Об отношениях КСА с Республикой Кипр на фоне обострения саудовско-турецких отношений

Министр иностранных дел Республики Кипр Никос Христодулидис полагает, что в отношениях между Никосией и Эр-Риядом остается значительный нереализованный потенциал. Об этом он заявил 11 сентября после встречи в кипрской столице с главой МИД Саудовской Аравии Ибрагимом аль-Асафом. «Я считаю, что существует огромный неиспользованный потенциал в политической, экономической, энергетической, а также в оборонной сферах, который необходимо изучить. Поэтому министр аль-Асаф и я рассмотрели пути наших дальнейших действий, и мы единодушны в том, что нам необходимо работать над построением структурированного сотрудничества. Мы делали наброски дорожной карты, определяя приоритеты для движения вперед», — сказал Христодулидис, чьи слова распространил в своем коммюнике кипрский МИД. И.аль-Асаф оказался первым в истории руководителем саудовского внешнеполитического ведомства, прибывшим с официальным визитом на разделенный средиземноморский остров, чему предшествовал приезд на прошлой неделе и первого посла Саудовской Аравии в Республике Кипр. На прошлой неделе президент Никос Анастасиадис, который был первым президентом Кипра, посетившим королевство в 2018 году, принял верительную грамоту  посла КСА Халеда Мухаммеда аш-Шарифа в своем дворце на Кипре. «Прежде всего, это является свидетельством совместной политической воли и приверженности Кипра и Саудовской Аравии конкретному обновлению наших отношений», — сказал Христодулидис о визите своего коллеги.  По словам главы кипрского МИД, одним из основных направлений внешней политики островной республики является укрепление отношений с соседними ближневосточными странами и государствами Персидского залива. Христодулидис отметил, что первые дискуссии с высокопоставленным представителем официального Эр-Рияда по всему спектру отношений оказались содержательными и ориентированными на будущее. Министры обсудили события, происходящие на Кипре, в регионе Восточного Средиземноморья и на Ближнем Востоке. Со своей стороны Никосия также пообещала посодействовать дальнейшему укреплению отношений между Саудовской Аравией и Европейским союзом. Реализация двух межгосударственных кипрско-саудовских соглашений — об избежании двойного налогообложения и о воздушном сообщении — уже осуществляются, но сторонам предстоит достичь прогресса и на других направлениях. «Существует общее понимание того, что вместе мы можем более эффективно противостоять общим вызовам — от терроризма и роста экстремизма до изменения климата», — добавил Христодулидис. В этой связи многие турецкие эксперты отмечают, что исторический визит министра иностранных дел Саудовской Аравии Ибрагима бен Абдель Азиза аль–Ассафа на Кипр показал, как Королевство Саудовская Аравия расширяет свою региональную политику сдерживания в отношении Турции до Средиземноморья путем укрепления укрепив двусторонних отношений с Кипром. Отметим также, что этот визит состоялся сразу же после аналогичного визита на Кипр министра иностранных дел и международного сотрудничества ОАЭ. При этом важно отметить факт, который не вошел в официальные комментарии. Мы имеем ввиду, что согласно официальному пресс-релизу кипрского МИД, саудовский дипломат, «принимая во внимание агрессивное поведение Турции», подчеркнул солидарность Саудовской Аравии и поддержку Кипра в ходе официальных переговоров. И.аль-Ассаф также заявил о поддержке Саудовской Аравией усилий греков-киприотов по достижению справедливого, жизнеспособного и всеобъемлющего решения проблемы этнически разделенного Кипра. В ходе своей программы министр иностранных дел Саудовской Аравии был принят президентом Анастасиадисом и председателем Палаты представителей Димитрисом Силлурисом.
Эксперты подчеркивают, что визит М.аль-Ассафа, который ранее занимал пост министра финансов с 1996 по 2016 год, а сейчас является членом совета директоров Saudi Aramco, безусловно продемонстрировал интерес Саудовской Аравии к исключительной экономической зоне Кипра. Беспрецедентные визиты из региона Персидского залива и создание полноценной дипломатической миссии Саудовской Аравии в Никосии не только стали важной вехой в изменении региональных балансов, но и вновь обнажили нерв «холодной войны» между Турцией и рядом стран Персидского залива во главе с Саудовской Аравией.
Кроме того, укрепление дипломатических отношений дало намек на конкретные проблемы, с которыми Турция может столкнуться на Ближнем Востоке в среднесрочной перспективе. Хотя укрепление политического и экономического сотрудничества может обеспечить королевству значительные конкурентные преимущества перед Турцией в Средиземноморье, Кипр может установить свое дипломатическое присутствие в некоторых региональных организациях, таких как Организация исламского сотрудничества (ОИС), с помощью саудовского дипломатического влияния. Турецкие связи с монархиями Персидского залива пострадали из-за поддержки президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом «Братьев-мусульман» и усилий его правительства по подрыву возглавляемого Саудовской Аравией блока стран Персидского залива. Это безусловный альянс Анкары с Дохой и попытки президента Турции позиционировать себя как лидера всех мусульман в рамках своей неоосманской теории. В результате Турция потеряла нейтральную позицию в мусульманском мире, теперь ее положение очень четко можно разделить по линии «свой-чужой». При этом Ливан также недавно был добавлен в список арабских стран, с которыми отношения Турции ухудшились из-за радикальной исламистской политики Эрдогана. Дипломатический кризис между Ливаном и Турцией был спровоцирован речью президента Ливана Мишеля Ауна, произнесенной по случаю столетия создания большого Ливана. «Все попытки освобождения от османского ига были встречены насилием, убийствами и сеянием межконфессиональной розни», — сказал он. На следующий день МИД Турции осудил комментарии Ауна и сказал, что его речь подразумевала “злонамеренные и предвзятые признаки, связанные с османским правлением, наряду с обвинениями против Османской империи в практике государственного террора в Ливане.”
Убийство журналиста Джамаля Хашогги в генеральном консульстве Саудовской Аравии в Стамбуле поставило в центр внимания ухудшающиеся отношения между Турцией и Саудовской Аравией. После начала «арабской весны» отношения между двумя странами постепенно, но систематически ухудшались. Во время арабских революций Турция вместе с Катаром поддерживала «Братьев-мусульман» как самое перспективное политическое движение в различных арабских странах, вооружала и финансировала радикальные джихадистские группировки. Однако руководство Саудовской Аравии выступает против «Братьев-мусульман» и видит в этом угрозу собственной внутренней стабильности. Критический переломный момент в турецко-саудовских отношениях действительно наступил в июне 2017 года, когда Саудовская Аравия вместе с Египтом, ОАЭ и Бахрейном разорвала дипломатические связи с Катаром и приняла ряд карательных мер против эмирата, в том числе ввела полную блокаду. Саудовская Аравия обвинила Катар в поддержке «Братьев-мусульман» наряду с несколькими другими воинствующими исламистскими группировками в регионе. Турция тогда пришла на помощь Катару, экспортируя туда товары, которые были заблокированы введенными Саудовской Аравией санкциями. Турция также расширила свое военное сотрудничество с Катаром, увеличив численность своих войск, находящихся в этой стране.

52.47MB | MySQL:104 | 0,307sec