США в восприятии арабов

Оценка в арабском мире политики Соединенных Штатов никогда не была однозначной: она варьируется от страны к стране, находится в зависимости от ориентации тех или иных политических сил, подвергается воздействию конъюнктурных соображений. Тем не менее представляется возможным выделить некоторые основные направления и тенденции.

С конца 50-х годов в арабском массовом создании преобладал антиамериканизм, что было обусловлено поддержкой Соединенными Штатами Израиля, выдвижением в 1957 г. негативно встреченной в регионе «Доктрины Эйзенхауэра — Даллеса», направлением в 1958г. американских войск в Ливан, враждебным отношением Вашингтона к пользовавшимся тогда популярностью на Ближнем Востоке левонационалистическим режимам. Подобная направленность общественного мнения сохранялась до конца 80-х гг. В качестве примера можно привести единодушное осуждение в марте 1988 г. американской политики руководителями таких — придерживавшихся по другим проблемам разных позиций — египетских политических группировок, как Национально-прогрессивная (левая) партия, Социалистическая партия труда и Новый «Вафд». Все они подчеркивали, что линия Вашингтона «враждебна палестинскому народу», что США «попирают права арабов» и что «Америка потеряла доверие арабов» [1].

Вместе с тем с конца 60-х гг. начала набирать силу и противоположная тенденция. Это было во многом обусловлено тем, что в наиболее влиятельной стране региона — Объединенной Арабской Республике — значительная часть истеблишмента, группировавшаяся вокруг вице-президента А. Садата, пришла к выводу, что ее интересам отвечает переориентация египетской внешней политики с Советского Союза на США [2]. Качественный сдвиг в настроениях произошел, однако, намного позже, после оккупации Кувейта Ираком, когда, по выражению арабских газет, «ангел стал шайтаном, а шайтан — ангелом» [3].

Тем не менее значительная часть арабской общественности продолжала придерживаться антиамериканских взглядов. Свидетельством тому стала, в частности, реакция на события 11 сентября 2001 г. Так, комментатор газеты «Аль-Араби» А. Мурад констатировал: «Я рад, что погибли столько американцев… И у меня есть право на эту радость — наконец-то американцы ощутили горький вкус смерти» [4]. Один из египетских певцов записал в то время песню о том, что Вашингтон сам спровоцировал происшедшее [5]. По наблюдениям автора, работавшего тогда в Тунисе, тунисская «улица» искренне сочувствовала американцам, рассматривая случившееся как страшную трагедию, но немало тунисцев отмечали при этом, что террористические акты явились ответом на враждебную мусульманам политику США. Враждебность к американцам подпитывалась в то время продолжавшейся поддержкой ими Израиля, бомбардировками Ирака, Судана, Афганистана, причислением к «изгоям» ряда арабских и мусульманских государств.

Новый виток антиамериканизма породило нападение Соединенных Штатов на Ирак. Как констатировал в интервью французской газете «Монд» президент АРЕ Х. Мубарак, «после того, что произошло в Ираке, все возненавидели американцев лютой ненавистью» [6]. Основания для такого вывода действительно были. Можно сослаться на отношение к действиям Вашингтона в такой довольно тесно связанной с США и к тому же находящейся за тысячи километров от Ирака стране, как Марокко, где лишь 27% населения восприняли происшедшее без чувства враждебности к Соединенным Штатам [7].

В арабском мире продолжают в целом негативно оценивать линию Вашингтона в международных делах. «Своей беспрецедентной политикой, — отмечает египетская «Аль-Ахбар», — Америка достаточно себя скомпрометировала, все больше погружаясь в болото предубеждений и слепого фанатизма» [8]. Для США, указывал в свою очередь такой авторитетный исследователь, как профессор Колумбийского университета Э. Саид, характерно «упрощенное видение мира, которое было сфабриковано горсткой гражданских лиц, работающих в Пентагоне, для того чтобы определить американскую политику в отношении всего арабо-мусульманского мира. Террор, превентивная война, насильственная смена режимов… — таковы единственные идеи, без конца обсуждаемые средствами массовой информации и выдвигаемые «экспертами» для оправдания общей политической линии правительства» [9].

Питательную среду для сохранения антиамериканских настроений по-прежнему создает произраильская, по убеждению арабов, позиция Вашингтона по проблеме ближневосточного урегулирования. Но при этом арабская политическая элита надеется, что США «одумаются», пересмотрят свою позицию и, оказав воздействие на Израиль, обеспечат прорыв к БВУ. В регионе была позитивно воспринята идея президента Соединенных Штатов Дж. Буша о проведении осенью с.г. международной конференции по Ближнему Востоку, подготовка к которой будет, по словам государственного секретаря США К. Райс, вестись на основе арабской мирной инициативы. Как сообщил генеральный секретарь ЛАГ А. Муса, арабские страны поддерживают предложение Дж. Буша. Идею созыва конференции приветствовал, в частности, министр иностранных дел КСА Сауд аль-Фейсал, заявивший, что Саудовская Аравия примет в ней участие. Тем не менее единодушного одобрения предложение американского президента не встретило. Представитель САР при Лиге арабских государств информировал, что с учетом нынешнего раскола между палестинскими фракциями Дамаск выступает против проведения конференции, а главный редактор влиятельной бейрутской газеты «Ас-Сафир» Т. Сальман высказал мнение, что цель Вашингтона — усадить за один стол израильтян и аравийских шейхов, отложив решение палестинского вопроса на десятилетия.

Неоднозначна реакция и на попытки американцев форсировать палестино-израильский диалог с тем, чтобы стороны могли придти на предстоящую международную конференцию «не с пустыми руками». В окружении главы ПНА М. Аббаса были позитивно встречены заявления К. Райс о создании Палестинского государства как о единственном пути решения основополагающей проблемы конфликта, усилившие надежды на то, что американцы осознали существующую реальность и действительно намерены добиваться выхода на политическое урегулирование. Совершенно иной была реакция исламистов. «Райс, — заявил 3 августа официальный представитель ХАМАСа С. абу Зухри, — приехала в регион не для того, чтобы способствовать созданию палестинского государства, цель ее визита — поддержка сионистской оккупации и натравливание одного палестинского лагеря на другой».

Антиамериканские настроения продолжает подпитывать и ситуация в Ираке. Даже вестернизированные арабские либералы, выступающие за демократизацию, соблюдение прав человека, формирование гражданского общества, испытывают разочарование, констатируя, что попытки внедрить демократию в Ираке провалились, не принеся народу этой страны ничего, кроме новых страданий. Арабов беспокоит, что следствием свержения баасистского режима стало возникновение политического вакуума, который заполнили связанные с «Аль-Каидой» суннитские и поддерживаемые Ираном шиитские фундаменталисты. Вместе с тем налицо и опасения, что в нынешней ситуации вывод американских войск повлечет за собой дестабилизацию всего региона. «Арабы, — отмечает аналитик Х. аль-Анан из египетского журнала «Интернэшэнл политкс», — оказались между двух огней… — оккупацией сейчас или невообразимым хаосом в случае ухода /американцев/». Наиболее резко на оккупацию Ирака реагируют происламистски настроенные слои населения. Более того, происходящее в этой стране способствует нарастанию симпатий к фундаменталистам, о чем свидетельствует, в частности, анализ публиковавшихся в прессе обращений читателей. Можно привести следующий типичный пример. Некий Б.Я. аль-Касеми написал в газету «Аль-Араб» из Туниса — страны, население которой вестернизировано больше, чем население других государств региона, придерживается секуляристской ориентации и славится своим прагматизмом: «Сопротивление оккупантам в Ираке и Палестине оказывает группа людей, «представляющая собою авангард, который защищает Исламский и Арабский Восток. Эта группа втоптала в грязь Америку и сионизм… Это — люди, которые верят в Господа… Они ежедневно побуждают нас ходить с высоко поднятой головой» [10].

Настороженно встречено арабами и решение Вашингтона о крупных поставках вооружения Саудии и другим государствам Персидского залива. По мнению директора бейрутского Ближневосточного центра Фонда Карнеги П. Салема, оно стало результатом запоздалого осознания американцами последствий свержения иракского президента С. Хусейна для баланса сил в регионе, попыткой ликвидировать ущерб, причиненный тем, что Ирак перестал служить противовесом Ирану. Тегеран, как полагает сотрудник египетского Центра стратегических исследований «Аль-Ахрам» Д. Рашван, ответит на этот шаг закупками военной техники в России, Китае и Северной Корее, в результате чего Ближний и Средний Восток окажется втянутым в широкомасштабную гонку вооружений. Наиболее резкой критике решение Вашингтона подвергли в Дамаске, где министр иностранных дел САР В. Муаллем охарактеризовал его 1 августа с.г. как опасное, подчеркнув, что «те, кто хочет мира, не начинают свою инициативу с вооружения региона». Заметное недоумение в арабских политических кругах вызвало намерение американцев увеличить на 25% военную помощь Израилю. Даже симпатизирующий, как считают, США премьер-министр Ливана Ф.ас-Синьора посчитал этот шаг «опасным поощрением /Израиля/, которое обернется новыми конфликтами, насилием и всплеском радикализма».

Неприятие в арабском мире вызывает, наконец, стремление Соединенных Штатов насадить там демократию по западному образцу. Против этого выступает как придерживающийся реформаторских взглядов истеблишмент, так и исламисты. Первые считают, что либерализация должна осуществляться с учетом специфики региона, обусловленной мусульманской религией, особенностями исторического развития, национальной психологией, в то время как вторые убеждены, что политическая жизнь должна строиться на основе догматов «подлинного», очищенного от наслоений ислама. На Ближнем Востоке было с нескрываемым удовлетворением встречено то, что на недавней конференции мининдел США, АРЕ, ИХК и шести государств ССАГПЗ в Шарм аш-Шейхе К. Райс чуть ли не впервые не стала давать арабам «уроков демократии». Кое-кто в регионе продолжает, впрочем, связывать с США надежды на политическую либерализацию, но сторонники подобных взглядов находятся в явном меньшинстве.

Со значительным беспокойством воспринимают на Ближнем Востоке и в Магрибе распространение американской субкультуры, создающей, как там считают, угрозу национальной самобытности арабов, более того — существованию их цивилизации. Арабские страны, подчеркивает генеральный директор АЛЕКСО М. бу Снина, против навязывания им однополярной культуры, одного языка, превращения культуры в один из предметов экспорта [11]. В регионе довольно широко распространено представление о США как о стране, пренебрегающей нравственными ценностями, враждебной мусульманской религии, стремящейся к подавлению других цивилизаций.

В целом, таким образом, в арабском мире в настоящее время преобладает негативное восприятие Соединенных Штатов, с чем не могут не считаться правящие режимы, которые в свою очередь время от времени прибегают к антиамериканской риторике. В то же время в практическом плане в арабских столицах исходят из существующих реалий, из того, что США являются сейчас единственной «супердержавой», оказывающей большее, чем кто-либо другой из внерегиональных «игроков», воздействие на развитие ситуации на Ближнем и Среднем Востоке. В силу этого отрицательное отношение к Соединенным Штатам не порождает антиамериканской направленности во внешней политике большинства арабских государств.

1. Аль-Хуррийя (Никосия), 27.03.1988, с.26-28.

2. Подробнее см.: Е.Д. Пырлин. Ближний Восток между двумя войнами.1967-1973 гг. — Дипломаты вспоминают. Мир глазами ветеранов дипломатической службы, т. IV. М., 2000, с. 205-206.

3. Азия и Африка сегодня, 2001, № 2, с. 79.

4. Цит. по: Дж. Джейкоби. Наш друг — Египет… — http//www.evrey.com/sitep/object/arkhiv/php?menu=311.

5. Там же.

6. Там же.

7. Аль-Араб (Лондон), 19-20.09.2003.

8. Цит. по: Дж .Джейкоби. Наш друг — Египет…

9. Le Monde diplomatique (Paris), septembre 2003.

10. Аль-Араб, 06.10.2003.

11. М. бу Снина. Руан ва-мавакыф. Фи-ль-хивар бейна хадарат. Фи сакафа ас-салям. Фи-ль-ауляма ва-тадыаятиха. Фи-т-тарбия ва-т-таалим аль-али. Тунис, 2000, с. 36.

53.21MB | MySQL:101 | 0,336sec