К итогам визита госсекретаря США М.Помпео в КСА и ОАЭ на фоне резко обострившейся ситуации в Персидском заливе

Госсекретарь США Майкл Помпео нанес в 18-19 сентября  блиц-визиты в Саудовскую Аравию и ОАЭ, предпринятые сразу после того, как два крупнейших предприятия саудовской национальной нефтяной компании Saudi Aramco («Сауди арамко») в Абкаике и Хурайсе были атакованы в ночь на 14 сентября беспилотниками. Ответственность за нападение взяли на себя мятежники-хоуситы из йеменского движения «Ансар Аллах», однако спустя всего 18 часов после удара Вашингтон возложил на Тегеран ответственность за удары, в результате которых добыча нефти на саудовских месторождениях упала на 5,7 млн баррелей в сутки из 9,8 млн баррелей в сутки. Как следует из стенограммы высказываний Помпео, распространенной в Вашингтоне в четверг пресс-службой Госдепартамента США, он скупо прокомментировал итоги переговоров в Джидде и Абу-Даби. «Я смогу передать президенту определенную важную информацию насчет того, как нам следует думать о продвижении вперед», — заявил он, не вдаваясь в подробности. Как отметила в четверг телекомпания Си-эн-эн, глава американской дипломатии совершил эту поездку в канун открытия 74-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН с тем, чтобы на следующей неделе на встрече мировых лидеров в ООН добиваться поддержки действий против Тегерана. «Я уверен в том, что на встрече в Нью-Йорке мы подробно обсудим ситуацию и что представители Саудовской Аравии будут действовать так же», — привела телекомпания слова госсекретаря США во время визита в Джидду. При этом он заявил, что использованных для удара беспилотников нет в арсенале хоуситов, и что США возлагают ответственность за нападение на Иран. «Это была иранская атака, — заявил он, — и это не тот случай, когда можно сократить поставки энергоносителей на мировой рынок на 5% и думать, что удастся уйти от ответственности». Телекомпания охарактеризовала тон высказываний Помпео как «воинственный», отметив, однако, что несмотря на другие, выдержанные в том же жестком тоне высказывания в Конгрессе США, где призвали дать «недвусмысленный ответ» Тегерану, дальнейшее развитие событий прогнозировать сложно. Президент США Дональд Трамп, который вел предвыборную кампанию в 2016 году с обещанием воздерживаться от вмешательства в конфликты за рубежом и критически отзывался о вмешательстве США в Афганистане и Ираке, добивается переизбрания в 2020 году, и новый конфликт мог бы осложнить ему эту задачу, пояснила Си-эн-эн. Со своей стороны, саудовские представители дали понять Вашингтону, что тоже не стремятся быть втянутыми в войну. В этой связи телекомпания высказала предположение о том, что новые санкции против Ирана, о которых объявил Трамп, возможно свидетельствуют о его желании избежать прямого военного столкновения. На стремление Вашингтона сделать ставку на создание антииранской коалиции указала в четверг и газета «Уолл-стрит джорнэл». «Ответ Белого дома на удар по саудовским нефтяным объектам будет в основном заключаться в том, чтобы сформировать международную коалицию для оказания давления на Иран», — отметила газета, расценив это как свидетельство «ограниченных возможностей, имеющихся у США». Она обратила внимание на то, что часть союзников США «скептически восприняли данные американской разведки, использованные Майклом Помпео для того, чтобы возложить вину на Тегеран». Газета «Нью-Йорк таймс» подчеркнула, что причины для сдержанности есть и у Саудовской Аравии. Удар беспилотников, отметила газета, «наглядно продемонстрировал уязвимость Саудовской Аравии, у саудовского руководства возникли вопросы по поводу того, какую именно поддержку они получат от администрации Трампа в случае крупного конфликта с Тегераном и, кроме того, удар по нефтепромыслам приведет к резкому снижению интереса инвесторов к продаже пакета акций саудовской нефтяной компании Aramco». В ходе визита в Саудовскую Аравию Помпео пришлось оправдываться за то, что американские системы ПВО «Пэтриот» не умели перехватить и уничтожить беспилотники. «Мы были свидетелями того, как системы ПВО по всему миру действуют с переменным успехом, — привела пресс-служба Госдепартамента США слова Помпео по прибытии в Джидду. — Некоторые из лучших в мире систем не всегда срабатывают». В этой связи газета «Уолл-стрит джорнэл» обратила внимание на то, что беспилотники, наносившие удар по нефтепромыслам, «преодолели сотни миль в регионе, где размещены американские военные базы и они не были обнаружены». Информационное агентство Ассошиэйтед Пресс (АП) в свою очередь напомнило о том, что в Саудовской Аравии развернуты «многочисленные батареи современных американских ракет «Пэтриот», предназначенных для борьбы с самолетами или баллистическими ракетами малой дальности». Система ПВО, отметило агентство, «»совершенно очевидно, не была готова к отражению атаки, которая была осуществлена необычными методами и была беспрецедентной по масштабам».  Журнал «Нэшнл интерест» в четверг в своей электронной версии обратил внимание на то, что беспилотники «проникли в весьма чувствительный с точки зрения безопасности район примерно в 100 км от американской военно-морской базы в Бахрейне». «Это означает, что траектория беспилотников, нанесших удар по нефтяным промыслам Саудовской Аравии, находилась в пределах зоны действия радиолокаторов ПВО, размещенных в зоне Персидского залива», — отметило издание, указав при этом, что этот инцидент продемонстрировал уязвимость «одного из самых охраняемых районов в мире».

В этой связи отметим два момента, которые вытекают из визита М.Помпео.

1.Как мы и говорили ранее, речь во время визита шла прежде всего о тех ответных мерах, которые США готовы предпринять в связи с инцидентом. Их всего две: политическая и экономическая.

2.Экономические санкции будут ужесточены и соответственно о каких-то прямых американо-иранских  контактах в среднесрочной перспективе говорить излишне. То же самое можно сказать и о французской инициативе в рамках выделения Тегерану 15 млрд долларов кредита в обмен на сохранение его обязательств по СВПД.  Политическая мера, а именно попытка создания какой-то очередной антииранской коалиции. В данном случае речь снова идет о попытке политически перетянуть на свою сторону Европу и Японию, которые к такой перспективе относятся прохладно. Другими словами, Вашингтон, используя нынешний инцидент, пытается активизировать свои усилия на этом направлении, и предстоящая сессия Генеральной Ассамблеи  ООН безусловно станет площадкой для таких попыток. Сразу скажем, что итог таких усилий вряд ли будет прорывным для США, для европейцев и японцев легче и дешевле держать нейтралитет и тем самым  надежным способом гарантировать неприкосновенность своих танкеров и сохранять надежды на сохранение СВПД. Что касается КСА и ОАЭ, то большого результата от участия их ВМФ в такого рода коалиции ожидать сложно. К тому же Абу-Даби уже подстраховался и очень оперативно заключил с Тегераном соглашение о координации в рамках охраны своих границ.

Мы уже сообщали и повторим, что те же аравийские монархии категорически не желают возникновения какого-то широкомасштабного регионального конфликта, прежде всего в силу реальности фатального разрушения их основного бюджетного накопителя в лице нефтяной  инфраструктуры. Это является главным препятствием для начала серьезного конфликта. Те же самые причины (дестабилизация нефтяного мирового рынка, что бьет по США вопреки уверениям некоторых политологов) плюс нежелание президента Трампа втягиваться в дорогостоящие и бесперспективные военные авантюры вдали от границ США накануне президентских выборов. При всем этом есть еще одна причина, которая делает такой конфликт крайне маловероятным на сегодня. Это неспособность ПВО КСА глобально прикрыть свою территорию, и прежде всего — объекты нефтяной инфраструктуры. В этой связи саудовцы потребовали от Помпео наращивания в КСА дополнительных континентов американских войск с точки зрения усиления прежде всего системы ПВО и ПРО. Министерство обороны США рассматривает возможность переброски на Ближний Восток дополнительных комплексов противоракетной и противовоздушной обороны, истребителей и средств ведения разведки в свете недавнего нападения с воздуха на объекты нефтяной отрасли Саудовской Аравии. Об этом сообщила 20 сентября  в своей электронной версии газета «Уолл-стрит джорнэл» со ссылкой на источники в Пентагоне. По их данным, Центральное командование ВС США (СЕНТКОМ), в зону оперативной ответственности которого входит Ближний Восток, запланировало на четверг и пятницу серию консультаций на уровне заместителей главы СЕНТКОМ генерала Кеннета Маккензи и руководителей среднего звена. На этих встречах прорабатываются различные варианты ответа на атаки в Саудовской Аравии с тем, чтобы изложить их президенту США Дональду Трампу и членам Совета национальной безопасности (СНБ) Белого дома. Трамп и члены СНБ проведут секретное совещание в предстоящую пятницу. Согласно публикации, в СЕНТКОМ предлагают перебросить на Ближний Восток зенитные ракетные комплексы Patriot («Пэтриот»), системы противоракетной обороны THAAD («Таад») и эскадрилью истребителей. Их предполагается разместить на авиабазе «Принц Султан», расположенной к востоку от Эр-Рияда. Как напоминает газета, Пентагон в июле впервые с 2003 года перебросил на эту базу более 500 американских военнослужащих и комплекс Patriot. Источники газеты отмечают, что Трамп не настроен применять военную силу в отношении Ирана, на который Вашингтон возлагает ответственность за атаки в Саудовской Аравии. Добавим к этому и еще один важный момент — Трамп категорически против и наращивания американских войск в КСА: он с большим скрипом согласился на направление  тех самых 500 военных. Другой вопрос, что он должен каким-то образом успокоить аравийцев, и в этой связи отправка каких-то сил возможна, но совсем не в глобальных масштабах. При этом даже такое наращивание военного потенциала оставляет много лакун в системе ПВО КСА.

По оценкам аналитиков Пентагона, Иран недавно сосредоточился на наращивании своего ракетного потенциала, поставив критическую инфраструктуру Саудовской Аравии в пределах своей досягаемости. Средства ПВО Саудовской Аравии имеют значительную уязвимость перед ракетными и воздушными ударами Ирана, будь то непосредственно из Ирана или через Ирак или Йемен. Саудовский нефтегазовый сектор имеет многочисленные ограничительные точки, которые Иран может сделать целями своих ударов, к тому же он  может решить расширить свой  набор целей за пределы нефтяного сектора. По их мнению, последний по времени  инцидент является этапом в логической цепочке действий Ирана, которые включали в себя предыдущие атаки на танкеры, и основным посылом которых является очень простой тезис: если Иран больше не сможет экспортировать нефть из-за санкций США, то никто другой в Заливе тоже не сможет это делать. Таким образом,  Иран явно принял стратегическое решение об эскалации своих атак на объекты нефтяной промышленности в регионе в ответ на санкционное давление и уход Вашингтона из иранской ядерной сделки СВПД. Напряженность в отношениях между Соединенными Штатами и Ираном остается высокой, поскольку Соединенные Штаты продолжают вводить значительные санкции в отношении Ирана, а Тегеран отвечает на это действиями, которые объективно увеличивают издержки США в рамках проведения антииранской политики. Нападения на Абкаик и Хурайс коренным образом изменили восприятие Саудовской Аравией перспективы реальной угрозы со стороны Ирана. В то время как представители проиранских хоуситов в Йемене в течение многих лет совершали нападения вдоль юго — западной границы Саудовской Аравии, готовность и способность Ирана нанести прямой удар по Саудовской Аравии полностью меняет всю ситуацию с концепцией безопасности для Эр-Рияда.  Он теперь вынужден признать угрозу продолжения нападений, особенно если антиранские санкции будут продолжат ужесточаться. В этой связи основной задачей Саудовской Аравии на среднесрочную перспективу  становится попытка защитить как можно  большое число критически важных объектов на своей большой территории. Но, к сожалению для Саудовской Аравии, миллиарды долларов, которые она тратит ежегодно на оборону — включая запланированный 51 млрд в 2019 году, просто не могут защитить всю саудовскую инфраструктуру от потенциальных иранских ударов.

Американские аналитики констатируют, что, учитывая диспропорцию военного баланса между  Ираном и Соединенными Штатами и их союзниками, Тегеран уделяет значительное внимание наращиванию асимметричных сил, которые могли бы дать ему преимущество в возможном конфликте. Крылатые и баллистические ракеты являются ключевыми элементами этой стратегии, как и использование стратегического положения Ирана в Ормузском проливе и близости к критической инфраструктуре его региональных конкурентов. Первоначально состоящие в основном из неточных баллистических ракет, иранские ракеты теперь становятся все более точными и имеют различные типы и профили полета; защита от них является серьезной проблемой. За последнее десятилетие Иран выделил много ресурсов на совершенствование своих ракетных войск. Это включало введение большого количества крылатых ракет в свой арсенал, производство большего количества беспилотных летательных аппаратов (включая так называемые версии «самоубийц») и работу по замене его ранее неточных баллистических ракет гораздо более точными версиями. Иран теперь имеет несколько ракет, способных нанести удар в любом месте Саудовской Аравии, хотя большинство его ракет имеют более короткий радиус действий. Даже они, однако, могут достичь почти всех ключевых нефтяных объектов в королевстве, так как большинство из них находятся рядом с Персидским заливом. В ряде случаев ракетные комплексы Patriot не смогли перехватить свои цели либо из-за неопытности саудовских экипажей, либо из-за неисправности оборудования. Примечание — очень деликатное замечание Пентагона, поскольку проблемы с перехватами ракет хоуситов существовали всегда: на первом этапе это носило вообще хронический характер, что вызвало даже конфликт между Эр-Риядом и Вашингтоном (американцы вынуждены были за свой счет доводить эту систему до ума); затем ситуация более или менее показала свою эффективность в перехвате  СКАДов, да и то с переменным успехом: в ряде случае такие ракеты проскакивали, а еще в ряде случаев  — перехваты приводили к обрушению обломков на жилые кварталы городов и жертвам. При этом никто еще не испытывал систему в рамках отражения массированных ракетных ударов. Перед лицом этой угрозы саудовцы создали — по крайней мере, на бумаге, боеспособные силы ПВО  с большим количеством современных систем ПВО. Королевские силы ПВО Саудовской Аравии насчитывают около 50 000 военнослужащих и в основном оснащены системами ПВО американского производства, такими как зенитная ракетная система Patriot. Patriot является оплотом саудовской ПВО против ракет и воздушных целей, и Саудовская Аравия имеет 6 батальонов с примерно 200 пусковых установок. Саудовцы постоянно модернизируют эти системы, приобретя более продвинутый Patriot PAC-3 в июле 2015 года. Raytheon, основная американская компания, которая производит Patriot, настаивает, что система перехватила более 100 баллистических ракет, выпущенных хоуситами из Йемена с 2015 года. При этом американские военные признают, что  в ряде случаев ракетные системы Patriot не смогли перехватить свои цели либо из-за неопытности саудовских экипажей, либо из-за неисправности оборудования. Йеменский конфликт также продемонстрировал, что даже относительно хорошо оснащенные силы ПВО не могут адекватно защищаться от постоянных ракетных (и беспилотных) атак. Большое количество входящих ракет может сокрушить ракетные батареи класса «земля-воздух», что является одной из причин, по которой последняя по времени атака с участием 20 или более беспилотных летательных аппаратов и крылатых ракет  на Абкайк и Хурайс на прошлой неделе оказалась эффективной. Эта проблема усугубляется тем, что практически все компоненты саудовской  системы противоракетной обороны, такие как Tht High-Altitude Area Defense (THAAD), уже  заказанные Саудовской Аравией, в основном настроены на  перехват  баллистических ракет и высотных целей. И Patriot, и THAAD не идеальны против низких целей, таких как крылатые ракеты и некоторые типы беспилотных летательных аппаратов-самоубийц, которые использовались 14 сентября. От себя добавим, что для таких целей идеальны российские «Панцири-С»,  ТОР и С-400. Ситуацию для Эр-Рияда осложняет и то обстоятельство, что саудовская ПВО должна прикрывать относительно большое географическое пространство. Наконец, большинство средств ПВО Саудовской Аравии в настоящее время сосредоточены на отражении воздушных и ракетных угроз, исходящих из Йемена. Эти факторы означают, что саудовские ПВО имеют значительную уязвимость перед крупными ракетными и воздушными атаками Ирана, будь то запущенными непосредственно из Ирана или через Ирак. При этом до сих пор нападения на Саудовскую Аравию,  инициированные хоуситами, были нацелены в основном на нефтяные объекты. Это, вероятно, останется предпочтительным ответом Ирана на санкции США в отношении его экспорта нефти, хотя он может атаковать  опреснительные установки и другие промышленные объекты или даже  аэропорты. Удар по центральным перерабатывающим мощностям Саудовской Аравии, экспортным терминалам и нефтеперерабатывающим заводам нанесет наибольший ущерб нефтедобыче страны. Абкайк и Хурайс, два наиболее важных центральных перерабатывающих предприятия Саудовской Аравии, подверглись нападению, поскольку они являются критическими узловыми пунктами в нефтедобывающем секторе. Добыча сырой нефти в Саудовской Аравии, как правило, проходит через газо-нефтяные сепарационные установки, а затем центральные перерабатывающие предприятия, где башни стабилизации сырой нефти очищают летучий сероводород, прежде чем продукт отправляется на нефтяные терминалы для экспорта. Абкаик и Хурайс являются наиболее важными центральными перерабатывающими предприятиями Саудовской Аравии. По словам саудовских чиновников, до нападения Абкаик обрабатывал 4,9 млн баррелей в день (bpd) сырой нефти, поступающей с двух крупнейших нефтяных месторождений КСА «Гавар» и «Шейба», а также некоторых небольших месторождений, а в настоящее время он обрабатывает 2 млн баррелей в день. До нападения Хурайс перерабатывал около 800 000 баррелей сырой нефти с нефтяного месторождения «Хурайс», мощность которого составляет 1,45 млн баррелей в сутки, и с более мелких месторождений-спутников. Эр-Рияд надеется, что большая часть его производственных мощностей может быть введена в эксплуатацию в конце этого месяца, а все его производственные мощности (хотя по оценке американцев, это будут далеко не все мощности) к концу ноября. Независимо от того, достигнет ли Саудовская Аравия этих целей,  восстановление по меньшей мере пяти стабилизационных колонн в Абкаике и  другие ремонтные работы в Хурайсе, как минимум, продлятся до конца ноября. И пока эти ремонтные работы не будут завершены, Саудовская Аравия  имеет меньше резервов в случае очередного удара по своим перерабатывающим мощностям.

Если Иран расширит свой  набор целей для атак за пределы нефтегазового сектора Саудовской Аравии,  риску подвергнутся  саудовские нефтеперерабатывающие заводы и нефтехимические заводы на побережье  Красного моря. Большинство  важных центральных перерабатывающих предприятий Саудовской Аравии расположены ближе к Персидскому заливу и в первую очередь обрабатывают морские месторождения страны; их расположение облегчает нанесение ударов иранскими ракетами и беспилотниками. Завод по переработке нефти Safaniya в Персидском заливе перерабатывает нефть, добываемую на морском нефтяном месторождении Safaniya, крупнейшем в мире нефтяном месторождении с производственной мощностью 1,3 млн баррелей в сутки. Завод Manifa делает то же самое для морского нефтяного месторождения Manifa, мощность которого составляет 900 000 баррелей в сутки. Завод Катиф-Абу-Сафа перерабатывает сырую нефть с нефтяных месторождений «Катиф» и «Абу-Сафа», которые имеют производственную мощность 500 000 баррелей в сутки и 320 000 баррелей в сутки, соответственно. Перерабатывающие предприятия Танаджиба перерабатывают нефть с морского нефтяного месторождения «Марджан», которое может производить 600 000 баррелей в сутки. Другими ключевыми объектами для различной переработки нефти и газа являются газовый завод Berri, завод Jubail, завод Juaymah и другие объекты на удаленном нефтяном месторождения Shaybah. Хотя все эти объекты играют важную роль в энергетическом секторе Саудовской Аравии, только один из них играет столь же важную роль, как Абакайк или Хурайс: береговые объекты для нефтяного месторождения «Сафания», которые перерабатывает  огромные объемы  нефти.

44MB | MySQL:92 | 1,001sec