О факторах, влияющих на военную ситуацию в Сомали

Террористическая группировка «Аш-Шабаб» является самой серьезной угрозой безопасности и стабильности всего Сомали, несмотря на прилагаемые усилия миссии Африканского союза (АС) в этой стране (АМИСОМ) и международного сообщества. Такой вывод содержится в обнародованном в августе в Аддис-Абебе докладе Совета по вопросам мира и безопасности АС. ««Аш-Шабаб» продолжает сохранять свое присутствие в центральной и южной частях Сомали, постоянно использует самодельные взрывные устройства, в том числе перевозимые на транспортных средствах, осуществляет засады на автомагистралях, по которым совершаются поставки снабжения, и другие асимметричные тактические действия, в частности теракты с использованием смертников и современных технических средств, точечные убийства», — отмечается в документе. Авторы доклада убеждены, что «общая ситуация в сфере безопасности в Сомали остается шаткой и непредсказуемой». ««Аш-Шабаб» все чаще использует женщин для совершения атак», — добавляют они. Группировка, по мнению АС, «обладает возможностями вербовать, готовить и размещать на позициях боевиков, как сомалийских, так и иностранных, а также собирать значительную прибыль через вымогательство денег, сбор подати и налогов с предпринимателей». ««Аш-Шабаб» по-прежнему обладает возможностями планировать и совершать атаки в населенных пунктах против АМИСОМ и сил безопасности Сомали, крупных чиновников, правительственных и гражданских учреждений», — полагают авторы доклада. «Аш-Шабаб» регулярно осуществляет нападения, в том числе в столице страны Могадишо. Один из наиболее громких терактов за последнее время был совершен 24 июля, когда боевик-смертник привел в действие взрывное устройство в здании городской администрации. Погибли более 10 человек, позднее от полученных ранений также умер мэр Могадишо. «Аш-Шабаб» («Молодежное движение моджахедов») — радикальная исламистская группировка, образованная в 2004 году на территории Сомали. С 2008 года ее боевики периодически совершают теракты с использованием смертников, а также начиненных взрывчаткой машин. Эта организация финансируется за счет денежных вливаний со стороны международной террористической сети «Аль-Каида» (запрещена в РФ), пожертвований сомалийских бизнесменов, а также налогов, которые платит местное население на подконтрольных «Аш-Шабаб» территориях, где установлен жесткий режим ваххабитского толка. Уточним, что насчет финансирования со стороны «Аль-Каиде» авторы сильно доклада поторопились, никакого централизованного финансирования не существует. Зато в докладе не указывается на такие важные источники финансирования «Аш-Шабаб», как участие в контрабандной торговле древесным углем в страны Персидского залива и контрабанде оружием. В том числе катарским и иранским. Но главный источник доходов – древесный уголь. Согласно данным того же ЦРУ США каждый год из Сомали вывозят 3 млн мешков с углем, по большей части в Иран. На мешки, как говорится в материале, наклеивают ярлыки, свидетельствующие, будто бы они привезены с Коморских островов, из Ганы или Кот-д’Ивуара. В Иране уголь перекладывают в упаковки с пометкой «произведено в Иране». Далее их на судах под иранским флагом везут в Дубай или в Объединенные Арабские Эмираты (ОАЭ). «Аш-Шабаб» получает не менее 7,5 млн долларов от незаконных этих поставок. То есть, в итоге получается, что «Аш-Шабаб» получает от торговли древесным углем львиную долю своих доходов, а также то, что в этой торговле, основными получателями которой является КСА, Катар, Кувейт и ОАЭ, активно участвуют также военнослужащие и чиновники федерального правительства в Могадишо, которые числятся в близких союзниках США. Не отстают от них и кенийцы из контингента АМИСОМ. В частности, после захвата порта Кисмайо, была образована целая цепочка торговли древесным углем через этот порт. Причем на первом логистическом этапе до Кисмайо безопасность обеспечивали шабабовцы, а в самом порту — уже военные АМИСОМ. Вообще надо иметь ввиду, что древесный уголь, являющийся самым важным ресурсом для финансирования «Аш-Шабаб», неофициально коммерциализируется по всему Африканскому Рогу, и исламисты в данном случае лишь одно звено в цепочке. Пусть и значительное, но лишь звено. В этой связи АС безусловно невыгодно выставлять в таком свете своих миротворцев, гораздо политкорректней все свалить на «Аль-Каиду».
При этом в докладе нет ни слова про боеспособность сомалийской армии. Согласно конфиденциальному докладу американских спецслужб, на сегодня трайбализм является главной проблемой для формирования сплоченности национальной армии Сомали. Могадишо все еще надеется превратить Сомалийскую национальную армию (СНА) в силу, способную отказаться от услуг АМИСОМ (миссии Африканского союза в Сомали) в ее борьбе против «Аш-Шабаб». Однако, помимо проблем с подготовкой кадров и оборудованием, СНА страдает от серьезного отсутствия согласованности между ее составными частями. Племенная принадлежность берет верх, и армия напоминает пеструю коллекцию бывших клановых ополченцев. Согласно данным этого доклада, более половины армии из примерно 22 000 солдат принадлежат к трем основным субкланам хавийе (абгал, хабер гедир и мурусаде). Министерство обороны пыталось вербовать людей из других кланов, но тщетно. Единственным исключением является Байдоа, где мирифле/ раханвейн являются доминирующим компонентом СНА. Помимо констатации этой племенной фрагментации, в докладе также указывается, что ряды СНА пронизаны исламистскими группами. Именно соучастие элементов СНА привело к более смертоносным нападениям со стороны исламистов в той же столице, а отсутствие военной полиции усугубило проблему проникновения в страну иностранных боевиков, связанных с «Аль-Каидой». В документе делается вывод о том, что в отсутствие АМИСОМ СНА не сможет в полной мере защищать государственные учреждения в столице. Доклад также подчеркивает вопиющий уровень коррупции, которая оказывает влияние на оплату труда военнослужащих. Президент Мохаммед Абдуллахи Мохаммед (Фармаджо) является постоянным гостем в Дохе, у которой он снова и снова просит финансирование для ликвидации дефицита средств для выплаты жалования военнослужащим, который возник из-за обыкновенного воровства, и тем самым предотвратить их переход в «Аш-Шабаб». Согласно конфиденциальным сообщениям, США и Европейский союз потребовали, чтобы военным платили банковским переводом, в результате чего были вскрыты имена 10 000 «несуществующих солдат». Ситуацию также осложняют постоянные споры между странами-донорами, что не способствует сплочению национальной армии, нынешнее состояние которой, по оценке американцев, является симптомом быстрой балканизации страны.
Главный вывод в этой связи очевиден: боевой потенциал сомалийской национальной армии сильно не достаточен для того, чтобы обеспечить не только полный контроль над страной, но и в самой столице.  При этом дела в самой миссии АМИСОМ обстоят совсем не радужным образом. Согласно данным одной из европейских спецслужб, эта миссия Африканского союза (АС) в Сомали, годовой бюджет которой составляет более одного миллиарда долларов, с 2007 года понесла потери в более 1700 военных. У миссии больше нет воздушного потенциала, и она в этой связи испытывает большие проблемы с оперативным развертыванием: в этом компоненте она серьезно уступает аналогичным возможностям сторонникам «Аш-Шабааб», с которыми она должна бороться. Кроме того, в 2016 году финансирование АМИСОМ из Европейского союза сократилось на 20%, и она по-прежнему уязвима для нападений. Это следует из конфиденциальной записки командования АМИСОМ. Там же указывается и спорная ситуация с выплатой жалования бурундийскому контингенту по вине правительства этой страны, которая удержала часть этой суммы. В самом командовании Миссии царит разобщенность, поскольку Народные силы обороны Уганды (НСОУ), которые хотят единолично руководить обороной исключительно городов, фактически выталкивают бурундийский контингент в буш. Кенийский контингент делает то же самое в Кисмайо, заменяя 250 бурундийских солдат, ответственных за защиту порта. По данным НСОУ, к февралю в транзитном центре в Могадишо вместо запланированных 300 человек проживала тысяча бурундийских солдат. Командование контингентом Джибути, со своей стороны, также предупредили о скором его выводе из состава миссии. Этим же постоянно пугают и в Найроби. Причина в данном случае прозаична: АС не может договориться о финансировании этой миссии, уповая на то, что эту задачу возьмет на себя ООН. А ООН этому варианту всячески противится. Но в случае с кенийцами, которые составляют один из ключевых компонентов Миссии, вопрос стоит еще глубже. Президент Кении Ухуру Кениатта решил решить свой морской пограничный спор с Сомали в короткие сроки (и в свою пользу), играя жестко, то есть путем прямого военного вмешательства и оккупации спорных территорий. Африканский союз (АС) не очень доволен этим шагом, опасаясь, что такая стратегия расстроит усилия АМИСОМ. Президент Уганды Йовери Мусевени и его танзанийский коллега Джон Магуфули в этой связи потребовали, чтобы обе страны возобновили переговоры. В этой ситуации очевидно, что участие Сил обороны Кении (СОК) в споре о морских границах повлечет за собой их окончательный вывод (частичный вывод начался в начале этого года) из состава АМИСОМ. Таким фактически ультиматумом президент Кении надеется заставить президента Сомали Фармаджо уступить в этом конфликте до слушаний в Международном суде по рассмотрению пограничного спора, намеченных на 9 сентября. Таких уступок не произошло, что делает дальнейшее пребывание кенийцев в Миссии, и соответственно — сам факт ее наличия, проблематичными.
В этой связи отметим, что страны региона при активной поддержке КСА, АРЕ и ОАЭ прорабатывают альтернативные варианты деятельности дышащей на ладан АМИСОМ. Премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед Али находится в процессе создания международной миссии Вооруженных сил Красного моря-совместной инициативы, целью которой является развертывание войск в Красном море и районах, граничащих с Индийским океаном. По словам Абия, в этой инициативе будут участвовать Эфиопия, Эритрея, Кения, Судан и Джибути. Война в Йемене и угроза, исходящая от радикальных исламистов «Аш-Шабаб», являются двумя основными проблемами безопасности на региональном и международном уровнях в глазах премьер-министра Эфиопии. После развертывания совместные военные силы будут патрулировать международные воды в Аденском заливе и на Африканском Роге, а также часть побережья Восточной Африки, с тем чтобы обеспечить свободное передвижение судов в регионе. Он также будет внимательно следить за любыми неизбежными угрозами, которые могут дестабилизировать эту зону, прежде всего в самом Сомали. Представители различных стран, с которыми консультировался Абий Ахмед Али, приветствовали это предложение, поскольку оно послужит осуществлению стратегических мер по уравновешиванию растущего присутствия западных военно-морских сил в Аденском заливе и Красном море. Неудивительно, что премьер-министр Эфиопии возглавил эту инициативу, учитывая, что в настоящее время он находится в процессе создания нового эфиопского флота. В рамках этого он получает помощь от ряда западных стран, в первую очередь от Франции и Соединенных Штатов. Как страна, не имеющая выхода к морю, Эфиопия надеется обеспечить себе таким образом морскую базу в том же Сомали или Эритрее. В настоящее время ведутся переговоры о создании таких объектов в эритрейском порту Массауа, хотя верховное командование эфиопской армии в настоящее время, как представляется, отдает предпочтение созданию базы в Сомали. При этом эритрейцы уже взяли на себя обязанность на саудовские деньги провести подготовку на своих лагерях порядка 600 сомалийских военных.

52.58MB | MySQL:104 | 0,255sec