Что реально стоит за информацией о появлении «Исламского государства» в Эфиопии

Заместитель начальника штаба эфиопских национальных Сил обороны генерал Берхану Джула Гелельча заявил, что на территории Эфиопии в этом месяце была выявлена ячейка «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Он также объявил об аресте ряда лиц, завербованных террористической группой, и заявил, что «расследование приближается» к лидерам и спонсорам сети. При этом эксперты не смогли определить личности арестованных или установить, являются ли они эфиопскими или иностранными гражданами. Это произошло через месяц после подписания 14 августа соглашения о новом разведывательном партнерстве между правительством США и Эфиопией с участием ФБР и Национальной службы разведки и безопасности (НССБ). Партнерство было подписано одним из руководителей контрразведки ФБР и директором его центра по выявлению террористов Чарльзом Х. Кейблом и директором НССБ по внутренней безопасности Демелашем Гебремихелем. Цель этого нового механизма обмена разведывательными данными заключается в том, чтобы активизировать усилия НССБ по борьбе с терроризмом на эфиопской территории  в целом на Африканском Роге. В соответствии с условиями соглашения США уже направили в Аддис-Абебу группу экспертов по разведке и контртеррору для анализа информации и обучения персонала НССБ использованию различных технологий наблюдения, которые были предоставлены американским правительством.
Такое партнерство было установлено после того, как ИГ в июле транслировало видео на амхарском языке, утверждая, что движение уже начало вербовать джихадистов в Эфиопии. В видео также говорится, что эфиопы были завербованы в сомалийское крыло «Исламского государства». На этом фоне, согласно имеющейся у ряда источников информации, сомалийский член «Аш-Шабаб», Эдхамен Абдо, обвиняемый в планировании нападения в Аддис-Абебе, был арестован в Международном аэропорту Боле, когда он готовился сесть на рейс в Турцию. Он также подозревается в причастности к нападениям 1998 года на американские посольства в Найроби и Дар-эс-Саламе, а также нападению на посольство Эфиопии в Кампале во время Чемпионата мира 2010 года. Две недели назад задержанный предстал перед Федеральным Высоким судом. В рамках заседания были уточнено, что подозреваемый, въехавший в Эфиопию по джибутийскому паспорту, предположительно планировал нападения на десять объектов в столице Эфиопии, включая правительственные здания. Предполагается, что среди целей были штаб-квартира Эфиопских авиалиний, несколько крупных отелей, небоскреб, построенный коммерческим банком Эфиопии, и стадион Аддис-Абебы. Суд разрешил следователям задержать подозреваемого до 21 октября в ожидании дальнейшего расследования.
В этой связи сразу скажем, что утверждения эфиопских следователей довольно путаны и противоречивы.

  1. Влияние ИГ в Сомали практически сведено на нет усилиями прежде всего боевиков «Аш-Шабаб», которые рассматривают их как конкурентов.
  2. Заподозрить христианскую амхарскую диаспору в принадлежности к ИГ довольно наивно. Но вот зато совершенно очевидно, что спецслужбы АРЕ и ОАЭ активно используют членов этой диаспоры в рамках дестабилизации ситуации в Эфиопии в связи со строительством Большой плотины «Возрождение» и разногласиями по этому вопросу между Каиром и Аддис-Абебой. Причем такое использование амхаров в рамках тайных операций практиковались египтянами и до прихода к власти в Эфиопии представителя мусульманского населения страны оромо. Любопытно, что в период нахождения у власти представителей тигре они также активно использовали жупел ИГ. В частности, в 2015 году они рапортовали о ликвидации ячейки ИГ, причем все арестованные были тогда их оппоненты из числа все тех же сепаратистов оромо. Таким образом, суть всех этих новых громогласных заявлений об активности ИГ в регионе надо больше связывать с внутренними катаклизмами, и в том числе и в рамках сложных отношений между эфиопами и сомалийцами. Назначение 27 марта прошлого года председателя Народно-Демократической организации Оромо (OPDO) Абея Ахмед Али на пост премьер-министра (а это фигура компромиссная, и в том числе для амхаров-христиан) спровоцировало новую вспышку межэтнических столкновений между оромо и сомалийцами из клана огаден. Оромо между тем проживают как раз в непосредственной близости от места строительства Большой плотины. 19 марта прошлого года там произошло столкновение между учениками средней школы Шакиссо и силами порядка. В предыдущие дни имели место интенсивные бои между Эфиопскими национальными силами обороны (ENDF) и боевиками Фронта освобождения Оромо (OLF) вокруг Мийо и Мойале, в то время как конвои ENDF попали в засаду вблизи Лалокилла. Отметим при этом, что OLF является вооруженной оппозиционной Аддис-Абебе группой, не признает легальности OPDO, как выразителя интересов всех оромо, и активно поддерживается Асмэрой и Каиром. А с недавнего времени еще и Кенией, на территории которой сейчас базируется около 9 тыс. беженцев-оромо. С 10 марта силы эфиопской армии начали переброску сил к кенийской границе с целью помешать инфильтрации OLF. Таким образом эфиопским силовикам приходится действовать на три фронта, отражая атаки непримиримых оромо с направления Эритерии и Кении, а также сдерживая сомалийцев-огаден, которых поддерживают из Могадишо и Каира. В рамках нивелирования таких негативных последствий для своей системы безопасности Аддис-Абеба в прошлом месяце сделала свой ход. На должность губернатора неспокойного сомалийского штата Эфиопии был назначен местный авторитет Мустафа Мухаммед Омар (Каджар), который уже смог заручиться поддержкой лидеров Огаденского фронта национального освобождения (ОФНО). Председатель этой группы Абдирахман Махди Мадей подтвердил это еще 20 августа. Он также признал, что ведет сейчас переговоры с местной проправительственной Сомалийской демократической партией (СДП), но не уточнил, планирует ли он слияние или альянс для проведения всеобщих выборов в мае 2020 года. Эти события являются плодом лоббирования Каджаром среди лидеров Национального фронта освобождения Огадена, которые в основном происходят из его собственного субклана. Он использовал при этом и финансовые рычаги в рамках представления лидерам этой группы гослицензий на реализацию инфраструктурных проектов в регионе, и каналы племенной дипломатии в клане огаден. Вот это «успокоение страстей» совершенно не устраивает ни египтян, которые после последнего по времени срыва переговоров по вопросу запуска Большой плотины снова взяли курс на стимулирование внутренней нестабильности в проблемных районах Эфиопии, ни серьезные силы среди сомалийского клана огаден в самой бывшей Сомали. И в данном аспекте надо прежде всего искать причины очередного появления в публичной сфере «жупела ИГ», а совсем не реальном усилении влияния этой группы.
44.81MB | MySQL:115 | 1,457sec