Основные события в Марокко: июль 2007 года

Самым заметным событием июля в Марокко стало введение 6-го числа в стране максимального уровня тревоги в связи с террористической угрозой. Как утверждалось в коммюнике МВД королевства, это решение было принято для того, чтобы парировать «возникшую террористическую угрозу, информация о существовании которой была получена на основе достоверной разведывательной информации». Этот документ был распространен после совещания руководителей силовых структур страны. И хотя власти не конкретизировали, откуда исходит угроза, по мнению экспертов, речь шла об «Аль-Каиде в странах исламского Магриба» (АКМ).

Несколько дней спустя правительства Марокко и Испании объявили об усилении мер безопасности в проливе Гибралтар. Подобная согласованность действий могла быть вызвана двумя причинами: либо спецслужбам двух стран стало известно, что исламисты вновь — как это было в 2002 г. — задумали совершить теракт против какой-либо цели в проливе, либо они получили информацию о подготовке группы террористов пересечь Гибралтар в южном или северном направлении.

Вторая задача для террористов облегчается тем, что на вторую половину лета приходится период отпусков, когда сотни тысяч марокканцев, работающих в Европе, сначала устремляются на историческую родину, а затем возвращаются обратно. Согласно прогнозам, этим летом Гибралтар должны пересечь в обоих направлениях примерно 3 млн человек.

За десять дней, прошедших после приведения марокканских силовых структур в повышенную степень боевой готовности, в стране по подозрению в причастности к террористической деятельности были арестованы 16 подданных королевства: 13 из них проживали в районе Касабланки, трое были экстрадированы Ливией. Всем им были предъявлены обвинения в «создании преступного сообщества с целью совершения терактов и причастности к радикальной религиозной группировке». Подобные обвинения предполагают, что арестованные предстанут перед судом по закону о борьбе с терроризмом, предусматривающим достаточно жесткие наказания.

В связи с введением усиленных мер безопасности Марокко вновь обвинило Фронт ПОЛИСАРИО в том, что сепаратисты якобы передают оружие исламистам, действующим в странах Сахеля. «В регионе Сахеля активно действуют интегристы, и мы знаем, что во Фронте ПОЛИСАРИО отсутствует какой-либо контроль за оружием, — утверждал министр юстиции Марокко Мохаммед Бузубаа. — Зная мотивацию этого движения, которое занимается атаками на стабильность королевства, мы можем легко предположить возможную связь между Фронтом ПОЛИСАРИО и группами интегристов, действующими в регионе Сахеля и на севере Мавритании».

Судя по всему, за этим и более ранними утверждениями Марокко стоит стремление Рабата представить Фронт ПОЛИСАРИО в качестве террористической организации, а также косвенно обвинить Алжир в поддержке «терроризма».

Вокруг введения усиленных мер безопасности не обошлось без скандала. Марокканские власти арестовали двух журналистов еженедельника «Аль-Ватан», которые опубликовали ряд конфиденциальных документов спецслужб, связанных с введением усиленных мер безопасности. Как объявила королевская прокуратура, в ходе предварительного расследования «у директора издания были изъяты другие документы сверхконфиденциального характера». 43-летний руководитель еженедельника Абдеррахим Арири и журналист Мустафа Хормат Аллах были арестованы с целью «выяснить обстоятельства, при которых им удалось получить сверхсекретные документы, а также определить должностных лиц, виновных в утечке конфиденциальной информации». В заявлении королевской прокуратуры утверждалось, что «публикация этих документов является противозаконным актом», а это подразумевает уголовное преследование как журналистов, так и тех, кто передал им документы, относящиеся к ведению одной из контразведывательных служб, Дирексьон де ля сюрте дю территуар (ДСТ), и 5-го бюро (Служба военной разведки и контрразведки).

Одновременно со скандалом вокруг ареста двух журналистов независимый еженедельник «Журналь эбдомадэр» (ЖЭ) поднял тему, упоминавшуюся в секретных документах спецслужб, а именно — о некоей исламистской группировке «Ансар аль-Ислам в Сахаре» (АИС). Первая часть названия этой группировки указывает на возможную связь с одноименной группой в Ираке и заставляет предположить, что ее костяк могли составить марокканцы, повоевавшие в этой стране.

Согласно ЖЭ, целями АИС являются свержение «режимов неверных в Магрибе», установление шариата, возвращение в лоно исламской уммы испанской Андалузии. АИС предала анафеме светский — на взгляд группировки — Фронт ПОЛИСАРИО. ЖЭ считает, что пока рано делать выводы о дееспособности АИС, ничем себя не проявившей, кроме программных публикаций на своем сайте. Единственное, в чем АИС пока преуспела, так это в киберджихаде, полагает ЖЭ. Размещение на сайте организации /www.ansaar.30mb.com/ видеокассеты с записью состоявшейся 8 июля 2004 г. в Белом доме встречи между президентом Бушем и королем Мохаммедом VI, по оценке ЖЭ, «вызвало замешательство у властей, и в частности, по вопросу об источнике утечки этой информации».

Еще одна интересная особенность АИС: по данным ЖЭ, в составе организации замечены бывшие боевики алжирской Салафистской группы проповеди и джихада (СГПД), которые не захотели иметь ничего общего с «Аль-Каидой» (как известно, сама СГПД волей ее руководства стала называться АКМ).

Само существование АИС, отмечает еженедельник, подтверждено испанскими и американскими спецслужбами. Однако, напоминает ЖЭ, «надо ли полностью верить западным спецслужбам, для которых дезинформация является обычным делом?» Еженедельник не исключает, что сама утечка документов стала следствием противоречий между марокканскими «гражданскими» и военными спецслужбами. ЖЭ напоминает, что именно ДСТ вела расследование по делу о террористической организации «Ансар аль-Махди», к деятельности которой оказались причастны отдельные военные. Это расследование привело к отставке в июле 2006 г. главы 5-го бюро генерала Мохаммеда Бельбашира.

Судя по всему, проигравшими в борьбе двух спецслужб вновь окажутся военные. 29 июля стало известно, что военный трибунал Рабата приступит к делу семи офицеров, обвиненных в разглашении секретных сведений. Среди них, в частности, полковник королевских ВМС Мохаммед Фадель.

Главным внешнеполитическим событием июля стала состоявшаяся 4-го числа в Париже встреча между главой МИДа Марокко Мохаммедом Бенаиссой и его израильской коллегой Ципи Ливни. Эта встреча была достаточно неожиданной, поскольку заранее стороны о ней не объявляли. По итогам переговоров Ц. Ливни заявила, что они были «чрезвычайной важности» и касались усилий, направленных на урегулирование палестино-израильского конфликта. Израильский министр подчеркнула, что с формированием нового палестинского правительства появляется «шанс реализовать на практике идею двух государств для двух народов». По ее оценке, «речь никоим образом не идет о ситуации, когда будет один победитель и один побежденный». «Мы — Израиль и умеренные арабские режимы — имеем общие интересы, у нас общие озабоченности, и мы противостоим общим угрозам», — утверждала она.

Встреч подобного уровня не проводилось уже много лет. Стоит напомнить, что год спустя после подписания в 1993 г. соглашений в Осло между Израилем и ООП Израиль открыл свое диппредставительство в Марокко на уровне Бюро по связям. Аналогичное марокканское представительство было открыто в Израиле в 1995 г. Однако в октябре 2000 г. Марокко заморозило отношения с Израилем в знак протеста против репрессий, к которым он прибег для подавления интифады.

В поездке в Париж Бенаиссу сопровождал, в частности, генеральный директор департамента исследований и документации (контрразведка) Мохаммед Ясин Мансури.

Другое заметное событие из сферы внешней политики было связано с поездкой Николя Саркози по ряду стран Северной Африки. Марокко не оказалось в списке стран, которые посетил новый президент Франции. Как пояснили в Париже, Саркози поедет в Марокко только в октябре. Эта отсрочка была сделана по просьбе Рабата и объяснена перегруженностью календаря его официальных лиц. Возможно, это было связано с тем, что Саркози планировал пробыть в Марокко всего несколько часов, причем не в одной из «имперских» столиц, а в городе Уджда на границе с Алжиром, где марокканские официальные лица давно ни с кем не встречались. Такой формат, вероятно, не устроил Рабат, который предпочел видеть главу Франции с «государственным визитом». Другая возможная причина — Марокко в планах французского президента оказалось только третьим остановочным пунктом после Алжира и Туниса.

30 июля по случаю 8-й годовщины интронизации король Мохаммед VI заявил, что для Рабата предоставление автономии в составе Марокко сахарским провинциям является единственным и последним способом урегулирования западносахарского конфликта. Это заявление, отмечают наблюдатели, лишает какой-либо перспективы прямые переговоры между Марокко и Фронтом ПОЛИСАРИО, организованные под эгидой ООН. Второй раунд этих переговоров должен пройти в США 10-11 августа.

Со сферой внешней политики косвенно оказалось связано еще одно скандальное событие. Оно касается обвинений марокканских военнослужащих из контингента ООН по поддержанию мира в Кот-д’Ивуар в «многочисленных» преступлениях сексуального характера в отношении местного населения, в том числе несовершеннолетних. Внутреннее расследование подтвердило справедливость этих обвинений. По состоянию на начало августа марокканский контингент был изолирован на одной из баз «голубых касок» в этой западноафриканской стране в ожидании прибытия смешанной мароккано-ооновской следственной группы. В составе 8-тысячного контингента ООН в Кот-д’Ивуар находятся 730 марокканских военнослужащих.

42.49MB | MySQL:92 | 1,044sec