Что стоит за помощью Судану со стороны КСА, ОАЭ и Франции

Судан получил от двух монархий Персидского залива — Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) — 1,5 млрд долларов на программы по стабилизации экономики и развитию страны. Об этом, как передал телеканал «Аль-Арабия», заявил во вторник 8 октября суданский министр финансов Ибрагим аль-Бадави.  По его словам, «500 млн долларов Эр-Рияд и Абу-Даби перевели в качестве депозита для поддержания курса суданской валюты в центральный банк Судана». И.аль-Бадави добавил, что «еще миллион долларов пошел на поставки в Судан продуктов, топлива и предметов первой необходимости». Глава суданского Министерства финансов сообщил, что вторую часть из обещанной Саудовской Аравией и ОАЭ финансовой поддержки в размере 3 млрд долларов Хартум получит до конца 2020 года. Две аравийские монархии заявили о готовности оказать помощь Судану в конце апреля нынешнего года после того, как суданская армия отстранила от власти правившего 30 лет в Судане президента Омара аль-Башира и взяла управление государством в свои руки, создав переходный Военный совет. 21 августа в Судане начал действовать Суверенный совет в составе 11 военных и гражданских представителей. Новое переходное правительство приступило к работе 8 сентября. Саудовская Аравия прилагает усилия по исключению Судана из американского списка государств, спонсирующих терроризм. Об этом говорится в заявлении МИД королевства, опубликованном в воскресенье 6 октября на официальной странице ведомства в «Твиттере». «Мы работаем над тем, чтобы исключить Судан из американского списка государств, спонсирующих терроризм», — отмечается в коммюнике. В нем указывается, что Эр-Рияд планирует запустить ряд крупных инвестиционных проектов в африканской стране. Ранее в воскресенье король Саудовской Аравии Сальман бен Абдель Азиз Аль Сауд принял в Эр-Рияде главу управляющего Суверенного совета Судана Абдель Фаттаха аль-Бурхана и премьера Абдаллу Хамдука, пожелав их стране «дальнейшего прогресса и процветания». Как сообщило Саудовское агентство печати (САП), на переговорах обсуждались отношения двух государств и «пути расширения и развития двустороннего сотрудничества в различных областях». В октябре 2017 года США сняли с Судана действовавшие 20 лет санкции. Однако до сих пор Хартум числится в их списке основных спонсоров международного терроризма, что влечет за собой эмбарго на продажу оружия и ограничения на получение американской помощи. По этой причине еще в 1993 году Судан был отключен от международной финансовой системы, что в конечном итоге привело к тяжелейшему банковскому кризису в стране. В последние месяцы в отношениях между Хартумом и Вашингтоном наметилось значительное потепление. Тяжелая экономическая ситуация в стране усугубилась после провозглашения в 2011 году независимости Южным Суданом, что обернулось для Хартума потерей ряда нефтеносных районов. На фоне сильнейшей инфляции, девальвации национальной валюты, стремительного роста цен на основные продукты питания, острого дефицита товаров в конце прошлого года в Судане начались массовые акции протесты, которые привели к военному перевороту 11 апреля этого года. Армия отстранила правившего 30 лет президента Омара аль-Башира, взяла управление государством в свои руки, создав временный Военный совет, распустив парламент и приостановив действие конституции.
Таким образом, можно констатировать, что позиция КСА и ОАЭ в отношении поддержки нынешнего суданского руководства окончательно определилась. И в не в последнюю очередь такая поддержка обусловлена жестким обязательством суданских военных по окончательному нивелированию прежней степени влияния «Братьев-мусульман» и обязательства «человека номер два» в Переходном военном совете (ПВС) и командующего Силами быстрого реагирования (СБР) Хемидти направиь 4 тыс. своих починенных на помощь Халифе Хафтару в южные регионы Ливии, о чем ниже. Искоренение исламистских кадров из рядов Вооруженных сил Судана идет полным ходом, и за последние время было «раскрыто» несколько заговоров, в результате чего было арестовано несколько сотен офицеров. Сложно сказать, насколько существование заговоров соответствует действительности, но то, что борьба в силовом блоке Судана идет полным ходом, несомненно. Свидетельством этого являются данные о том, что Хемидти был объектом нескольких покушений в последние две недели. В последнем случае его чай был отравлен, что чуть не стоило ему жизни. Хемидти рассматривается «Братьями-мусульманами», как основной защитник «революции» и соответственно усилия по его ликвидации будут продолжаться. При этом рискнем предположить, что, и помимо исламистов, оппонентов внутри силового блока у него хватает.
В этом контексте выход из-под американских санкций является для Хартума задачей «номер один», поскольку они объективно сдерживают восстановление экономической стабилизации и соответственно делает нынешний режим предельно уязвимым с точки зрения ренессанса «Братьев-мусульман». Это понимают в КСА и ОАЭ, отсюда и их усилия по экономической поддержке суданского режима и давлению на США в рамках окончательного вывода Хартума из-под санкций. Как полагают осведомленные эксперты, такое исключение Судана из своего списка государств — спонсоров терроризма, будет осуществлено Вашингтоном в ближайшее время. В данном случае мотивировка такого шага заключается не только в заинтересованности силового блока США в укреплении своих конструктивных отношений с суданскими коллегами в сфере борьбы с террором и разведки, и еще в меньшей степени — из-за просьб Эр-Рияда и Абу-Даби. Предполагается, что снятие санкций даст мощный импульс началу массированной финансовой поддержки Запада, что укрепит позиции гражданского правительства по сравнению с позицией военного блока, который имеет более тесные связи с другими финансовыми спонсорами, такими как страны Персидского залива, Китай и Россия. Завязывание через инвестиции Судана на США и Запад в принципе является адекватным ответом на растущую российскую и китайскую экспансию на африканском континенте.
Но пока очевидно, что до тех пор, пока Вашингтон не исключит Хартум из черного списка спонсоров терроризма, правительство премьер-министра Абдаллы Хамдока не сможет получить доступ к инструментам по облегчению долгового бремени страны или финансовой поддержке, которые помогли бы стабилизировать экономику Судана. Помимо аравийцев европейцы также сейчас активно давят на Вашингтон в рамках окончательной отмены санкций. Президент Франции Эммануэль Макрон, например, предложил организовать международную конференцию по реструктуризации долга страны, как только Соединенные Штаты исключат страну из списка террористов. (Хамдок в кулуарах заявил недавно, что французские официальные лица намекнули ему во время недавних переговоров в Организации Объединенных Наций, что такой шаг может произойти «очень скоро») Французское предложение иллюстрируют усилия Запада по привлечению срочной финансовой поддержки в рамках экономической стабилизации Судана с целью дистанцирования нынешних суданских властей от орбиты влияния глобальных конкурентов, таких как Россия, Китай или даже Иран. При этом отметим, что Париж в рамках инициатив по суданскому досье решает и еще одну важную для себя проблему. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан посетил Хартум в период с 16 по 18 сентября в сопровождении руководителя африканского направления в своем министерстве Реми Марешо, для проведения переговоров со своим коллегой Асмой Мухаммедом Абдуллой и премьер-министром Абдаллой Хамдоком. Выразив свою поддержку переходному правительству и пообещав лоббировать исключение страны из американского черного списка государств-спонсоров терроризма, министр иностранных дел Франции подчеркнул необходимость обеспечения режима жесткой безопасности на границе с Чадом в то время, когда президент Чада Идрис Деби обеспокоен усилением влияния в стране сил чадской оппозиции. А она, напомним, еще со времен О.аль-Башира имеет свои тыловые базы в Судане. Ле Дриан также пообещал списать долги Судана перед Францией и лоббировать среди членов «Парижского клуба» и «Лондонского клуба» идею сделать то же самое. Согласно ряду источников в Хартуме, Абдалла Хамдок и лидер Суверенного совета Абдель Фаттах аль-Бурхан доверительно сообщили французскому министру, что долги страны в настоящее время составляют 55 млрд долларов (из них 5 млрд долларов приходится на Францию). Хартум также взяли кредиты у китайцев на сумму 19 млрд долларов. Когда дискуссия перешла к вопросам внутренней политике, Ле Дриан очень неприятно удивил своих партнеров, очень позитивно отозвавшись о лидере Суданского освободительного движения (СОД) Абдуле Вахиде ан-Нуре. Этот этнический фур, который уже давно живет в Париже, находится в плотной опеке французских спецслужб и знаменит тем, что последовательно отвергает все предложения Хартума о переговорах. На сегодня однако А.В.ан-Нур располагает очень малым количеством боевиков с районе Джебель-Марра в Дарфуре и не является действительно представительной политической фигурой.
Таким образом, для Судана увеличение финансовой поддержки становится вопросом выживания нынешнего режима, что по своему значению превосходят все усилия по продвижению к свободным и справедливым выборам после переходного процесса. Страна на сегодня практически раздавлена госдолгом (который составил 56 млрд долларов в 2018 году, или 137% ее ВВП) и жестким дефицитом иностранной валюты. На самом деле, именно этот экономический кризис в конечном счете привел к падению режима Омара аль-Башира, что совсем не исключает повторения такого же сценария уже применительно к гражданскому правительству. По крайней мере, в этой связи значительное облегчение бремени задолженности и доступ к иностранной финансовой помощи обеспечат Судану экономическую стабильность в течение переходного периода, который должен завершиться выборами в 2022 году. Таким образом, экономическая поддержка Запада может самым кардинальным образом повлиять на внутреннюю динамику власти Судана. Во-первых, военные по-прежнему играют важную роль в стране, разделяя места в правящем Суверенном совете с гражданскими лицами, даже при условии того, что гражданские лица занимают все должности в Кабинете министров, кроме двух, а также все должности в будущем законодательном органе. Одним из столпов этой доминирующей роли суданских военных являются их прямые отношения с арабскими партнерами. Во-вторых, зависимость Судана от финансовой поддержки Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратов дает странам Персидского залива определенные рычаги влияния и жестко обусловлена гарантиями того, что новое правительство не будет восстанавливать элементы бывшей Партии национального конгресса (ПНК) О.аль-Башира или связанного с «Братьями-мусульманами» суданского исламистского движения. Но главное условие поддержки со стороны КСА и ОАЭ даже не в этом: это требование к Хартуму максимально дистанцирваться от Турции и Катара. В рамках этой более широкой региональной конкуренции Турция и Катар уже предоставили гуманитарную помощь и инвестиции в здравоохранение Судану в попытке обойти КСА и ОАЭ. В этой связи коллективный Запад исходит в своей политике на суданском направлении из того тезиса, что присутствие гражданских элементов в переходных институтах дает возможность культивировать свое собственное прямое влияние в Судане, причем даже в контексте ослабления рычагов влияния Эр-Рияда и Абу-Даби. В этой связи отметим, что гражданская оппозиция не скрывает своего стремления заручиться поддержкой коллективного Запада.
Но для того, чтобы западная дипломатическая поддержка фактически превратилась в значимую финансовую помощь, кредиторам Судана сначала придется внести значительный вклад в более масштабные усилия по реструктуризации долга. Без этого Судан будет продолжать бороться с огромным бременем своей задолженности при отсутствии реальных возможностей получить новые кредитные линии от таких организаций, как Международный валютный фонд, перед которым Хартум имеет непогашенную задолженность. Министр финансов Ибрагим аль-Бадави уже установил высокую планку в рамках переговоров с международными финансовыми организациями, указав, что Судан нуждается в глобальной реструктуризации госдолга, а не только в ограниченной процедуре списания части долгов. Он же уже объявил, что что в ближайшие 200 дней правительство приступит к решению проблем индустриализации, реструктуризации бюджета, стабилизации цен, снижения стоимости жизни и зависимости страны от гуманитарной помощи. При этом новый премьер-министр и бывший экономист в структуре ООН Абдалла Хамдок сталкивается с гигантской проблемой восстановления экономики Судана в условиях крайне различных групп интересов. Первая цель, которую он поставил перед собой, это укрепление стоимости суданского фунта по отношению к доллару США и сокращение государственных субсидий для снижения госдолга страны (более 160% ВВП в 2018 году). Хамдок уже обратился к МВФ с просьбой о предоставлении 8-10 млрд долларов и подчеркнул необходимость исключения страны из американского черного списка государств-спонсоров терроризма для получения доступа к международной банковской системе. Премьер-министр также объявил о своих планах реформировать сельскохозяйственный сектор, регулировать сектор кустарного производство золота и связанную с этим контрабанду.
Одним из принципиальных условий улучшения инвестиционного климата является необходимость добиться положительной динамики в области безопасности на сложном региональном фоне. Это премьер Хамок хорошо понимает. По этой причине 21 августа он совершил поездку в Южный Судан, где было подписано соглашение о прекращении огня между Хартумом и вооруженными оппозиционными группами, которых поддерживает президент Южного Судана Сальва Киир и Уганда. В этой связи особо отметим, что бывший командующий формированиями «Джанджавид» и фактический лидер страны Хемидти буквально не выпускал из виду нового премьер-министра Абдаллу Хамдока во время этой его первой официальной поездки. Хемидти, который находится во враждебных отношениях с нынешним суданским премьер-министром, сопровождал его и очень пристально следил за ходом переговоров о более тесном политическом и экономическом сотрудничестве между этими двумя государствами, которые ранее находились в состоянии войны. Пограничные споры и разногласия по поводу нефти продолжаются с момента подписания в 2005 году мирного соглашения, которое положило конец нескольким десятилетиям войны и привело к независимости Южного Судана в 2011 году. В реальности же подлинной целью Хемидти в рамках этого визита было подорвать инициативу суданского премьер-министра и позиционировать себя как единственного человека во властной структуре Судана, который может решать вопросы войны и мира. Благодаря его Силам быстрой поддержки (СБР), состоящим, по нашим данным, примерно из 50 000 бывших членов «Джанджавид», он является самым сильным человеком в Судане в настоящее время. Имея к тому же колоссальные финансовые ресурсы от контрабанды золотом и контроля над трафиком нелегальной миграции (это обстоятельство является главным камнем преткновения в его отношениях с гражданским правительством, которое хочет монополизировать золотодобычу), он без труда может на сегодня подавить любое вооруженное восстание в стране: у него в десять раз больше солдат, чем у всех повстанческих группировок вместе взятых. Кроме того, с учетом арсенала его сил с точки зрения оснащения тяжелой военной техникой он успешно конкурирует в степени своего боевого потенциала с Вооруженными силами Судана. Хемидти также находится в хороших отношениях с президентом АРЕ Абдель Фаттахом ас-Сиси. Египтяне позаботились о материально-техническом обеспечении, транспорте, воздушном прикрытии и обеспечении разведданными его отрядов в рамках их участия сейчас в военных действиях в Ливии на стороне фельдмаршала Халифы Хафтара. На сегодня в Феццан из Йемена уже переброшено, по ряду данных, 4000 из 15 000 суданских джанджавидов, дислоцированных на западном побережье Красного моря, и они в настоящее время обеспечивают физическую защиту богатых нефтью районов юга Ливии, что дает возможность Хафтару передислоцировать дополнительные силы под Триполи. В этой связи логично, что Хемидти сопровождал премьера Хамдока во время его визита в Каир 18 сентября, где он встретился с президентом Абдель Фаттахом ас-Сиси, премьер-министром Мустафой Мадбули и министрами иностранных дел, финансов и электроэнергетики. А.Ф.ас-Сиси было предложено поставлять электроэнергию в Судан, а также продвигать переговоры с американцами по поводу исключения Хартума из «черного списка». Сиси в свою очередь предложил отложить обсуждение пограничного спора по треугольнику Халаеб-Шалатин-Абу-Рамад на более поздний срок и просил взамен поддержки Судана в переговорах с Эфиопией о технических параметрах строительства Великой эфиопской плотины Возрождения (GERD).

52.51MB | MySQL:104 | 0,345sec