Израильские эксперты о последствиях атаки на нефтяные объекты в Саудовской Аравии. Часть 2

После атаки на НПЗ в Саудовской Аравии 14 сентября этого года эксперты Института исследования национальной безопасности (INSS) Тель-Авивского университета (Йоэль Гузанский, Эльдад Шавит и Сима Шайн) попытались оценить степень долгосрочного ущерба саудовским нефтяным объектам. Они считали, что хотя часть производственных мощностей вернулась в строй, восстановление полной производственной мощности саудовских НПЗ займет не менее нескольких недель. Чтобы справиться с ростом цен, саудовцы объявили, что они поставят нефть из своих запасов, а президент США Дональд Трамп заявил, что США будут работать над тем, чтобы смягчить ущерб мировому нефтяному рынку, и поэтому рассмотрят возможность поставок нефти из стратегического нефтяного резерва США, если в этом будет необходимость. По израильским оценкам, если бы саудовский НПЗ Абкаик был закрыт на длительный период, в долгосрочной перспективе рынок испытал бы трудности, вызванные дефицитом, и мог произойти значительный рост цен[i].

По факту, Саудовская Аравия полностью восстановила поставки нефти, о чем министр энергетики КСА принц Абдель Азиз бен Сальман объявил 17 сентября с.г. т.е. через три дня после атак. Более того, министр пообещал, что королевство вернется к прежнему уровню нефтедобычи в 11 млн баррелей в день к концу сентября этого года, а к концу ноября королевство планирует выйти на 12 млн баррелей в день. В настоящее время королевство ежедневно добывает около 10 млн баррелей нефти[ii].

Как считают израильские эксперты, через своих союзников-хоуситов, которые взяли на себя ответственность за атаки, Иран попытался представить этот инцидент как часть продолжающейся войны в Йемене, в ходе которой хоуситы неоднократно совершали нападения на территорию Саудовской Аравии и нефтяную промышленность королевства. Однако эти последние события выходят далеко за рамки войны в Йемене, особенно если будет доказано, что атака была осуществлена с территории Ирана. В этих обстоятельствах экспертам INSS очевидно, что даже если Иран не заинтересован в масштабном ухудшении ситуации в противостоянии с США, он готов пойти на новые и более серьезные риски, отчасти исходя из оценки, что президент США, а также Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива, не заинтересованы в усилении напряженности в регионе. К тому же и европейцы во время атак и захватов танкеров в Персидском заливе в мае и июне этого года продемонстрировали высокую степень обеспокоенности военной эскалацией напряженности в регионе. Готовность Ирана идти на большой риск свидетельствует о той цене, которую он готов заплатить, чтобы попытаться избавиться от американских санкций, и особенно от сильного давления на осуществление экспортных операций с нефтью, даже в ограниченных количествах. Однако шаги Тегерана также рассматриваются как косвенный сигнал Израилю (который хвалится своими атаками в Сирии и Ираке) о военной способности Ирана наносить ответ, не обязательно с его собственной территории, с применением передового оружия.

Отмечается, что в течение ряда лет саудовцы были вовлечены в непростую войну в Йемене, которая в последнее время стала еще более сложной из-за участившихся атак хоуситов на объекты в Саудовской Аравии, их успеха в Йемене и вывода из страны сил Объединенных Арабских Эмиратов, действовавших в коалиции во главе с КСА. Атаки на саудовские НПЗ нанесли дополнительный ущерб имиджу королевства, которое и так предстает в качестве «бумажного тигра», к тому же сыгравшего роль в гуманитарной катастрофе в Йемене. С политико-дипломатической точки зрения, ответ Саудовской Аравии до сих пор был взвешенным и незначительным, обратно пропорциональным степени нанесенного ущерба. По сообщению саудовского агентства новостей, наследный принц Мухаммед бен Сальман в телефонных разговорах с президентом США Д.Трампом и наследным принцем ОАЭ Мухаммедом бен Заидом подчеркнул, что королевство готово отреагировать на террористическую атаку и преодолеть вытекающие из этого последствия, но без прямого обвинения Ирана, как это делалось в прошлом. Получается, пишут израильские эксперты, руководство Саудовской Аравии хорошо знает о существующих ограничениях, которые в основном касаются более низкого военного уровня саудовской армии по сравнению с Ираном, и уязвимости стратегических объектов королевства.

С экономической точки зрения, нападение на наиболее важные объекты Saudi Arabian может иметь негативные последствия для намерений этой компании выйти на рынок IPO для финансирования необходимых политических реформ. Кроме того, наследный принц КСА Мухаммед бен Сальман связан с войной в Йемене и не имеет достижений во внешней политике, а недавняя атака дронов может еще больше поставить под сомнение его способности как лидера саудовского королевства.

По мнению израильских экспертов, Саудовская Аравия предпочла бы, если бы Вашингтон проявил решимость и предпринял военные действия против Ирана. А тот факт, что Эр-Рияд колебался в том, чтобы возложить вину на Иран, расценивается как наличие у руководства КСА серьезных опасений по поводу ухудшения ситуации, а также сомнений в намерении и готовности президента Д.Трампа  начать военную кампанию против Ирана и впоследствии взять на себя обязательство по защите королевства. Кроме того, даже если на практике существует такая готовность, с военной точки зрения возможности Саудовской Аравии ограничены. Хотя это имело бы значение в том случае, если бы Эр-Рияд рассматривал вариант прямого ответа против иранских активов.

По оценке экспертов INSS, которая оказалась верной, саудовцы с большей вероятностью начнут действовать в Йемене по принципу «то же самое, только в большем объеме» и попытаются усилить свои атаки на хоуситов.  Представитель действующей в Йемене  арабской коалиции Турки аль-Малики 20 сентября с.г. сообщил телеканалу «Аль-Арабия» о начале военной операции против «военных объектов» на севере Ходейды в Йемене[iii]. Саудовцам еще повезло, что хоуситы взяли на себя ответственность за атаки, так как это позволяет Эр-Рияду сдержать градус необходимого реагирования и «ответить только Йемену».

В то же время, показывая свою слабость, саудиты подчеркивают, что атака дронов 14 сентября с.г. стала серьезным ударом по энергетической безопасности в мире. Эр-Рияд пытается преподнести этот инцидент как «международный кризис», который заслуживает международного реагирования. Израильские эксперты задаются вопросом, свидетельствует ли нынешняя реакция Саудовской Аравии о сдержанности руководства и процесса принятия продуманных решений, или все это сигнализирует об отсутствии позитивных вариантов ответных действий и сомнении в готовности США их прикрыть в случае необходимости?

С позиции Соединенных Штатов, президент Д.Трамп находится в безвыходном положении. Для него главный интерес представляет возобновление переговоров с Ираном по заключению нового соглашения (вместо подписанного в 2015 году Совместного всеобъемлющего плана действий, из которого США вышли в 2018 году) и, возможно, даже встреча с президентом Ирана Хасаном Роухани, и одновременно избегание втягивания в военные операции. Однако, считают эксперты INSS, атака на нефтяные объекты в Саудовской Аравии – это атака на основные интересы США, о чем свидетельствовала готовность американского президента рассмотреть вопрос об использовании стратегических нефтяных резервов США. По их мнению, в Белом доме понимают, что эти атаки дронов, а также нерешительность президента Д.Трампа в военном ответе, побудили иранский режим к более рискованным действиям.

Из атак по саудовским нефтяным объектам израильские эксперты выделяют несколько важных моментов:

Во-первых, прицельная атака на объекты в Саудовской Аравии демонстрирует, что Иран обладает необходимыми операционными возможностями, и демонстрирует свою решимость доказать, что он намерен осуществить свои угрозы и нанести значительный ущерб нефтяному рынку, в условиях, когда давление на него продолжается. Такая линия поведения еще более ужесточилась, когда президент Франции Э.Макрон, судя по всему, во взаимодействии с президентом Д.Трампом, пытается ослабить антииранские санкции и начать переговоры.

Во-вторых, слабость Саудовской Аравии на фоне продолжающейся войны в Йемене и нерешительность Д.Трампа в военном реагировании на иранские действия, включая сбитый американский БПЛА, ослабили силы и средства сдерживания США и, по-видимому, побудили иранцев активизироваться в Персидском заливе.

В-третьих, Иран продемонстрировал свое асимметричное превосходство в Персидском заливе и уязвимость своего главного регионального противника  несмотря на то, что Саудовская Аравия обладает третьим по величине оборонным бюджетом в мире. Таким образом, Тегеран может еще больше дестабилизировать антииранский «арабский монархический фронт» и продолжать разрушать доверие арабских стран Персидского залива к американской военной защите.

В-четвертых, даже если реакция США на нападение на Саудовскую Аравию в настоящее время не приведет к полномасштабным военным действиям, она, безусловно, замедлит процесс урегулирования ситуации и вскоре приведет к дальнейшим атакам Ирана по целям в Персидском заливе, а также к его отказу от соблюдения обязательств по ядерному соглашению (СВПД).

В-пятых, с точки зрения Израиля, учитывая продолжающиеся атаки израильских военных в Сирии и Ираке, действия Ирана являются хоть и косвенным, но четким сигналом о его передовых военных возможностях, которые он может использовать даже за пределами своей собственной территории. Это также является намеком на возможное развитие ситуации в ​​случае военного обострения между Израилем и проиранской шиитской организацией «Хизбалла» в Ливане.

[i] The Attack on the Saudi Oil Facilities: A New Level of Iranian Audacity // INSS. 18.09.2019 -https://www.inss.org.il/publication/the-attack-on-the-saudi-oil-facilities-a-new-level-of-iranian-audacity/?offset=0&posts=2251

[ii] Саудовская Аравия восстановила уровень поставок нефти и намерена увеличить добычу на 20%

// ТАСС. 17.09.2019 — https://tass.ru/ekonomika/6896542

[iii] Арабская коалиция начала военную операцию на севере Йемена

// РИА Новости. 20.09.2019 — https://ria.ru/20190920/1558872853.html

52.58MB | MySQL:104 | 0,269sec