно и необходимо с точки зрения достижения тех целей, которые поставлены Советом Безопасности ООН по сирийскому урегулированию», — заключил Лавров. Аргументация безусловно знаковая: мы не нарушаем договоренности в Сочи, поскольку они не распространяется на террористов. Если учесть, что 90% Идлиба контролируется ХТШ, то такие доводы позволяют военным путем зачистить всю провинцию, при этом не нарушая никаких соглашений. Остался пустяк: договориться с турками, кого считать террористами. Этого пока не выходит. Но смысл этого заявления в ином — сигнал о том, что Москва оставляет за собой право военным путем продолжать зачистку провинции. И такая практика, судя по всему, будет продолжаться путем направления турецкой стороне разнообразных сигналов.  Сирийская армия обстреляла в воскресенье 8 сентября наблюдательный пост турецких военнослужащих на севере провинции Хама. Об этом сообщил телеканал «Аль-Хадас». По его информации, снаряды разорвались поблизости от поста и лагеря турецких войск в районе Шир-Магар. Жертв и пострадавших нет, отметил телеканал. 28 августа Анкара обвинила сирийскую авиацию в том, что она нанесла удар вблизи турецкого наблюдательного поста в районе Рашидин на юго-западе города Алеппо.
Существует ли секретная сделка между Москвой и Анкарой, о которой говорят турецкие оппозиционеры? О ее существовании мы говорили в начале сентября, причем не пользуясь в отличие от турок своими источниками в российских органах исполнительной власти. Такой вывод вытекал просто из заявлений российского руководства. Россия признает абсолютно законными интересы безопасности Турции, для обеспечения которых Анкара планирует создать зону под своим контролем на северо-востоке Сирии. Об этом заявил 1 сентября глава МИД РФ Сергей Лавров, отвечая на вопросы программы «Москва. Кремль. Путин» на телеканале «Россия-1», рассказывая об итогах состоявшихся во вторник переговоров президентов РФ и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана. Ответы Лаврова опубликованы в воскресенье на сайте МИД РФ. «Это другая часть Сирии — северо-восток, — сказал Лавров, отвечая на вопрос об отношении России к планам Турции по созданию зоны безопасности в Сирии. — Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сказал, что Турция хочет обеспечивать там свои интересы безопасности. Президент Путин подтвердил, что мы признаем эти интересы абсолютно законными и поддерживаем достижение договоренности, которая в первую очередь учитывала бы уважение суверенитета и территориальной целостности Сирийской Арабской Республики». Ранее президент Турции Эрдоган заявил, что Турция может через несколько недель самостоятельно приступить к реализации плана действий по установлению зоны безопасности на северо-востоке Сирии, если Анкара не сможет договориться с Вашингтоном в вопросе обеспечения контроля над ней.  Здесь налицо отход от прежнего жесткого подхода и обвинений Анкары в поддержке террористов. Все эти заявления появились в ясно артикулированной форме после визита Р.Т.Эрдогана в Москву в конце августа. Стороны по заявлению российского президента В.В.Путина «плодотворно поработали». В этой связи рискнем в очередной раз предположить, что сделка существует, причем договоренности по ней окончательно оформились во время последнего по времени визита президента Турции в конце августа, а не в конце июля. Риторика российских официальных представителей тогда была иная и шли прямые военные операции, что исключает какие-то секретные сделки. Но вопрос в данном случае не в этом: есть эта сделка (она не такая линейная, как об этом говорят турецкие оппозиционеры: в повторении схемы, которая была в свое время реализована в Алеппо и Восточной Гуте) или нет, но главный итог в том, что она не исполняется.   И это предопределяет дальнейший сценарий — использование Москвой и Дамаском «хорватского варианта» в рамках постепенного выдавливания исламистов из Идлиб на север Сирии.

44.11MB | MySQL:92 | 1,003sec