На фоне неутихающих протестов начальник штаба ННА Ахмед Гаид Салах планирует провести реформу алжирских спецслужб

Тысячи алжирцев вышли в пятницу 11 октября в столице и многих других крупных городах на очередные массовые демонстрации и митинги протеста, чтобы потребовать смены политического режима и немедленного ухода представителей руководства страны. Об этом сообщает информационный портал Тэ-эс-а. В столице толпы активистов оппозиционных партий и движений, члены профсоюзов, молодежных и правозащитных организаций заняли площадь перед Главным почтамтом, улицу Хассиба, бульвар Амируша, площадь 1 Мая и другие общественные места. «За свободный, демократический и социальный Алжир! Долой власть убийц! Хотим правовое государство!» — скандировали тысячи алжирцев в разных частях страны. Усиленные наряды полиции наблюдали за происходящим. Алжирцы потребовали отставки видных представителей правящего режима, в первую очередь временного президента Абделькадера Бенсалеха и премьер-министра Нуреддина Бедуи, отстранения от власти партий «Фронт национального освобождения» и «Национальное демократическое объединение», решительной борьбы с коррупционерами и возвращения украденных денег в казну.     Многотысячные марши и митинги состоялись также в Аннабе, Беджайе, Константине, Маскаре, Мостаганеме, Оране, Тиарете, Тизи-Узу, Тлемсене, Шлефе, Эт-Тарфе. Одним из основных требований манифестантов по всей стране вновь, как в предыдущие недели, стал лозунг о недопустимости проведения президентских выборов 12 декабря текущего года. «Нет выборам с участием банды (так оппозиция называет представителей правящей верхушки — прим. ТАСС)! Мы полностью отвергаем электоральное притворство со стороны властей», — выкрикивали участники акций. В середине сентября временный президент Алжира Абделькадер Бенсалех объявил дату предстоящих выборов — 12 декабря 2019 года, и подписал два закона, определяющих статус и полномочия ННИО, а также вносящих поправки в избирательные правила. В перечень полномочий ННИО включены рассмотрение заявочных документов кандидатов на высший пост, составление картотеки избирателей, подготовка бюллетеней, в том числе в алжирских дипломатических учреждениях за рубежом. В обязанности ННИО входит организация и контроль над выборным процессом, надзор над всеми его этапами вплоть до оглашения предварительных результатов. Кроме того, он будет обладать собственным бюджетом, и осуществлять финансовый контроль над избирательной кампанией.  Власти убеждены, что только проведение в кратчайшие сроки президентских выборов позволит положить конец острому общественно-политическому кризису в Алжире, который длится с 22 февраля, когда начались многотысячные манифестации, не стихающие до сих пор.
Между тем большинство экспертов указывает на то, что в условиях фактически полного бойкота предстоящих выборов со стороны практически всех ведущих политических партий страны, у начальника штаба Национальной народной армии (ННА) Ахмед Гаад Салаха остается в общем-то один вариант действий: это введение чрезвычайного положения. Естественно, что армия постарается провести выборы и каким-то образом легитимизировать новую власть, но бойкот голосования со стороны оппозиции преодолеть не удасться, а значит — протесты продолжатся вне зависимости от их результатов. Тем более, что на этом голосовании отсутствуют представители самой оппозиции. В этой связи остается только один вариант, который военными уже один раз использовался в конце 1980-х голов — это фактически военный переворот и введение чрезвычайного положения с целью нивелирования протестного движения. Эта опция стояла на повестке дня практически сразу после свержения клана Бутефлики, но армия питала надежды на успокоение страстей за счет запуска антикоррупционной кампании и арестов знаковых фигур прежней системы. протесты же полагались следствием происков представителей старой бизнес-элиты и спецслужб. Но они все практически уже арестованы, а протесты продолжаются. Сейчас уже очевидно, что ставка на выдачу толпе некоторого количества «сакральных жертв» не сработала. В этой связи для Ахмеда Гаида Салаха все более становится очевидным тот факт, что для сохранения властной структуры армии введение чрезвычайного положения является безальтернативным вариантом. В противном случае ему надо уходить в отставку, что для него означает уголовное преследование в самой ближайшей перспективе.
Ровно по этой причине он начинает готовится к такому крайнему средству сохранения нынешней системы вертикали власти (а если проще — доминирующему фактору алжирской армии в политической жизни страны), прежде всего, путем консолидации своих позиций в системе национальных спецслужб. Для этого Ахмед Гаид Салах планирует в ближайшие месяцы изменить «архитектуру» спецслужб, чтобы положить конец нынешней запутанной переходной ситуации в этой системе и привести к руководству в этом блоке исключительно лояльных себе людей. Военная безопасность армии DCSA уже де-факто сейчас является координатором всех спецслужб страны, которые ранее подчинялись Департаменту разведки и безопасности (DRS), который был закрыт в 2015 году, а затем лично президенту Абдельазизу Бутефлике. Официально, однако, главы Службы внутренней безопасности (DSI) и Службы технической разведки (DRT), которая отвечает за прослушивание и перехват телефонных разговоров и электронных сообщений, все еще назначаются указом президента. В этой связи, Ахмед Гаид Салах хочет осуществить две главные реформы: официально сделать военную безопасность основной спецслужбой страны и включить в нее де-юре аппарат DSI. Собственно по факту это уже произошло еще летом с.г., когда руководство DCSA фактически перешло руководителю DSI Набли Бенхамзе. Теперь предполагается, что эти две спецслужбы сольются в одну. Кроме того, 18 июня была создана Центральная служба уголовной полиции в рамках DCSA, что позволит этой службе осуществлять контроль за судебными преследованиями за преступления, связанные с нарушениями государственной безопасности, или, если перевести все это на простой язык, преследовать в уголовном порядке протестующих. До этого времени такие преступления рассматривались в соответствии с Уголовным кодексом уголовной полицией, находящейся под контролем Главного управления внутренней безопасности Министерства внутренних дел. При этом сама DCSA выводится из под прямого управления со стороны президента страны. И этот момент очень четко свидетельствует о том, что Ахмед Гаид Салах совершенное не уверен в лояльности будущего лидера страны и стремится создать альтернативные рычаги управления силовым блоком.

52.69MB | MySQL:112 | 0,460sec