О введении США санкций против Турции из-за военной операции на севере Сирии

Президент США Дональд Трамп в понедельник подписал исполнительный указ о санкциях в отношении Турции в связи с проводимой ею военной операцией на северо-востоке Сирии. Как пояснил хозяин Белого дома в письме лидерам Конгресса, на этот шаг он пошел, «потому что недавние действия правительства Турции подрывают кампанию по борьбе с ИГ (террористическая группировка «Исламское государство», запрещена в РФ), ставят под угрозу гражданское население, а также угрожают подорвать мир, безопасность и стабильность в регионе, тем самым представляя необычайную и чрезвычайную угрозу национальной безопасности и внешней политике Соединенных Штатов». Рестрикции также могут быть введены в отношении лиц, которые «препятствуют прекращению огня в северной Сирии», а также мешают политическому урегулированию в этой стране. Санкции могут затронуть различные финансовые операции, в том числе государственные закупки, валютные сделки, инвестиции, импорт товаров, технологий и услуг, а также привести к запрету на въезд в США. Согласно документу, полномочия решать, в отношении кого именно будут вводить рестрикции, возлагаются на Министерство финансов и Госдепартамент США. На основании указа эти ведомства уже объявили о введении санкций в отношении Министерства национальной обороны и Министерства энергетики и природных ресурсов Турции, глав этих ведомств Хулуси Акара и Фатиха Донмеза, а также министра внутренних дел Сулеймана Сойлу. «Соединенные Штаты призывают правительство Турции к ответственности за эскалацию насилия со стороны турецких сил», — заявил в связи с этим министр финансов США Стивен Мнучин. Попадание в санкционный список означает заморозку активов в США и запрет для американских граждан или компаний вести бизнес с его фигурантами. В свою очередь госсекретарь США Майкл Помпео, комментируя меры в отношении Турции, отметил, что указ направлен на то, чтобы «заставить Турцию прекратить свое военное наступление на северо-востоке Сирии и пойти на прекращение огня». «Чтобы избежать последствий дальнейших санкций, введенных в соответствии с новым исполнительным указом, Турция должна немедленно прекратить свое одностороннее наступление на северо-востоке Сирии и вернуться к диалогу с Соединенными Штатами относительно безопасности на северо-востоке республики», — добавил глава внешнеполитического ведомства. Еще до подписания указа Трамп объявил, что, помимо введения санкций, Вашингтон принял решение вновь увеличить до 50% пошлины на сталь для Турции, а также отказаться от дальнейшего ведения переговоров о торговой сделке с Анкарой. «Я полностью готов в короткие сроки уничтожить экономику Турции, если ее лидеры продолжат идти по этому опасному и разрушительному пути», — подчеркнул хозяин Белого дома. 17 мая США снизили с 50% до 25% дополнительные пошлины на ввоз стали из Турции, в ответ турецкие власти приняли решение снизить вдвое ввозные пошлины на 22 вида импортируемых из США товаров. Ранее — в марте 2018 года США ввели пошлины на импорт стали (25%) и алюминия (10%), предоставив отсрочку ряду стран, среди которых была Турция. 10 августа того же года Трамп распорядился удвоить пошлины на сталь и алюминий из Турции, повысив их до 50% и 20% соответственно. Это вызвало критику со стороны Анкары, которая аналогичным образом удвоила пошлины на 22 вида американской продукции. Кроме этого, Трамп в понедельник вновь подтвердил, что Вашингтон выводит с северо-востока Сирии оставшихся военных США. Как пояснил американский лидер, «покидающие Сирию американские военнослужащие будут передислоцированы и останутся в регионе, чтобы следить за ситуацией и не допустить повторения того, что было в 2014 году, когда угрозе ИГ по всей Сирии и в Ираке не уделили должного внимания». Небольшое военное присутствие США намерены сохранить только на базе в Эт-Танфе на юге страны. По словам главы вашингтонской администрации, военные останутся там, чтобы «продолжать уничтожать остатки ИГ».

Несмотря на введение мер в отношении Турции, Вашингтон подчеркивает свое стремление «урегулировать ситуацию путем переговоров». «Именно поэтому президент распорядился направить как можно скорее в Анкару делегацию высокого ранга, чтобы выяснить, можем ли мы достичь соглашения», — заявил журналистам в ходе телефонного брифинга представитель американской администрации. В свою очередь вице-президент США Майкл Пенс сообщил в понедельник, что для переговоров в Турцию направится он. «Мы отправимся в регион как можно скорее, чтобы попытаться обеспечить прекращение огня и проведение консультаций об урегулировании», — пояснил Пенс, не указав точные даты поездки. В распространенном вечером графике вице-президента на вторник 15 октября, визит в Турцию не значится. Таким образом, констатируем, что Вашингтон выпустил предупредительный залп в сторону Анкары, стремясь вынудить ее оставаться в границах тех самых зон, которые были согласованы с американцами заранее. То, что такое согласование было, сомнений мало, другое дело — турки двигаются очень быстро с явным намерением явочным порядком установить зону безопасности в соответствии со своим видением проблемы. Интересно толкование происходящего со стороны администрации США. Ситуация на северо-востоке Сирии, где турецкая армия проводит операцию против курдских формирований, возникла в результате того, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган не прислушался к предупреждениям. Об этом заявила 15 октября во время телеконференции высокопоставленный представитель администрации США. «Эта проблема возникла не в результате бездействия президента Дональда Трампа, — отметила она. — Это — результат бездействия президента Турции Эрдогана, которому следовало прислушаться к неоднократным предупреждениями по поводу того, что такая операция — это плохая идея, ему не следовало поступать таким образом, и что США ни в коем случае не поддерживают такие действия, которые являются весьма торопливыми и нерасчетливыми». Представитель администрации подчеркнула, что «действуя ответственно, США не могли оставить своих военнослужащих в тех районах, где для них могла существовать угроза». Другой представитель администрации отметила, что речь идет о выводе американских военнослужащих, действовавших на территории 40 км в длину и 30 км в ширину. «Предположения о том, что эти несколько десятков военнослужащих могли каким-то образом остановить вторжение, просто противоречат здравому смыслу, — добавила она. — Было бы крайне опасно требовать от военнослужащих выполнения такой задачи. Поэтому вместо того, чтобы они оказались под угрозой окружения и оказались под прицелом противоборствующих сторон, мы сосредоточили внимание на вопросах обеспечения безопасности этих военнослужащих». Очень невнятная мотивировка: повторим, что Пентагону было достаточно очертить бесполетную зону просто на карте, чтобы сделать невозможным любое продвижение турок.  В этой связи повторим, что Трамп сейчас своим больше пропагандистским залпом решает две задачи: гасит внутреннее недовольство  в США «предательской позицией» по отношению к курдам, выбивая у демократов инициативу в рамках внесения законопроектов о санкциях; и готовить базу для серьезных переговоров с Анкарой, в том числе и путем решения конкретных задач в борьбе тарифов. И, в данном случае, помимо того, что турки ведут себя излишне самостоятельно (подразумевалось, что они будут по мере своего продвижения консультироваться с американцами),  в силу чего силы Асада и российские войска берут без боя новые плацдармы (а это чревато экспансией в регион восточнее Евфрата), есть еще и классическая тактика Трампа в рамках подготовки переговоров: для начала максимально ужесточить свою позицию. Отметим, что если в такой ситуации Вашингтон не пойдет на сближение с Анкарой, что в состоянии самым серьезным образом нивелировать в геополитическом плане все негативные моменты выхода американских войск из Сирии, а будет только ужесточать свою позицию, то это только лишний раз подтвердит тот тезис, что никакого серьезного долгосрочного планирования в Госдепартаменте США нет по факту. Сталкивание лбами Москвы, Тегерана и Анкары при своем непосредственном дистанцировании от этого в такой ситуации  являлось бы для Вашингтона очевидным алгоритмом действий. И если он этой ситуацией не воспользуется в этом контексте, то это будет принципиальной ошибкой.

Что по таким перспективам думают в американском аналитическом сообществе?  По их оценкам, Турция будет терпеть риски американских и европейских санкций, чтобы получить как можно больше преимуществ  от северо-восточной сирийской буферной зоны, но при этом она будет всячески избегать прямого военного столкновения с сирийскими, российскими или иранскими силами, которые сейчас входят в северо-восточные районы страны. Расширенная буферная зона Турции также будет подвергаться нападениям повстанцев со стороны возглавляемых курдами «Сил демократической Сирии» (СДС) или «Исламского государства».  Как полагают американцы,  в то время как Турция преуспеет в создании этой буферной зоны от Африна на западе до Ирака на востоке, она безусловно заплатит за это свою цену. Действия Турции увеличат напряженность не только между ней, Сирией и ее российскими и иранскими союзниками, но и между ней и Соединенными Штатами и Европой. Между тем, постоянная партизанская активность возглавляемых курдами СДС осложнит попытку Анкары создать действительно безопасную зону для сирийских беженцев и турецких интересов безопасности. Турция  сегодня близка к своей главной цели  создания широкой буферной зоны в Сирии. Главной целью такой операции является создание иракского аналога, где автономный курдский регион в некоторой степени демпфирует партизанскую активность боевиков РПК.  Анкара также хочет создать буферное пространство для дислокации там сирийских беженцев, которые стремятся переехать в Сирию, а в перспективе — и создать там условия для возвращения  3,6 млн беженцев, которые в настоящее время уже живут в Турции. Наконец, создавая зону влияния вдоль границы, Турция стремится сохранить определенную степень влияния в соседней Сирии, а значит, и в арабском мире — и создать некий противовес порой недружественному российскому и иранскому влиянию внутри Сирии. Создание этой буферной зоны, однако, сопряжено с издержками: от роста напряженности в отношениях с Сирией, Россией и Ираном до проблем с Соединенными Штатами и Европой и  продолжающегося курдского мятежа. И чем больше Турция расширяет этот буфер, тем больше  таких издержек она понесет. Эта зона увеличит напряженность между Турцией и Сирией и, как следствие, между Турцией и Россией и Турцией и Ираном. При этом все американские аналитики фактически признают, что турецкая операция  происходит потому, что Соединенные Штаты дали четкий сигнал о том, что они больше не защищают СДС, создавая тем самым вакуум  для экспансии Турции. Но СДС не сможет просто уйти в сторону. Курды уже дали понять, что они обратятся к Дамаску за защитой, чтобы компенсировать вывод войск США. Партнерство с Дамаском, скорее всего, разрушит главную политическую цель СДС в рамках создания  автономии, но у курдов сейчас просто нет выбора. Войдя в альянс с Дамаском, СДС создют новый фронт между Сирией и Турцией, что обязательно вовлечет в это процесс Иран и Россию.   Большая буферная зона на северо-востоке потребует от турецких военных и лояльных им сил из числа сирийских повстанцев не только захватить обширные территории , но и затем контролировать их. А это  создает пространство для ошибок и трений между Сирией и ее союзниками с одной стороны и Турцией с другой. При этом, несмотря на то, что крупные мировые державы стремятся к деэскалации конфликта, СДС будут опираться на антитурецкое повстанческое движение, уже присутствующее в Африне, и распространять его на любые новые буферные зоны, созданные на северо-востоке Сирии. Опять же, чем больше зона, тем больше целей атак будет для повстанцев. Этот мятеж также будет отражать географическую реальность региона: с такой обширной территорией для патрулирования Турция не сможет полностью контролировать границу и, таким образом, не сможет в достаточной степени минимизировать каналы коммуникаций между СДС и РПК. Контрабанда оружия и поставок туда и обратно будет продолжаться в определенных масштабах (это оговорка по Фрейду, что может свидетельствовать о том, что материально-техническая поддержка курдов со стороны США сохранится). В дополнение к повышенным рискам со стороны СДС, подпольные элементы ИГ также потенциально могут угрожать турецким силам и их сирийских союзникам. Эта ситуация, по мнению американских экспертов, приведет к долгосрочному истощению турецких военных ресурсов и ресурсов в области безопасности, но не позволит в полной мере решить ее проблемы в области безопасности. От себя добавим, что такие выводы являются очень линейными, и они смогут реализоваться на практике только при совпадении ряда факторов.

  1. Вашингтон не сможет воспользоваться этой ситуацией для того, чтобы обострить взаимоотношения между союзниками, если пойдет по пути дальнейшей эскалации отношений с Анкарой путем накладывания на нее бесконечных санкций. При этом такая необдуманная позиция Вашингтона — единственный сценарий, который может сохранить на плаву Астанинский формат и в какой-то мере и Конституционный комитет. Хотя на сегодня перспективы его работы выглядят очень неопределенными.
  2. Курды будут вести свою активную партизанскую войну против турецкого присутствия только в случае, если им даст на это «зеленый свет» Дамаск. А это будет демонстрировать, насколько в этом плане Дамаск вменяем с точки зрения влияния на него со стороны Москвы. Это обстоятельство дает Москве возможность дистанционно использовать этот инструмент в зависимости от динамики отношений с Анкарой по разным темам, в том числе и по теме Идлиба.
  3. Боевая активность курдов также будет напрямую зависеть от того, будут ли американцы и далее снабжать их оружием через Иракский Курдистан. Как мы поняли, такая опция остается на повестке дня, у самой РПК таких возможностей просто нет.
  4. Партизанская активность курдов в буферной зоне самым серьезным образом будет минимизирована тем фактом, что в ней будут присутствовать в основном арабы-сунниты и отсутствием там тыловых баз самих курдов. И в этой связи не случайно, что турки сознательно отдают контроль над традиционными курдскими районами сирийским правительственным силам. Говорить о том, что сторонники ИГ начнут партизанскую войну против турецких войск наивно: Анкара давно и плотно их опекает. Скорее наоборот, ИГ начнет войну против курдов.
  5. Турция также не сможет использовать расширенную буферную зону для решения всех своих проблем, связанных с беженцами. Многие беженцы находятся в Турции или на западе Сирии и будут сопротивляться своему переселению на северо — восток; они не захотят переезжать в незнакомую часть страны. Северо-восток также не имеет инфраструктуры, готового жилья и возможностей для трудоустройства. Даже в Сирии до гражданской войны сирийско-турецкий пограничный регион был относительно слабо развит, а его города невелики. Это не означает, что Турция не заставит часть беженцев отправиться в безопасные зоны. С ростом антиарабских настроений в стесненной в средствах Турции ее правительство должно показать, что оно не ставит иностранных беженцев выше своих собственных граждан. Но чем жестче Турция ведет себя по отношению к сирийским беженцам, тем больше Анкара рискует вызвать возмущение со стороны Европы и США, что может привести к уже более серьезному кризису их отношений. Кроме того, чтобы разрушить связи между Турецким Курдистаном и Сирийским Курдистаном, Турция может пойти на насильственное изменение демографического состава населения, что однозначно вызовет международное возмущение со стороны США и ЕС и создаст новый стимул для введения против нее санкций.

Наконец, чем больше Турция расширяет свои буферные зоны, тем больше она будет рисковать своими связями с Соединенными Штатами, особенно с Конгрессом США, члены которого уже возмущены военными действиями Турции против курдов.  Большая или более длительная турецкая военная операция увеличит желание Конгресса наказать Турцию. По мере того как Турция расселяет беженцев и проводит военные операции, могут возникнуть дополнительные гуманитарные проблемы. Конгресс в этой связи принять новое законодательство в ответ на такие инциденты, что привело бы к усилению напряженности между Соединенными Штатами и Турцией. Повторим, что для Москвы такой вариант «выстрела себе в ногу» был бы оптимальным. При этом американские эксперты полагают, что интересы стимулирования националистической повестки дня внутри Турции предполагают высокую степень терпимости Анкары  к западным и американским рестрикциям. Турция не захочет обострять ситуацию до военной конфронтации с Сирией, Россией или Ираном, что позволит ей  выдержать любые угрозы или введение санкций со стороны США и Европы в рамках достижения своей главной цели — создание устойчивой буферной зоны по сирийско-турецкой границе.

40MB | MySQL:91 | 0,914sec